Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





Консультация исполнение желаний - консультация гинеколога срочно . Юридическая консультация.

ekamedcenter.ru

Юрист екатеринбург

Оперативная консультация. Опытные юристы. Задайте вопрос юристу по телефону

civilist.net

Назад К содержанию Вперед

Развитие наркомании и незаконного оборота наркотиков в России

Б.Ф. Калачев, П.Н. Сбирунов, А.Н. Сергеев


§ 1. Исторический аспект распространения наркотиков и наркомании в России

Рассмотрение любого явления без достаточного изучения накопленного опыта, без знания его истории не будет иметь под собой научного обоснования. Историческая характеристика перемены социально-исторической, общественно-политической жизни любого государства во все времена никогда не начинается с "нуля".

Всякие изменения в жизни происходят на ранее заложенном фундаменте с учетом сформировавшегося образа жизни, обычаев и традиций. Зная прошлое, легче ориентироваться в настоящем, в происходящих событиях, видеть перспективу на будущее.

Нити прошлого объективно тянутся в будущее, какими бы тонкими они ни были, помогают с большей уверенностью оценивать окружающую среду, условия и обстановку, в которых происходят перемены. В этой связи история наркомании и незаконного оборота наркотиков позволяет понять эту проблему в многомерной плоскости и составить о ней объективное представление.

Совершенствование мер борьбы с незаконным оборотом наркотиков невозможно без знания истории теории вопроса, организационных и правовых основ деятельности органов и учреждений, ее осуществляющих.

С давних времен одним из лекарств, широко практикуемых врачами, считался опиум. Его использование в России, по-видимому, следует отнести к концу XVI в., когда в 1581 году в Москве организовалась первая царская аптека с английским аптекарем Джеймсом Френчем, привезшим с собой среди прочих и названное лекарство. Впоследствии русские цари закупали его непременно у англичан, а позднее - на Востоке (см. подробнее: Калачев Б.Ф. Что мы об этом знаем? Из истории распространения наркотиков и наркомании в России// Эйфория распада. - М., Молодая гвардия.1991. С.42 - 51.).

Наиболее интенсивно лечили опиумом психически больных и алкоголиков. Причем подобный опыт, как правило, перенимался от иностранных специалистов.

Например, в 1833 году профессор Спасский настоятельно рекомендовал “пьяниц горьких” пользовать от “белой горячки” по методу доктора Паули, англичанина, советовавшего больному поутру выпивать небольшую рюмку водки, а на ночь принять один-два грана (один гран равен 64,8 мг) опия в экстракте и натереться мазью, настоянной на опиуме же...

Естественно, алкоголизм у таких пациентов постепенно подменялся привычкой к опиуму, и человек начинал страдать опиоманией.

Позднее этот вид наркомании активно пытались лечить изобретенным к тому времени морфием (1803-1817гг.). По этому поводу журнал “Современная медицина” писал в 1866 году: “...Морфий всегда действует и не требует увеличения приема, то есть больные к нему не привыкают, как привыкают к опию”. И хотя уже в 1871 году доктор Лер отметил случаи привязанности и к морфию, в 1898 году Шарль Рише по-прежнему доказывал, что “у детей не образуется привычки к морфию и маленькие дозы дают больший эффект; у привычных же потребителей и колоссальные дозы не дают токсического действия”.

Нездоровое любопытство к наркотику подогревали и появившиеся к тому времени врачи-наркоманы. В 1866 году в России пропагандировался опыт некоего профессора Нусбаума из Берлина, имевшего 2000 самостоятельных инъекций морфия “по причине болезни головы”...

Очередным “лекарством”, применяемым в лечении вышеперечисленных наркомании, стал кокаин, открытый в 1855 году.

Алкоголизм, опиоманию, морфинизм и кокаинизм пробовали лечить изобретенным во второй половине XIX в. героином. Такая практика тоже ни к чему хорошему не привела. Более того, М. Брейтман в 1902 году настоятельно рекомендовал героин со страниц одного медицинского издания широкому кругу публики как препарат, “вентилирующий легкие”, что в первую очередь предназначалось для русских спортсменов. Предлагалось его употреблять и в “антибронхиальных” целях. А, по мнению доктора Ладыженского, дозы героина в случае привыкания к нему следовало обязательно увеличивать! И только в 1923 году отечественный психиатр С. И. Каган сделал, наконец, вывод о недопустимости лечения наркомании наркотиками, запоздало, признав многочисленную и долговременную практику своих коллег-предшественников “ошибочной”...

