Ќовости
 ќ сервере
 —труктура
 јдреса и ссылки
  нига посетителей
 ‘орум
 „ат

ѕоиск по сайту
Ќа главную  арта сайта Ќаписать письмо
 
  абинет нарколога
 ’ими€ и жизнь
 –одительский уголок
 «акон сур-р-ов!
 —верхценные идеи
 —амопомощь
 ’ал€ва, please!





–Ш—Б–Ї—Г—Б—Б—В–≤–µ–љ–љ–∞—П –Є–љ—Б–µ–Љ–Є–љ–∞—Ж–Є—П

–Э–Њ–љ—Б—Л –Ї–љ–Є–≥ –њ–Њ –Є—Б–Ї—Г—Б—Б—В–≤–µ–љ–љ–Њ–Љ—Г –Є–љ—В–µ–ї–ї–µ–Ї—В—Г

dr-nshanyan.ru

Ќазад   содержанию ¬перед

”головна€ политика Ц важна€ составна€ часть системы профилактики наркотизма. ѕоэтому мы сочли возможным разместить на сайте эту информационную записку, представленную ѕрезиденту в конце 1997 г.  ак оказалось, к мнению больших юристов не слишком прислушиваютс€ при прин€тии «аконов (см. текст «акона Уќ наркотических средствах и психотропных веществахФ). ќднако прин€тие идиотских законов проблему только усугубл€ет.
ѕосему не оставл€ем стараний.

Ќекоторые вопросы реализации уголовной политики в современных услови€х

1.  ризис правопор€дка

1.1.  ак показывают результаты социологических исследований, одной из самых тревожных проблем в жизни российского общества стал зат€нувшийс€ и все углубл€ющийс€ кризис правопор€дка. Ќаселение испытывает чувство беззащитности перед преступностью. Ёто чувство основано на убеждении: правоохранительные органы либо бессильны перед преступниками, либо действуют с ними заодно. ѕо данным Ќ»» ћ¬ƒ –‘, около 60% потерпевших от т€жких преступлений не обращаютс€ в правоохранительные органы.

ѕрактически прекратилс€ начавшийс€ в 1991 году процесс становлени€ независимой судебной власти. —удебна€ система, финансируема€ лишь на одну треть от минимально необходимого дл€ отправлени€ правосуди€, находитс€ на грани полного развала. —роки рассмотрени€ уголовных и гражданских дел продолжают увеличиватьс€. ¬ своем нынешнем виде суды не способны обеспечить нормальное функционирование рыночной экономики и демократических институтов правового государства.

 райне низка степень довери€ населени€ к милиции, прокуратуре, судам. ¬ некоторых регионах (например, в —анкт-ѕетербурге) они располагают полным доверием лишь у 3Ч4% опрошенных. Ќевозможность защитить свои права, свою жизнь, свою собственность правовым путем толкает людей на самозащиту, повышает авторитет преступных кланов, к которым все чаще обращаютс€ различные слои населени€.

1.2. Ќекоторое улучшение показателей криминальной статистики (падение уровн€ преступности, повышение раскрываемости) в 1995Ч96 гг., по оценке криминологов, достигнуто в последние годы за счет укрывательства преступлений (в т.ч. таких т€жких, как умышленные убийства) от регистрации, а также концентрации усилий органов ћ¬ƒ –‘ на борьбе с легкораскрываемой социально-бытовой преступностью. ѕри этом практически утрачен контроль за наиболее опасными видами криминальных про€влений: организованной и профессиональной преступностью, коррупцией, терроризмом и т.п.

1.3.  ризис правопор€дка в –оссии часто св€зывают с объективными трудност€ми переходного периода (продолжающеес€ падение ¬¬ѕ, рост уровн€ преступности, политическа€ нестабильность и т.п.). ќднако по большей части этот кризис вызван отсутствием продуманной и реалистичной уголовной политики. Ѕолее того, есть основани€ полагать, что проводима€ ныне уголовна€ политика и €вл€етс€ одной из причин углублени€ экономического кризиса.

2. ”головна€ политика –оссии в контексте международного опыта

2.1. ¬ последние три-четыре дес€тилети€ накоплен огромный международный опыт, позвол€ющий судить об эффективности различных государственных стратегии в услови€х криминального взрыва. — 50-х годов дл€ большинства экономически развитых стран преступность приобрела характер глобальной проблемы: огромными темпами увеличивалс€ уровень преступности (даже в относительно благополучных странах —еверной ≈вропы количество преступлений выросло за 30 лет более чем в 4 раза), изменилс€ ее качественный характер (резкое расширение коррупции, организованной преступности, наркопреступности, терроризма, вандализма и т.п.). «аслуживает внимани€ и опыт бывших коммунистических стран, которые формируют свою уголовную политику в сходных с нашей страной услови€х (рост преступности и сокращение ресурсов).

