Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _


Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику
Решись стать разумным, начни!



Профилактика, социальная сеть нарком.ру





Почему россияне мало живут

 
> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Почему россияне мало живут

Долго и счастливо в России традиционно живут только герои сказок, но в последние десять лет и у обычных граждан продолжительность жизни росла. Подчас по причинам почти сказочным: например, выяснилось, что переключение с водки на пиво ежегодно спасает сотни тысяч мужчин. Однако рост тревожности в кризис способен перечеркнуть позитивный тренд.

Н. Петрова

Синусоида русской жизни

Кривая смертности — одна из по-настоящему уникальных российских характеристик. В наши дни 20-летний россиянин с вероятностью примерно 67% доживет до 60. В 2003 году вероятность составляла 53%, а в 1994-м — и того меньше. Но к кризису 1998-го она превысила 60%, а в 1964 году достигла 74%. Подобных "пируэтов", по выражению независимого консультанта-демографа, в прошлом сотрудника департамента экономических и социальных вопросов секретариата ООН Сергея Иванова, показатели смертности не совершали ни в одной стране мира. Разве что на Украине траектория была похожа, но амплитуда была не такой сильной. В Польше смертность мужчин, выросшая было в 1970-1980-х, сокращается уже лет двадцать, и сейчас шансы у молодых людей дожить до 60 лет больше 80%. В США они выше 83% уже четверть века.

В России же смертность начиная с 1965 года приняла, по словам Иванова, "волнообразный характер": за полвека наблюдалось три цикла ее роста и падения (см. график 1). Рост с 1965 по 1985 год, затем резкое сокращение в 1986-1989-х, во время антиалкогольной кампании, новый рост в период реформ, новое падение после адаптации общества — в 1994-1998-х, и опять рост — до 2003 года. Устойчивое сокращение продолжается с 2004 года. Более того, по данным, которые в конце февраля со ссылкой на предварительные оценки Росстата обнародовала министр здравоохранения Вероника Скворцова, в 2014 году продолжительность жизни в России впервые в истории достигла 71 года: 76,5 у женщин и 65,4 у мужчин (официальные оценки Росстата должны быть опубликованы в июне).

"Нынешний период снижения смертности длится дольше, чем предшествовавшие. Это вселяет долю оптимизма. Но при оценке этой тенденции следует иметь в виду, что смертность в России находится на запредельно высоком уровне. Можно говорить, что она снижается целых десять лет и темпы ее снижения вдвое, а то и втрое выше, чем исторические темпы снижения смертности в развитых странах. Но уровень, с которого началось это снижение у нас, был настолько высоким, что говорить о каком-то приближении нас к ним даже в перспективе еще рано,— подчеркивает Иванов.— И, что важно с точки зрения человеческого развития, в общем-то бессмысленно обсуждать экономический рост или уровень образования, если многие умирают в возрасте, который считается возрастом расцвета человека".

Пиво и революция

Одна из главных причин высокой смертности граждан банальна: по оценкам, которые приводит Иванов в статье "Сбережение народа", вошедшей в доклад Аналитического центра при правительстве РФ о человеческом развитии в России за 2014 год, в последние десятилетия до 30% мужских смертей и 15% женских составляли "алкогольные потери". Это не только смерти от алкогольных отравлений — статистика фиксирует их не так много,— но и связанные с алкоголем состояния: у мужчин в первую очередь смертность от внешних причин (суициды, убийства, ДТП...), у женщин — от ишемической болезни сердца. При этом примерно 42% роста продолжительности жизни мужчин в 2003-2012 годах и 34% женщин связано со снижением смертности, ассоциированной с алкоголем.

Ростом и падением потребления алкоголя в той или иной степени объясняются почти все колебания российской смертности за полвека, включая рост в советское время, с 1965 по 1985 год. К середине 1960-х население стало пить втрое больше, чем сразу после войны, когда на человека приходилось 1,9 литра алкоголя в пересчете на чистый этанол (самогон не в счет), а к 1979 году учтенное потребление увеличилось до 10,6 литра (см. "Демоскоп" N263-264, 2006). Новый всплеск смертности в начале 1990-х тоже был связан не просто с тяжелым "периодом реформ", а с ростом потребления алкоголя (см. график 2). А антиалкогольная кампания Михаила Горбачева, которая с самого начала стала предметом насмешек, спасла 1,2 млн жизней.

Однако у тренда, появившегося в 2004 году, есть некоторые особенности. В пересчете на чистый этанол объем выпитого действительно снижается — с 16,1 литра в 2003-2005 годах до 15,1 литра в 2008-2010-х (последние доступные оценки ВОЗ, учитывающие нерегистрируемое потребление), но, возможно, важнее, что в 2000-х изменился сам тип потребления алкоголя.

"Молодежь выбирает пиво. В старших поколениях россиян тип потребления остается прежним, а новые уходят от водочной культуры и "ударных доз". Это долговременные, поколенные изменения,— подчеркивает научный руководитель Центра демографических исследований РЭШ Владимир Школьников.— Я не встречал доказательств, что пиво как-то влияет на смертность. Может быть, и влияет, но это несопоставимые вещи".

Школьников указывает еще на один фактор: "Наряду со снижением смертности от внешних и алкогольно-зависимых причин с 2004 года происходило снижение смертности людей пожилого возраста от сердечно-сосудистых заболеваний. Особенно женщин, и особенно от инсульта. Это совершенно новая черта, которая связывает снижение смертности последнего времени с тем, что называют сердечно-сосудистой революцией".

"Сердечно-сосудистые заболевания считались естественным атрибутом старости, результатом дегенерации организма, с которой невозможно бороться,— объясняет Школьников.— На этом даже основывалась теория, что продолжительность жизни во всех странах со временем станет примерно одинаковой и что некоторые уже достигли потолка. Но в 1980-х годах оказалось, что смертность в старших возрастах можно снизить, и очень сильно. И в 60 лет, и в 80, и даже в 90. Однако бывшие социалистические страны еще долго оставались в стороне от этого процесса. В Восточной Европе смертность от сердечно-сосудистых заболеваний стагнировала на высоком уровне, в России и других странах бывшего СССР повышалась".

"То, что произошло после 2003-2004 года, то есть не только "алкогольные колебания", которые характерны для России, но и начало снижения сердечно-сосудистой смертности в старших возрастах, очень сильно зависит от состояния здравоохранения, медицины, доступности довольно дорогостоящих методов диагностики и лечения, профилактики. Зависит от того, что появились эффективные медикаментозные средства борьбы с атеросклерозом, повышенным артериальным давлением и тому подобные вещи. Что появились малоинвазивные операции,— перечисляет Школьников.— Это очень важная новая вещь, и из-за того, что она так тесно связана со здравоохранением и медициной, вызывает особую тревогу то, что сейчас идет довольно ощутимое снижение финансирования здравоохранения".

Народ в депрессии

Однако снижение финансирования здравоохранения (проект поправок к федеральному бюджету, опубликованный Минфином в начале марта, предполагал сокращение на 8%) не единственная угроза продолжительности жизни. Угрозу составляет экономический кризис, усиливающий уже привычное для России избыточное неравенство. Зарубежные и российские исследования подтверждают, что неравенство влияет на рост заболеваемости, уровень преступности, рождаемость и смертность, рассказывает старший научный сотрудник лаборатории сравнительных исследований массового сознания ВШЭ Алла Салмина.

После предыдущего кризиса, напоминает она, неравенство в России сократилось, но "в рамках статистической погрешности (коэффициент Джини снизился с 2008