Статистика не располагает сведениями о количестве жертв подобных способов лечения. Однако и по сей день в ряде стран принцип “клин клином вышибают” в ходу. На Западе (а сегодня пытаются и в России) при лечении героиноманов активно используют метадон. Вместе с тем этот препарат чаще употребляется наркоманами как самостоятельно, так и в смеси с другими наркотическими средствами - для повышения “качества” эйфории. И, нет среди наркологов согласия - полезен этот метод или нет...

Последний “лекарственный” толчок в распространении бытовой наркомании отечественная медицина дала в конце 20-х годов, когда на селе стали открыто рекламировать и продавать пасту опия. Ее стали интенсивно использовать крестьянки, дававшие наркотик грудным детям вместо более безобидного отвара мака, не всегда имевшегося под рукой. Делалось это в целях успокаивания детей на период хозяйственных работ матери. Началась эпидемия детской наркомании. “Детей-опиофагов в нашем уезде много”, — писал сельский врач К. К. Верещагин из Тамбовской губернии...

Несколько слов надо сказать об истоках токсикомании.

A.M. Филомафитский, профессор-физиолог, всячески пропагандировал использование в качестве обезболивающего средства... бензин (1849) с целью “облегчить страждущее человечество!”. Несмотря на призывы коллег быть в этом вопросе осмотрительнее -уже тогда отмечались смертельные случаи от его употребления. Кстати, буквально с первых дней после установки фонарей с газовым освещением обнаружились люди, испытывавшие патологическое влечение к ингаляции газом, вероятно в связи с первым, случайным его вдыханием, хотя основная масса горожан оставалась к нему равнодушной. Наверняка здесь есть повод, над которым следует задуматься ученым-биологам и криминологам, размышляющим о причинах явления наркомании и токсикомании! Ведь и позднее, например, в 1927 году в стране отмечались неединичные случаи привыкания к бензину и другим летучим химическим препаратам отдельными рабочими на промышленных предприятиях, где упомянутые вещества имели хождение. И это наряду с тем, что остальные работники относились к испарениям бензина равнодушно.

Интересна роль в распространении немедицинских знаний о наркотиках в России и со стороны “пишущей братии” - литераторов и Журналистов. Волна подобной информации о наркотиках пришла из-за рубежа.

В странах Западной Европы немало известных писателей, поэтов, художников, журналистов XIX в. страдали нездоровой тягой к наркотикам. В числе их можно назвать Шарля Бодлера, Теофиля Готье, Александра Дюма-отца, Гюстава Флобера и других именитых лиц, действительных членов “Клуба гашишеедов” (1850), обосновавшегося в столице Франции. В их произведениях нашла отражение тема “наркотики - наслаждение”. Книги и статьи, иные из которых были просто напичканы дифирамбами в пользу дурмана, охотно читали в России - и в переводах, и в оригиналах. Вот, например, выдержка из романа Ш. Бодлера “Искусственный рай (из признаний потребителя опиума)”, опубликованного в русском журнале “Свет и тени” (1879): “Он лежит перед вами: кусок зеленой мастики, величиною в орех, издающий неприятный, возбуждающий тошноту запах. В нем-то и заключается счастье, счастье со всеми его сумасбродствами. Глотайте без страха - от этого не умирают Ваш организм нимало не пострадает от этого. Вы ничем не рискуете... Свисток уже раздался. Поезд тронулся, и вы обладаете любопытной привилегией не знать цели вашего путешествия. Но вы сами пожелали этого...”

Вскоре по примеру “Клуба гашишеедов” начали образовываться “тайные” общества наркоманов в России. Их расцвет достиг кульминации вероятно в начале нашего столетия, а внутренняя жизнь наиболее удачно нашла свое описание, по-видимому, в киносценарии для немого кино неизвестного сегодня кинодраматурга Ли-верия Авида(1916).