–ассмотрение уголовной политики в контексте международного опыта позвол€ет лучше пон€ть истоки нынешнего критического положени€.

2.2. ”жесточение уголовной политики кажетс€ естественной реакцией на рост преступности. ќднако, как показывает опыт европейских стран, преобладающей тенденцией в период криминального взрыва €вл€етс€ не ужесточение, а см€гчение уголовной политики. ¬ ‘–√, например, относительна€ дол€ приговоров к лишению свободы измен€лась в направлении пр€мо противоположном росту преступности: 37% Ч в 1950 году; 19% Ч в 1960;

5% Ч в 1991; причем, более 60% осужденных к лишению свободы (в 1991 г. Ч 63%) приговариваютс€ к срокам менее одного года.

ќдна из причин, которые обуславливают такую, на первый взгл€д, парадоксальную реакцию на криминальный взрыв Ч ограниченность материальных и профессиональных ресурсов, которые общество может использовать дл€ противодействи€ преступности. Ёти ресурсы невозможно увеличивать темпами, пропорциональными росту криминальных про€влений.  роме того, экстенсивный путь развити€ дорогосто€щей и громоздкой системы уголовной юстиции, при попытке его реализации, привел бы к еще более разрушительным последстви€м дл€ общества, чем сама преступность. ≈сли бы в последние три-четыре дес€тилети€ уголовна€ политика оставалась неизменной, половина работоспособного населени€ европейских стран состо€ла бы из тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто зан€т регистрацией, расследованием, рассмотрением уголовных дел, охраной пенитенциарных учреждений и т.п.

 онцентраци€ материальных средств и людских ресурсов дл€ предотвращени€ эскалации УнетрадиционнойФ (организованной, св€занной с наркотиками и т.д.) преступности потребовала большей терпимости по отношению к преступности УтрадиционнойФ (социально-бытовой, ситуативной, случайной и т.п.). ѕоскольку последн€€ составл€ет преобладающий массив криминальных про€влений, см€гчение дл€ УтрадиционныхФ преступников прежних суровых санкций позволило предотвратить резкий рост тюремного населени€ (в период значительного увеличени€ общего количества лиц, привлекаемых к уголовной ответственности) и, соответственно, избежать расхода огромных средств на создание новых тюремных мест.

¬ большинстве экономически развитых стран мира рост относительного количество заключенных в период криминальных всплесков был незначительным, а а некоторых случа€х численность тюремного населени€ оставалась стабильной или даже уменьшилась (например, ѕольша, ¬енгри€, ћолдова и др.). Ќаиболее дешевыми способами стабилизации (или сокращени€) тюремного населени€ €вл€етс€ декриминализаци€ части УтрадиционныхФ видов преступлении, расширение видов наказаний, альтернативных лишению свободы, использование института досрочного освобождени€ и т.п.

ƒругие стратегии (депенализаци€, сокращение относительного количества приговоров к тюремному наказанию, сокращение сроков лишени€ свободы) требуют вложени€ дополнительных средств на развитие и функционирование структур, обеспечивающих надзор за правонарушител€ми, исполнение наказаний, не св€занных с лишением свободы и т.д. Ќо и эти расходы (в расчете на одного обвин€емого или осужденного) в 10-20 раз ниже расходов на создание новых тюремных мест и содержание заключенных в местах лишени€ свободы.

2.3. ”головна€ политика –оссии в 1991Ч1996 гг. по существу продолжает использовать стратегии советского периода, св€занные с неразборчивостью, избыточностью и жестокостью репрессий. ќтносительна€ дол€ обвин€емых, арестованных прокурорами, составл€ла в этот период 36Ч42% от всех привлеченных к уголовной ответственности, приговоренных судами к лишению свободы Ч 35Ч40%.

ќсобое беспокойство вызывают масштабы необоснованных арестов, санкцию на которые дает в подавл€ющем числе случаев прокуратура. “ак, в 1993 году прокурорами было арестовано 392 тыс€чи человек.   лишению свободы судами приговорено Ч 293 тыс€чи (т.е. на 34% меньше). —ледует также учесть, что 12Ч15% осужденных к лишению свободы беретс€ под стражу уже в зале суда. ƒаже если сравнить число арестованных прокурорами в предыдущем году с количеством осужденных к лишению свободы в текущем году, арестованных будет все равно на 10Ч20% больше (см. рис. 2, с. 48). “ак, в 1994 году было приговорено к лишению свободы 333 тыс€чи человек, то есть на 18% меньше. Ќеобоснованные аресты €вились основной причиной переполненности следственных изол€торов, сами услови€ содержани€ в которых признаны пыточными.

ќчевидна и адресность уголовных репрессии, они прежде всего направлены на те группы населени€, которые €вл€ютс€ жертвами социальной политики государства.  оличество арестованных, осужденных, заключенных растет отнюдь не за счет УнетрадиционнойФ, опасной и рецидивной преступности.

“ак, суд€ по публикаци€м в средствах массовой информации, сообщени€м правоохранительных органов, практически ежедневно совершаютс€ заказные убийства, различного рода разборки в сфере криминального и легального бизнеса. ќднако основной массив оконченных судебных или следственных дел по убийствам относитс€, за редким исключением, к УтрадиционнымФ преступлени€м, совершаемым в услови€х очевидности и не представл€ющим особой сложности дл€ расследовани€. ¬ 70Ч80% случаев таких дел преступников задерживают в течение суток, велика дол€ тех, кто сам сообщил о совершенном убийстве.

—удимость за менее т€жкие преступлени€ выросла, например, в 1994 году (несмотр€ на амнистию), более чем на треть, за малозначительные преступлени€ (предусматривающие санкцию до 1 года лишени€ свободы) Ч почти на 20%. Ќаблюдалс€ устойчивый рост численности осужденных впервые, совершивших преступление в одиночку и т.п.

¬ результате проведени€ такой уголовной политики количество заключенных в –оссии выросло за последние 5 лет более, чем в полтора раза, при общем увеличении уровн€ регистрируемой преступности на 20Ч22%.

–асходы на уголовно-исполнительную систему только из федерального бюджета превысили в 1996 году 8,5 триллионов рублей или около 2% всей расходной части бюджета и 0,4% ¬¬ѕ. ќбщие же ресурсы, которые уход€т на содержание заключенных, пенитенциарных и других сопутствующих служб, по нашей оценке, приближаютс€ к 2% ¬¬ѕ.

» дл€ стран с гораздо более благополучной экономикой подобные расходы были бы неподъемными. ћежду тем, и выдел€емых средств все равно не хватает дл€ обеспечени€ минимально необходимых условий дл€ выживани€ полуторамиллионной армии заключенных и сотрудников пенитенциарных служб, не говор€ уже о соблюдении каких-либо стандартов.

Ќекоторые (весьма скромные) возможности дл€ сокращени€ тюремного населени€, казалось бы, предоставл€ет новый ”  –‘, предусматривающий введение наказаний, не св€занных с лишением свободы, и краткосрочные аресты. ќднако ћ¬ƒ и ѕрокуратура активно выступают против реального введени€ этих видов наказани€, ссыла€сь на то, что создание соответствующих служб и капитальные затраты на создание тюремных мест требуют вложени€ дополнительных средств. ћежду тем очевидно, что расходы федерального бюджета на создание новых мест в колони€х и —»«ќ (а они необходимы при сохранении нынешней численности заключенных) будут гораздо большими.  роме того, использование новых видов уголовного наказани€ уже в ближайшие два года позволило бы сократить количество заключенных на 300-400 тыс€ч человек и тем самым значительно снизить расходы на содержание общего тюремного населени€.

¬ европейских странах используютс€ преимущественно короткие сроки наказани€ к лишению свободы. ¬ ‘–√ 41-му проценту таких осужденных назначаетс€ срок до 6 мес€цев лишени€ свободы, 22% приговариваютс€ к лишению свободы от 7 мес€цев до года. ¬ нашей стране в 1926 году (период рекордного уровн€ преступности) 49% заключенных имели срок наказани€ менее одного года. ѕо данным выборочной переписи осужденных 1994 года сейчас таких заключенных всего 2,3%. ¬ царской –оссии средний срок наказани€ к лишению свободы колебалс€ в пределах 2-3 мес€цев. ¬ основном этот вид наказани€ использовалс€ дл€ Уострастки и вразумлени€Ф. ѕо данным многочисленных исследований, длительные сроки наказани€ к лишению свободы привод€т к крайне негативным, разрушительным последстви€м дл€ личности и общества.  ак заметил один английский криминолог, Уэто самый дорогой способ превращени€ людей не очень хороших в исчади€ адаФ. ¬ то же врем€ короткие сроки наказани€ не имеют таких последствий в виде рецидивной преступности, разадаптации осужденного и разрушени€ социальной ткани, в которую он включен.

2.4. ¬ периоды криминальных всплесков практически невозможно обойтись без увеличени€ средств, выдел€емых на органы уголовной юстиции.  ак показывает международный опыт, более эффективной, с точки зрени€ отдачи вложенных средств, €вл€етс€ стратеги€ интенсивного разви€ти€ органов уголовной юстиции, предполагающа€, прежде всего, укрепление правоохранительных и судебных органов, повышение профессионализма их сотрудников, улучшение технической оснащенности этих и вспомогательных (например, экспертных) служб, увеличение относительной доли помощников технических сотрудников в органах уголовной юстиции, а также проведение организационно-технических меропри€тий, направленных на увеличение пропускной способности органов правопор€дка и уголовной юстиции без потери качества результатов их работы. ƒл€ увеличени€ пропускной способности системы уголовной юстиции используют и некоторые другие стратегии, не требующие значительных затрат, например, введение упрощенного производства в отношении малоопасных и очевидных правонарушений.