Сюжет сочиненной им трагедии под названием “Загадочный мир” незамысловат, но насыщен восточной атрибутикой, сопровождающей мистицизм, замешенный на наркотиках. Главный герой, желая излечиться от наркомании, приходит за помощью к доктору, но последний, узнав, что больной - выходец из таинственной секты, уговаривает пациента вместо прохождения курса лечения принять его в члены этого клуба. Последующая нелепая смерть героя, самое горячее участие в которой принял доктор, сопровождается грустными стихами Дмитрия Мережковского:

Мы для новой красоты

Нарушаем все законы,

Преступаем все черты...

Не менее занимательна история привнесения наркотических средств в нашу страну извне за счет старания отечественных ученых. Например, известный русский востоковед (тюрколог, иранист, монголовед) И. Н. Березин (1818-1896) во время пребывания в Каире в 60-х годах XIX в. познакомился с воздействием гашиша на психику человека. Несмотря на отмеченную ученым опасность от употребления дурмана, он всячески одобрял бытовое использование гашиша и был убежден в том, что этот наркотик “при умении удержаться от излишеств просто безвреден”, а также что наша северная конопля, как и южная, хоть и в меньшей степени, но имеет одурманивающего свойства...

Но еще за два десятилетия до публикации заметок И. Н. Березина о Египте профессора Зинин и Пеликан - члены Императорской медико-хирургической академии - на основании выводов некоего штабс-капитана Лукомского о равных свойствах индийской и отечественной конопли как исходного сырья для производства гашиша успешно провели соответствующие эксперименты. Поэтому у очередного исследователя “русского гашиша” И. И. Максимовича (1877) был богатый опыт предшественников, выводы которых о безвредности и полезности наркотика для людей он подтвердил. Опыты производились на людях “весьма интеллигентных”, характеризовавших свое состояние, в котором они пребывали после приема гашиша, не иначе как “восхитительным”. И даже требовали у организаторов эксперимента не мешать им в их галлюцинациях, не прерывать сон искусственно... Несомненно, эти люди разнесли весть среди своих знакомых о чудодейственном гашише, его “необычных” свойствах.

И все-таки решающую роль в создании благоприятной среды для широкого употребления наркотиков сыграли незадачливые медики, литераторы и путешественники. Недальновидная активность этих “специалистов” в распространении наркомании и наркотиков не коснулась крестьян, рабочих, мастеровых людей, а нашла отклик в обеспеченных, грамотных слоях общества. Простой народ все это время заливал свои чаяния алкоголем - ядом, не менее опасным для здоровья нации, чем наркотическая отрава.

Интенсивное, масштабное распространение наркотиков начало ощущаться с развитием восточной колониальной политики царской России, когда огромный поток крестьянства и казачества двинулся для освоения новых земель в Среднюю Азию, на Дальний

Восток. В те времена на 20 млн. мусульманского населения (1880) приходилось до 800 тыс. потребителей только гашиша. И это число считалось заниженным, так как, по свидетельству доктора Л. В. Анцыферова (1923), в Средней Азии “редко можно было встретить коренного жителя, не познакомившегося хотя бы раз в жизни со вкусом и действием “наши” (гашиша - прим. авт.).

Контакт между двумя расами людей привел среди прочих последствий и к тому, что, по выводам современников, “коренное население прививало пришлому гашишизм, последнее прививало коренному - алкоголь”.

Уже в 1878 году генерал-губернатора Туркестанского края предупреждали о возможных последствиях для жителей европейской части России, если местными властями не будут предприняты решительные меры для борьбы с наркоманией среди азиатских мусульман. Чиновник по особым поручениям П. Григорьев, который специально в течение двух лет исследовал этот вопрос, сделал следующий вывод: да, проблема есть, но ее разрешение — дело будущего и “это будущее, по всей вероятности, еще не скоро придет...”. Что ж, пророчество сбылось! И не так же ли самонадеянно и эгоистично мы сегодня в завершении XX в. перекладываем эту ужасную проблему на плечи потомков?

Говоря о проблеме бытовой наркомании и процветавшем многие столетия наркобизнесе в Азии, поневоле приходится затрагивать чрезвычайно важные вопросы национальных взаимоотношений. В этой связи требует своего рассмотрения и роль китайских мигрантов XIX-XX в.в. в деле распространения наркотиков на территории Российской империи.