≈ще одна стратеги€, позвол€юща€ сэкономить значительные ресурсы Ч это сокращение сферы де€тельности уголовной юстиции. ќтчасти это достигаетс€ корректировкой следственной и судебной практики, расширением возможностей дл€ прекращени€ уголовных дел на всех стади€х отправлени€ правосуди€ (например, за счет более широкого использовани€ института реституции).

Ќапример, в Ўвеции с начала 70-х годов к уголовной ответственности привлекалось менее 50% правонарушителей, совершивших мелкие (50 шведских крон или около 7 американских долларов) кражи в магазинах. ¬ остальных случа€х дело ограничивалось сообщением в полицию и регистрацией правонарушени€. ¬ японии до стадии вынесени€ судебного приговора доходит весьма ограниченное количество возбужденных уголовных дел, при этом больша€ часть правонарушителей передаетс€ под контроль или опеку общественным или полугосударственным структурам.

Ѕолее кардинальным, но требующим дополнительных расходов, направлением €вл€ютс€ стратегии, предусматривающие создание новых (и расширение существующих) институтов и служб, отт€гивающих на себ€ значительный поток очевидных и не представл€ющих большой сложности дл€ расследовани€ уголовных дел. ¬ес большее распространение получают т.н. Упримирительна€ юстици€Ф, Укомпенсационна€ юстици€Ф, Уюстици€ причастныхФ, третейские суды.

¬се эти стратегии также способствуют уменьшению расходов на УтрадиционнуюФ преступность и позвол€ют сконцентрировать ограниченные материальные и профессиональные ресурсы государства на более опасной Ч УнетрадиционнойФ преступности.

2.5. ¬ –оссии в услови€х посто€нно сокращающихс€ ресурсов (падение ¬¬ѕ в 1991Ч96 гг. составило 40%) расходы на Уборьбу с преступностьюФ росли, насколько нам позвол€ет судить доступна€ информаци€, в абсолютном (в сравнимых ценах) и в относительном выражении еще большими темпами, чем преступность. ¬се это происходило на фоне глубокого и зат€жного падени€ расходов на социально-культурные программы, которые оказывают существенное вли€ние на причины, порождающие преступность.

ћожно определенно утверждать, что в области уголовной политики –оссией был выбран путь экстенсивного развити€ структур, св€занных с начальной и конечной стадией уголовного преследовани€ (милици€, дознание, следствие, исполнение наказани€ в виде лишени€ свободы). ‘инансирование судов, как мы уже упоминали, достигло той критической отметки, за которой начинаетс€ распад судебной системы. ќ последстви€х такого выбора можно судить на примере изменений, происходивших в следственных органах ћ¬ƒ.

— 1992 по 1996 год, при общем увеличении следовательского корпуса почти на 16 тыс€ч человек (58%), количество следователей с высшим юридическим образованием сократилось на 2,8 тыс€ч (до 45% от общего числа), со стажем работы более 3-х летЧ на 1,6 тыс€ч (до 34% от общего числа). 20% следователей имели в 1996 году стаж работы менее 1 года. —низилась оснащенность следователей криминальной техникой, оргоборудованием и автотранспортом. “еперь на один Уследственный чемоданФ (набор всех необходимых на месте происшестви€ приспособлений) приходитс€ 15 следователей. ѕри этом на голодный паек были посажены экспертные и все другие, обеспечивающие качество и врем€ уголовного расследовани€, службы.

Ќекачественна€ работа следственных органов предопредел€ет сбои на стадии судебного рассмотрени€ дела, фантастически огромные сроки расследовани€ дел привод€т к переполнению следственных изол€торов.

Ѕезусловно, подобна€ УреформаФ не могла не привести к потере профессионализма следственных органов и другим разрушительным дл€ правопор€дка последстви€м.

јналогична€ картина наблюдаетс€ и в других органах ћ¬ƒ. ѕопытка пропорционального (росту преступности) увеличени€ штатов этих служб, помимо расходовани€ огромных средств, привела к резкому снижению качества их работы, а, значит, к разрушению правопор€дка, росту коррупции и, св€занной с ней, организованной преступности.  риминальность сотрудников органов уголовной юстиции достигла небывалых размеров, правоохранительные органы (вместе с разросшимс€ тюремным населением) станов€тс€ одним из основных источников воспроизводства и расширени€ организованной и профессиональной преступности.

2.6.  ак показывает международный опыт, концентраци€ материальных средств и людских ресурсов на противодействие профессиональной, организованной и другим опасным видам преступности св€зана с определенными издержками. ѕродолжаетс€ рост общей преступности, уровень регистрируемых правонарушений в большинстве стран ≈вропы и в —Ўј в 2Ч8 раз выше, чем в –оссии. —нижаютс€ основные показатели, по которым у нас традиционно суд€т о качестве работы органов уголовной юстиции. Ќапример, раскрываемость преступлений в большинстве западных стран не превышает в последние четверть века 50% (в —Ўј раскрываемость серьезных преступленийЧ чуть больше 20%), растет и латентна€ преступность. ќднако население переживает эти издержки куда спокойнее, чем в –оссии, степень довери€ граждан к правоохранительным органам и судам продолжает сохран€тьс€ на очень высоком уровне. ¬ значительной степени это св€зано с реализацией стратегии восстановлени€ правопор€дка. Ќачина€ с 1970-х годов, уголовна€ политика развитых стран переключила свое внимание с преступника, как главного объекта воздействи€, на жертву преступлени€.

«начительные средства трат€тс€ на реализацию всего спектра прав, предусмотренных в этом случае международным законодательством: право на доступ к механизмам правосуди€ и справедливое обращение; право на реституцию, на компенсацию со стороны государства (в случае, когда ее в полном объеме невозможно получить от правонарушител€), право на социальную помощь. Ќеобходима€ материальна€, медицинска€, психологическа€ и социальна€ помощь оказываетс€ жертве преступлени€ по правительственным, добровольным, общинным и местным каналам даже в том случае, когда пострадавший по каким-либо причинам не желает обращатьс€ в полицию или суд.

ѕроцесс ограничени€ сферы де€тельности уголовной юстиции во многих странах сопровождаетс€ созданием служб, которые используют дл€ решени€ проблемы преступности нерепрессивные, некарательные технологии. √лавна€ цель этих служб: помочь жертве преступлени€ и правонарушителю. –еализаци€ этого направлени€ уголовной политики, помимо всего прочего, возвращает жертве преступлени€ и правонарушителю активную роль в решении конфликта между ними, тогда как уголовное правосудие отдает решение всех проблем потерпевшего и обвин€емого на откуп функционерам бюрократических систем.

2.7. ѕроведенный нами контент-анализ законодательных актов, криминальной и судебной статистики, других источников, в которых в той или иной мере самоотражаетс€ де€тельность правоохранительных органов, позвол€ет утверждать, что уголовна€ политика –оссии полностью вытеснила из сферы своего внимани€ и интересов жертву преступлени€, сконцентрировав все усили€ и устремлени€ на правонарушителе.

¬ исследованных текстах термин Ужертва преступлени€Ф практически не встречаетс€. ѕотерпевший (это пон€тие охватывает лишь часть пон€ти€ Ужертва преступлени€Ф) €вл€етс€ фигурой еще более ничтожной и жалкой, чем обвин€емый. “е нормы нашего законодательства, которые касаютс€ прав потерпевших, составл€ют крохотный сегмент от полного круга международных норм, относ€щихс€ к жертвам преступлений и злоупотреблений властью, а также вступают в противоречие с соответствующими конституционными нормами. ¬ новом ”головном  одексе права потерпевшего урезаны в еще большей степени, чем в старом. Ќапример, исключен такой вид наказани€, как возложение на обвин€емого об€занности загладить причиненный потерпевшему вред (п. 8 ч.1 ст. 21 старого ”  –—‘—–).

¬ сборниках криминальной и судебной статистики даетс€ довольно подробна€ информаци€ о подозреваемых, обвин€емых, осужденных: их количество, социальный, возрастной состав, распределение по видам преступлений, в которых они обвин€ютс€ и т.п.  аких-либо сведений о жертвах преступлений и потерпевших (количество поступивших от них за€влений, возбужденных уголовных дел, возмещении ущерба и т.п.) криминальна€ статистика не сообщает, хот€ подобна€ информаци€ у органов ћ¬ƒ имеетс€. ¬ отчетах ћ¬ƒ –‘, обращенных непосредственно к населению, также нет ни слова о жертвах преступлений и потерпевших. Ёто представл€етс€ особенно странным, така€ информаци€ должна была бы приводитьс€, хот€ бы в цел€х саморекламы, создани€ менее отрицательного имиджа в глазах населени€. ¬се это позвол€ет выдвинуть рабочую гипотезу, котора€, безусловно, нуждаетс€ в проверке: составители отчетов и криминальной статистики испытывают подсознательную ненависть к потерпевшим и жертвам преступлений.