Развязанный Англией в XIX в. наркогеноцид по отношению к китайскому народу (“Опиумные” войны 1840-1842, 1856-1860 гг.) обернулся трагедией для населения не только Поднебесной империи, но и сопредельных государств, в частности, приграничных с Китаем территорий России. Приобретя статус доходного товара, опиум распространился от южных провинций Китая до его северных владений по линии Кашгар — Кульджа и Дальнего Востока.

С 1871 по 1881 годы русские войска, находясь по приглашению манчжур на территории Китая в Илийском крае (так называемая “Новая территория” Цинской империи — Синьцзян), еще сдерживали волну наркотиков. Отвод войсковых частей обратно, в Туркестанский край, повлек за собой отток из Поднебесной некитайских народов, сочувствующих России, — уйгуров (таранчи), дунган и казахов. К 1881 году на российскую территорию их перешло не менее 200 тыс.человек.

К сожалению, многие представители этих этнических групп успели заразиться в Китае наркоманией, а уйгуры и еще более дунгане (мусульмане по вероисповеданию) — овладеть приемами нар-кобизнеса. И если в Туркестанском крае из-за кочевого образа жизни тамошнего населения (киргизов и казахов) культура опийного мака не приживалась, то, начиная с 80-х годов XIX в., его активно начали высевать мигранты.

В такой же закономерной последовательности складывалась наркоситуация и на Дальнем Востоке. Если верить наблюдениям известного русского ученого-этнографа В. К. Арсеньева, эмигранты из Китая и Кореи повсеместно арендовали у приморских и приамурских крестьян и казаков земли, предназначенные под хлеб, перепахивая их (с зелеными всходами) для посевов мака. Простые люди, получая от аренды пашни денег больше, нежели они могли выручить от культивирования пшеницы, отучались от труда, предавались праздности, безделью, пьянству и наркомании, которая постепенно распространялась среди аборигенов, колонистов, затем жителей Камчатки, Сибири, Поволжья.

Характерен следующий факт. В 1915 году, после издания Николаем II закона о запрещении посевов опийного мака, на имя директора департамента полиции Российской империи сенатора графа В. А. Брюн-де-Сент-Ипполита и еще шестерых адресатов из Правительства от жены есаула Шестакова (Полавский уезд Приамурского края) поступила телеграмма с угрозой: в случае уничтожения 8000 десятин (11 600 га - прим. авт.) с посевами опийного мака 4000 арендаторов устроят “полный разгром” ввиду “сильного среди них брожения”.

Телеграмму “устроили” китайские гангстеры из триады. Государственные чиновники согласились было с требованиями арендаторов, но ситуацию изменила шифрограмма генерального консула из Харбина, который сообщил следующее: “... Местные китайские власти обращают мое внимание на то, что, по их сведениям, в пределах Приамурского Генерал-Губернаторства в нынешнем году обширные площади вновь засеяны маком”. Требование республиканского правительства Китая о пресечении деятельности макосеяльщиков администрация Уссурийского войска выполнила таким образом: посевы мака подверглись уничтожению, а “порочные иностранцы” выселены за пределы Российской империи.

Канал распространения наркотиков “Азия — Европа” существовал в немалой степени благодаря продажности работников правоохранительных органов, собирающих огромные взятки с торговцев наркотиками. “... Самое большое зло в водворении контрабанды кроется в продажности чинов этой стражи”, — так характеризовали своих коллег по оружию контрразведчики из жандармерии. “...Соблазн вошел в кровь и плоть пограничной стражи”, — добавляли они. Так же характеризовал чинов полиции и таможни Средней Азии авторитетный исследователь И. С. Левитов, неоднократно наблюдавший, как покрываются “грешки” и “грехи” притоносодержателей и сбытчиков наркотиков. Да и высокие сановники, чего скрывать, изрядно “грели” руки на незаконном обороте наркотиков.

Вот далеко не полный перечень обстоятельств, способствовавших созданию в предреволюционной России благоприятной почвы для наркомании, для ее взрыва в первые десятилетия советской власти и постоянном присутствии в условиях наших дней.

Одна из причин заключалась в неведении медиков относительно вредных последствий толком не проверенных методик лечения наркомании наркотиками и слепого копирования своих западных коллег. Эта “наивность” продолжает эстафету и сегодня.