»нтерес к жертве преступлений про€вл€етс€ лишь в текстах должностных лиц ћ¬ƒ и ѕрокуратуры, которые св€заны с лоббированием дополнительного финансировани€ и такого расширени€ ведомственных полномочий, которое вступает в противоречие с конституционными правами и свободами граждан. “аким образом, нынешн€€ уголовна€ политика, полностью ограничив себ€ задачей Уборьбы с преступностьюФ, осталась далеко за рамками социально-значимых интересов.

2.8. — семидес€тых годов все большее место в уголовной политике стран ≈вропы и —еверной јмерики начинают занимать стратегии по предупреждению преступности. ƒл€ реализации этих стратегий создаютс€ соответствующие структуры. ƒовольно подробно это направление описано в недавно вышедшей на русском €зыке брошюре ƒжона √рэхема и “ревора Ѕеннета. «десь мы лишь отметим, что пон€тие УпредупреждениеФ охватывают гораздо больший спектр технологий, субъектов и объектов, чем это прин€то считать у нас. ѕомимо профилактики преступности (ориентированной на потенциального правонарушител€ и группы риска), сюда входит ситуационное предупреждение преступности (например стратегии, направленные на предупреждение конкретных видов преступлений) и предупреждение преступности с опорой на население. ѕоследн€€ стратеги€ не ограничиваетс€ распространенным у нас представлением, что население можно использовать лишь как резерв дл€ опорных пунктов, вс€кого рода отр€дов и дружин, члены которых функционально мало чем отличаютс€ от р€довых сотрудников милиции, кроме того, что им можно не платить зарплату. ¬ основном, последн€€ стратеги€ опираетс€ на социокультурные технологии, направленные на создание внутренних механизмов сдерживани€ преступности в локальных общност€х, использование потенциала обычного права и традиционной культуры.

–асширение возможностей, которые по€вл€ютс€ при использовании стратегий предупреждени€, показывает небольша€ иллюстраци€ из вышеупом€нутой брошюры. ¬ качестве примера эффективности борьбы с преступностью путем устрашени€ потенциальных преступников суровыми карами, сторонники ужесточени€ уголовных наказаний, нещадно эксплуатируют новую узбекскую народную сказку о резком сокращении угонов автомобилей после соответствующего повышени€ пределов наказани€ до заоблачных высот. ¬ √ермании внедрение запоров на рулевых колонках всех автомобилей (как новых, так и старых) быстро и надолго сократило количество угонов, краж и взломов автомобилей.

 ак мы видим, стратегии (в данном случае, ситуационные) предупреждени€ преступности позвол€ют в случае их последовательной реализации помимо всего прочего снизить нагрузку на органы уголовной юстиции, поскольку полици€ (и следующие за ней звень€ уголовной юстиции) освобождаетс€ от необходимости заниматьс€ таким, например, малоперспективным делом, как розыск угнанных автомобилей.

2.9. ¬ период криминального взрыва, в быстро измен€ющихс€ социальных услови€х уголовна€ политика должна быть динамичной, иметь механизмы корректировки тех или иных стратегий. » здесь, пожалуй, мы видим самое главное преп€тствие дл€ –оссии в проведении эффективной и реалистичной уголовной политики. “рудно себе представить, чтобы уголовную политику “ехаса и  алифорнии (на долю этих штатов приходитс€ 20% всего тюремного населени€ —Ўј) согласились бы оплачивать все американские налогоплательщики. ƒаже в небольших европейских странах полномочи€ центральной власти ограничиваютс€ лишь общенациональными проблемами, св€занными с противодействием организованной и профессиональной преступности. ¬се компетенции, касающиес€ социально-бытовой преступности, переданы на региональный или даже муниципальный уровень. “аким образом, население регионов и муниципалитетов непосредственно оплачивает свою безопасность и свои тюрьмы (в —Ўј лишь 10% заключенных содержитс€ в федеральной пенитенциарной системе). »менно на местном уровне определ€етс€, какие программы получат приоритет.

Ќа наш взгл€д стратегическим направлением реформы уголовной юстиции должно стать создание внутренних социальных механизмов, которые будут содействовать улучшению функционировани€ всей системы уголовного правосуди€. “олько в небольших (обозримых) социумах возможна конкуренци€ проблем, вы€вление приоритетов и рациональное распределение ресурсов. »менно местна€, а не федеральна€ власть должна решать, на что и сколько тратить денег. Ќа федеральном же уровне происходит не конкуренци€ проблем, а конкуренци€ ведомств. ѕоэтому на содержание тюрем средств отпускаетс€ больше, чем на все здравоохранение. ј Уборьба с преступностьюФ, забира€ львиную долю средств из Убюджетного пирогаФ, делает невозможным полноценное финансирование судопроизводства, социальных программ и т.д.

“акие механизмы могут по€витьс€ при децентрализации (и, соответственно, демилитаризации, демонополизации) системы уголовной юстиции, формировании локальных и независимых друг от друга юрисдикции (создание отдельной системы уголовного правосуди€ дл€ несовершеннолетних правонарушителей, региональных, муниципальных и федеральной систем и т.д.). Ётот путь открывает качественно новые возможности и дл€ коренной реформы и дл€ возникновени€ механизмов, стимулирующих саму реформу. ѕо€вл€ютс€ и механизмы установлени€ оптимального уровн€ безопасности, снижени€ непомерно огромного дл€ российских условий количества заключенных.  райне важно, чтобы в региональных тюрьмах содержались правонарушители из данной конкретной местности и на средства местных налогоплательщиков.

ѕо€витс€ и возможность хот€ бы частичной демилитаризации пенитенциарной системы:

сеть исправительных учреждений нового типа должна создаватьс€ за пределами существующих и подчиненных ћ¬ƒ структур. ¬озникнет и многовариантность в пут€х реформы, ведь в этом случае о том, как вести преобразовани€, будут думать не только в ћоскве, но и в дес€тках регионов. —одержание, строительство, решение хоз€йственных проблем станет делом самих субъектов федерации, а средства федерального бюджета (гораздо меньшие, чем в случае одной центральной системы) и усили€ федерального ведомства будут сосредоточены на реализации более сложных и важных программ. –егиональным власт€м легче найти резервы и обеспечить эффективные способы решени€ своих проблем. Ёто позволит сделать сам процесс реформировани€ более пластичным, свести до минимума возможность социальных конфликтов, предотвратить дестабилизацию уголовно-исполнительной системы в переходный период.

3. »нформационно-аналитическое обеспечение уголовной политики

3.1. ѕрактически все участники дискуссий согласились, что ведомственный пор€док регистрации преступлении и ведени€ статистики не может обеспечить получение адекватного представлени€ о криминогенной ситуации в нашей стране. Ѕолее подробно тема отсутстви€ полноценной криминальной статистики в –оссии отражена в других документах,

подготовленных группой экспертов и ќбщественным ÷ентром содействи€ реформе уголовного правосуди€. «десь мы отметим только, что ведомственный учет, ведомственный характер статистики привод€т и к другим негативным €влени€м (нарушени€ прав жертв преступлений, невозможность выделить приоритеты в проведении уголовной политики и т.п.). Ёксперты подчеркивали также необходимость создани€ исследовательской базы самой концепции уголовной политики, криминологического мониторинга, законодательных инноваций (в области уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного и т.п. права) и реформы, проведени€ регул€рных виктимологических исследований.

ћонополизм ведомственной науки в сфере получени€ знани€ о таком социальном объекте как преступность, в области разработки законопроектов и государственных программ чреват катастрофическими последстви€ми дл€ общества. —ама природа ведомственного подхода такова, что он сосредоточен на реализации интересов корпоративных групп, обслуживании сиюминутных политических интересов, а не на постановке и решении реальных общественных проблем, не на получении фундаментального, объективного знани€. Ѕез независимой науки невозможно сформировать социально-значимые цели, определить механизмы и пределы де€тельности дл€ отдельных государственных структур, выработать эффективную уголовную политику.

ƒе€тельность по изучению результатов воздействи€ на преступность следует также отнести к стратеги€м предупреждени€ преступности

3.2. ћетодологические проблемы информационно-аналитического обеспечени€ уголовной политики.

ѕри анализе существующей в –оссии уголовной политики не всегда учитываютс€ соци-окультурные основани€ действий ее основных субъектов и тех структур власти, которые в той или иной степени на эту политику вли€ют (‘едеральные и региональные органы исполнительной власти, парламент и другие органы представительной власти, суды, ѕрокуратура и т.д.).

„то значит утверждение Уполитика должна ориентироватьс€ на знаниеФ? ѕредположим, мы имеем знание об эффективности тех или иных действий в отношении лиц, нарушивших уголовный закон, о последстви€х этих действий дл€ общества, об особенност€х различных криминальных и предкриминальных групп (групп риска) и т.п. Ќо есть ли у самих властных и политических структур потребность в подобных знани€х? —ледует учитывать сложившийс€ у нас тип общества, традиционно реагирующий на ситуацию не с точки зрени€ знани€ этой ситуации, а с точки зрени€ обеспечени€ лучшей выживаемости социальных структур и людей, в них вход€щих. Ќе заложен ли в подходе, который прин€то называть ведомственным, образно говор€, наш социально-исторический код?