Поведение литераторов и журналистов, пропагандирующих культ галлюциногенов в повседневной жизни, иначе как экстравагантностью натуры представителей “богемы” не объяснишь... Правда, многомиллионные тиражи книг о культе наркотиков в 90-е годы XX в. только одной экстравагантностью не объяснишь.

Можно понять искреннее стремление отечественных ученых донести до россиян “исключительные” знания о гашише, опиуме и других наркотиках. В основе их действий было то самое любопытство ученого, которое заставило, например, Миклухо-Маклая попробовать наркотикосодержащий напиток “кэу” вместе с папуасами Новой Гвинеи. В противном случае этнограф не смог бы присутствовать на ритуальном празднике аборигенов, о котором путешественник с понятной гордостью рассказал позднее читателям России. Но как быть с современными теоретиками, рекомендующими итоги своих исследований в сфере наркотиков применять на практике без медицинских на то показателей?

Что касается торговцев наркотиками, то этот вид смертоносного бизнеса не имеет национальных признаков и обладает механизмом социальной преемственности так же, как и навыки наркотизма. В нашем случае - это целая историческая схема: англичане - китайцы - дунгане - поселенцы Туркестана (Дальнего Востока) - жители Сибири... Нынче к этой цепочке присоединились колумбийцы, голландцы, нигерийцы и многие, многие другие.

§ 2. Социально-исторические корни незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации

После Октябрьской революции наша страна столкнулась с необходимостью устранения многих негативных явлений прошлого, в том числе наркомании, связанных с ней преступлений.

Однако следует отметить, что, несмотря на принятие ряда законодательных актов и жесткие меры правоохранительных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков и их злоупотреблению, достичь заметных успехов в преодолении этого явления в первые годы становления советского государства не удалось. Более того, возросло злоупотребление кокаином, гашишем и некоторыми другими наркотиками.

Особенно широкое распространение получило злоупотребление наркотическими средствами среди несовершеннолетних правонарушителей, оказавшихся беспризорными вследствие гражданской войны, экономической разрухи и голода.

Распространение наркомании и связанных с ней преступлений на первом этапе становления советского государства имело свои исторические закономерности. Страна находилась в крайне тяжелом положении, продолжали действовать политические, социально-экономические, социально-психологические факторы, продуцировавшие незаконный оборот наркотиков и их злоупотребление в условиях царской России.

Серьезное внимание уделялось отечественными криминологами и медиками того периода связи наркомании с войнами и их последствиями.

Гражданская война и интервенция со стороны ведущих капиталистических держав, пытавшихся свергнуть власть большевиков, подорвали без того ослабленное войной с Германией народное хозяйство, в силу чего бездействовали фабрики, заводы. Голод и болезни поразили целые регионы, сотни тыс. детей остались без родителей и крова, росла беспризорность; пополняя из своих рядов армию наркоманов.

Бурный всплеск наркомании и связанной с ней преступностью был также прямым следствием социального и классового антагонизма, особенно резко обозначившегося в послереволюционный период. Владельцы фармацевтических предприятий по производству и сбыту наркотических препаратов, не желая мириться с экспроприацией собственности, выбросили на “черный рынок” сотни килограммов одурманивающего зелья, надеясь вызвать насилие и волну массовых беспорядков в стране.

Ликвидация материальной нужды, безработицы, беспризорности, неграмотности, рост образования и культуры населения за годы социалистического строительства, а также реализация правовых, организационных и практических мер по противодействию незаконному обороту наркотиков и их злоупотреблению позволили добиться их существенного снижения. Видный отечественный нарколог И.В. Стрельчук отмечал, что в предвоенные и послевоенные годы кокаинистов в СССР не было, морфинисты представляли редкость.

Преобладающее место среди мотивов обращения к наркотикам было желание обследованных избавиться от сильной боли, возникшей в результате тяжелого заболевания или телесного повреждения. Причем среди больных наркоманией не отмечено ни одного случая наркотизации по мотивам безысходности и отчаяния, вызванных тяжелыми материальным положением и жизненными условиями. Изменился и социальный состав потребителей наркотиков, в основном это были взрослые люди от 30 до 40 лет, принимавшие участие в Великой Отечественной войне.

Благоприятная тенденция динамики незаконного оборота наркотиков и их злоупотребления во многом связана с тем, что в период перехода от капитализма к социализму в стране была ликвидирована система общественных отношений, основанная на социальном неравенстве людей, их эксплуатации и продуцировавшая такие социальные явления, как безработица, нищета, голод и беспризорность. Повысился материальный и культурный уровень жизни народа. Все эти изменения не могли не повлиять на состояние и структуру общеуголовной преступности, в ее динамике усилились тенденции к снижению, что отмечалось многими отечественными криминологами.

“Хрущевская оттепель” и последовавшие за ней годы застоя характеризовались постепенным ухудшением наркоситуации в стране. Оказалось, что социальная болезнь была на время приглушена, очаги ее были локализованы, но не ликвидированы. С появлением благоприятных условий она вновь стала распространяться и приобретать опасные формы. И первыми с ней столкнулись сотрудники милиции.

Изучение личности наркодельцов показывало, что большинство из них находились на нелегальном положении, нигде не работали и жили на нетрудовые доходы, 70% преступников ранее были осуждены за спекуляцию наркотиками и иные преступления.

Интересные данные приводили специалисты сельского хозяйства и Минздрава СССР. По их оценкам, с каждого гектара посевов опийного мака, под которым только в Киргизии было занято 6400 га, похищалось в среднем от 5 до 10 кг опия-сырца. В то же время органами внутренних дел в 1969 году изъято у преступников 237 кг опия-сырца, что составило всего лишь 0,35 - 0,7% похищенного. Следовательно, свыше 99% похищенного опия-сырца у преступников не изымалось, и различными способами и каналами он поступал основным потребителям – осужденным (см.: Бронников А.Г. Расследование и предупреждение незаконного изготовления, приобретения, хранении и сбыта наркотических веществ в исправительно-трудовых учреждениях: Автореф. дис... канд. юрид. наук. - М., 1972. С. 8-9).

Росла численность наркоманов. Так, если в 1965 году на учетах органов здравоохранения страны состояло 23714 наркоманов, то к концу 1971 года их насчитывалось уже более 50 тыс. человек (См.: Бронников А.Г. Указ. раб. С. 4).

Наркомания стала оказывать существенное влияние на преступность и состояние общественного порядка. По неполным данным, в РСФСР в 1964 году наркоманами было совершено 1468 различных преступлений, из которых 497 составляли разбои, грабежи и кражи в целях завладения наркотиками или средствами для их приобретения (См.: Хоменкер М.Л. Борьба с хищением, незаконным изготовлением, распространением и потреблением наркотических веществ: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. - М., 1966. С. 3.).

В исправительно-трудовых учреждениях (ИТУ) в 1967 году количество преступлений, связанных с наркотиками, возросло по сравнению с 1961 годом более чем в 3,5 раза, а их удельный вес составлял больше в 5,5 - 7,5 раза, чем в целом по стране. Места лишения свободы стали превращаться в очаги распространения наркотиков и их злоупотребления. Осужденные, возвращаясь с работы с внешних производственных объектов в жилую зону, нередко проносили, провозили через контрольно-пропускные пункты, а также перебрасывали через ограждения наркотические средства. Результаты исследований показали, что 65-70% осужденных-наркоманов начали употреблять наркотики именно в период отбывания наказания в исправительно-трудовых учреждениях. Среди них чифиристами - потребителями крепкого настоя чая - 48% оказались полинаркоманами, 13% - анашистами и морфинистами (См.: Бронников А.Г. Указ. раб. С. 4).

Наркомания и связанная с ней преступность, имевшие место в нашей стране в 1960-е-1980-е годы, не могут быть сравнимы с аналогичными явлениями того периода в зарубежных странах. Достаточно сказать, что на учетах органов здравоохранения состояло несколько десятков тыс. наркоманов, а удельный вес преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, например, в 1981 году составлял 1% от всех зарегистрированных преступлений.