ƒл€ проектировани€ способа употреблени€ знаний уголовную политику необходимо представл€ть как сложную де€тельность, состо€щую минимум из трех слоев: основани€, субъекты и адресаты. ѕри разработке уголовной политики в том или ином регионе необходимо анализировать ситуацию и св€зывать все три указанных сло€. “.е. необходимо не только получить знание о криминальной ситуации в регионе, но и вы€вить адресатов Ч потенциальных эффективных потребителей нашего знани€. ƒл€ этого необходимо понимать стратегии де€тельности различных субъектов уголовной политики... »наче наши знани€ останутс€ невостребованными.

ѕосле выделени€ субъектов уголовной политики мы должны пон€ть Ч кто и как может повли€ть на изменение уголовной политики. ќдновременно необходимо наладить информационно-аналитическое и концептуальное обеспечение де€тельности региональных субъектов уголовной политики. ¬ отсутствии такого обеспечени€ им приходитс€ боротьс€ с последстви€ми разрушительной уголовной политики федеральных ведомств и их региональных отделений, а эффективно участвовать в изменении этой политики на региональном и федеральном уровне они просто не в состо€нии.

“аким образом, важны не только криминологические исследовани€, но и проекты новой уголовной политики, основанной на знани€х. ћожно условно назвать данную де€тельность криминологической практикой. ѕри внедрении новых проектов необходимо решать исключительно важную проблему взаимосв€зи знани€ и реальных структур де€тельности. ѕри такой постановке вопроса недостаточно, как при традиционном научном исследовании, выдел€ть универсальный объект, получать знани€ о нем и на основе этих знаний строить уголовную политику.

„исто научный подход не учитывает также того, что социально-политическа€ ситуаци€ в регионах непрерывно мен€етс€. ѕоэтому необходимо разрабатывать принципы исследовани€ мен€ющегос€ и многослойного объекта, а также принципы внедрени€ (употреблени€) полученных знаний в практическую де€тельность субъектов уголовной политики.

4. ”головна€ политика и законодательство

4.1. ”головна€ политика действует в более широких законодательных рамках, чем уголовное правосудие.  роме того, набор средств воздействи€ на объект дл€ уголовной политики не ограничен только законодательными технологи€ми.

4.2. ¬ период преобразований и, тем более, в эпоху крушени€ империи, законодательна€ система не может работать как четко отлаженный механизм. ќдновременно действуют и старые, и новые институты, законодательные инновации не успевают (а может быть и не должны успевать?) за жизнью, происходит не только социокультурный распад, но и развал хоз€йственного, политического, правового и даже криминального пространства, противоречива  онституци€, законы €вл€ют собой порой конгломерат несовместимых норм, отражающих идеи несовместимых концепций. ¬ этих услови€х система уголовного правосуди€ (как и другие социальные системы), а также уголовна€ политика, принципиально не могут иметь целостного и непротиворечивого законодательного обеспечени€.

4.3. –оссийское законодательство в насто€щее врем€ носит не только противоречивый, но зачастую и неправовой характер. ”головна€ политика должна быть не только детерминирована законодательством, но и быть правовой.

5. ’арактер и объекты уголовной политики

5.1. √лавна€ иде€: карательный, репрессивный характер уголовной политики необходимо изменить на восстановительный. Ёффективна€ уголовна€ политика Ч это восстановление нарушенных прав жертв преступлени€ и злоупотреблени€ властью, восстановление (возрождение) социальных и моральных качеств населени€ (в частности, путем декриминализации), укрепление правопор€дка. ѕоследнее требует прежде всего восстановлени€ довери€ населени€ к правоохранительным и судебным органам...

5.2. ¬осстановительна€ уголовна€ политика предполагает не только минимизацию репрессий, но и сокращение сферы компетенции (пол€ действи€) уголовного правосуди€ за счет декриминализации значительной части преступлений, создани€ альтернативных уголовному правосудию институтов и т.п.

¬ рамках предложенного подхода мен€ютс€ объекты и приоритеты уголовной политики. √лавными объектами, вход€щими в сферу действи€ уголовной политики, станов€тс€: население (задачи декриминализации населени€ и обеспечени€ его безопасности), жертвы преступлений, жертвы и потенциальные жертвы злоупотреблени€ властью, предкриминальные социальные группы (в частности, группы риска) и только потом Ч собственно криминальна€ часть населени€. ¬ каком-то смысле объектами уголовной политики станов€тс€ ее субъекты, структуры, реализующие уголовную политику и вли€ющие на нее. ¬ самом деле, не только задача реформировани€ системы уголовного правосуди€, но и задача укреплени€ правопор€дка не может быть решена без изменени€ содержани€ де€тельности правоохранительных органов, судов, региональных органов власти и т.д. Ќо цели, которые мы можем задать тем или иным органам уголовного правосуди€, останутс€ пустыми деклараци€ми без изменени€ технологий управлени€.

Ќазад   содержанию ¬перед

 

 
   наверх 
Copyright © "Ќар ом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru ƒизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100