Данные негативные факторы в стране не были в 60-х-80-х годах локальными явлениями, которые были присущи отдельным регионам, например, республикам Средней Азии, а в той или иной мере имели место во всех регионах бывшего СССР. Динамика незаконного оборота наркотиков и их употребления имела тенденцию к росту. Имевшаяся тенденция к увеличению количества лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков, происходила не за счет хронически больных лиц и инвалидов, а вследствие вовлечения в наркотизацию здоровых людей в основном молодого возраста. И, наконец, “подпитка” наркоманов осуществлялась хорошо разветвленной и замаскированной сетью оптовых и розничных торговцев наркотиками.

Исследователи наркомании и связанной с ней преступности периода 60-х-70-х годов выделяли несколько общих и непосредственных причин и условий этих негативных явлений. Основными причинами наркомании являются пережитки прошлого в сознании отдельных граждан, а непосредственными - распространенность нелечебного потребления наркотиков (наркомании), частнособственнические взгляды на жизнь, неправильное отношение к труду и эгоистические наклонности человека (см.: Смитиенко В.Н. Уголовно-правовая борьба с преступным изготовлением, приобретением и распространением наркотиков: Автореф. дис... кан. юрид. наук. - М., 1968. С. 12.). Серьезным фактором распространения наркомании в республиках Средней Азии считался запрет мусульманской догмой потреблять вино, не распространявшийся, однако, на потребление наркотиков, а также наличие очагов бытовой наркомании (См.: Николаева Л.П. Расследование и предупреждение хищения и сбыта наркотических веществ: Автореф. дис.... канд. юрид, наук. М., 1966. С. 2.)

Следует отметить, что причины наркомании и связанной с ней преступности рассматривались авторами исходя из общей концепции причин преступности при социализме. Согласно этой концепции преступность понималась как отрицательное явление, несовместимое с социалистическим образом жизни. Она связывалась с наличием в экономической сфере остатков прошлого и с несовершенством социалистического строя, который содержит в экономике, социальной жизни противоречивые тенденции, процессы, ведущие при определенных условиях к преступности (см.: Карпец И.И. Преступность // Юридический энциклопедический словарь.-М., 1987. С. 379.) .

Принимая важность концептуальных положений того периода и их роль в обосновании главного направления в борьбе с преступностью - предупреждения преступности, а также гуманизации уголовного законодательства, нельзя все же не отметить, что они носили строгую идеологическую направленность и не выходили за пределы границ, очерченных программой партии. С позиций новейшей истории “хрущевская оттепель” и последовавшие за ней годы застоя являлись годами постепенного распада советского социалистического государства, “коррозии” монополии государственной собственности, директивного централизованного планирования, диктатуры верховного партийного, государственного слоя, опиравшегося на аппарат насилия и массовые репрессии (См.: Кудрявцев В.Н. Какое государство мы строим. - М.,1991. С. 71-87; Алексеев С.С. Государство и право. - М., 1996. С. 22-23.). Поэтому обострение кризисных явлений в экономической, политической и духовной сферах жизни общества и государства стали, на наш взгляд, главной причиной роста наркомании и связанной с ней преступности в 60-е-70-е годы. К сожалению, к концу 80-х и в начале 90-х годов негативные тенденции в динамике этих явлений усилились.

§ 3. Противодействие незаконному обороту наркотиков и злоупотреблению ими

История вопроса

Надо полагать, что бытовое употребление наркотиков началось с образования самого человеческого общества. По мнению немецкого физиолога Макса Ферворна (1863-1921 гг.), первобытный человек познакомился с воздействием наркотиков в процессе поисков пищи, когда ему пришлось столкнуться с ядовитыми свойствами растений. Ранние письменные свидетельства о целенаправленном употреблении наркотических средств обнаружены на глиняных плитках шумеров, населявших Южное Двуречье многие тысячи лет тому назад. Наивно верить, будто бы 'наша страна избежала этой исторической закономерности, сквозь горнило которой прошло все человечество.

Контроль над оборотом наркотиков в Древней Руси осуществлялся задолго до установления христианства идеологическим органом родоплеменной княжеской власти — языческими жрецами, известными на Руси как волхвы или ведуны. Сущность контроля над оборотом наркотиков со стороны института волхвов заключалась в том, чтобы в общинах люди не злоупотребляли этими средствами, а использовали их строго в лечебных целях под надзором ведунов.

По оценкам профессора Б.Н. Головкина — ученого из ВНИИ МВД России - таких препаратов, получаемых из различных трав, мхов, ягод, грибов и т.п. естественных продуктов, волхвам и ведунам было известно свыше ста наименований. Вплоть до конца XVIII -начала XIX вв. они именовались обобщающим понятием — зелье. К слову, водка, появившаяся на Руси повсеместно во времена Ивана Грозного, получила такое же наименование — зелье, так как одурманивающе воздействовала на сознание людей. С приходом на Русь христианства урегулирование этой проблемы взяли на себя церковные власти в лице митрополитов. Уже в Уставе князя Владимира Мономаха “О десятинах, судах и людях церковных” (XI-XII вв.) лица, нарушавшие правила обращения с зельем, подвергались жестокому преследованию, вплоть до лишения жизни.

Несколько позднее функции по контролю над оборотом наркотиков переходят от Православной Церкви к воеводам, подчиненным Разбойному и Земскому Приказам. '

Контрабандно поступавший в тот период на Русь табак (как правило, из Польши), который курили обычно из коровьего рога, также стали называть зельем, поскольку он одурманивающе воздействовал на сознание людей. Употребление же крепких спиртных напитков по распоряжению Ивана Грозного, наоборот, поощряется и легализуется.

Водка показала себя товаром, выгодным для доходной части государственного бюджета. В итоге за курение табака рвали ноздри, а распитие спиртного поощрялось.

С приходом на трон Петра Великого, в противовес уголовной политике Ивана Грозного, власти начинают приобщать население к курению табака. Петр I, побывав за рубежом, понял, что табак не менее прибыльный для бюджета страны товар, как и водка. Торговля табаком как прежде, так и в наши дни имеет место в большинстве стран мира.

Вместе с этим действия, связанные с веществами, которые мы сегодня называем сильнодействующими, наркотическими, психотропными и ядовитыми, в случае их обращения без предписания властей стали относиться к разряду политических преступлений.

В Российской империи вплоть до ее краха в 1917 году контролем над оборотом наркотиков ведали Министерство внутренних дел и Церковь. В МВД этим вопросом занимались Департамент Полиции и Медицинский Департамент.

На священнослужителей, по законам конца XIX- начала XX вв., возлагалось отпускать грехи аптекарям, неправомерно продавшим наркотикосодержащие лекарства, повлекшие смерть лица после их приема.

Специализированных правоохранительных структур, занятых на борьбе с наркобизнесом, в России со времен монархии не имелось, хотя с развитием путей транспортного сообщения между Туркестанским краем и Москвой-Петербургом тема наркомании постепенно завоевывала внимание общественности.

По некоторым оценкам, в Средней Азии начала XX в. проживало не менее 1 млн. человек, интенсивно злоупотреблявших наркотиками, а контрабандный оборот опия и гашиша переваливал за сотни тонн.

К сожалению, крайне слабая профессиональная подготовка чинов полиции, пограничной стражи, а отчасти и таможенников, не способствовала организации эффективной борьбы с незаконным оборотом наркотиков, их транспортировкой из Азии в Европейскую часть России и далее.

Свидетельство тому — отчеты о ревизии Туркестанского края в 1910 году, проведенной сенатором-гофмейстером графом К. К. Паленым.

В одном из документов этой ревизии отмечалось: “...участие высших городских и уездных органов полиции, например полицмейстеров, в борьбе с преступностью ... было замечено в коренных областях края лишь в виде исключения”.

Объяснялась столь негодная профессиональная подготовка полицейских еще и тем, что за 30 лет до указанных выводов местные власти Туркестана вынесли вердикт, как уже отмечалось ранее, оставить решение проблемы наркотиков будущим поколениям ввиду нехватки сил и средств на лечение наркомании и борьбу с наркопре-ступностью.

С 1916 года администрация некоторых крупных городов России начинает поощрять открытие частных клиник для лечения больных наркоманией. Департамент Полиции МВД Российской империи вступает в широко не афишируемую борьбу с Государственной Думой, вынашивающей идеи легализации оборота и приема наркотических средств.

Первая мировая война ввергает страну в проблему кокаинизма, распространенности героина. Все чаще полицией регистрируются ограбления потерпевших, опоенных одурманивающими препаратами.

Проблема наркотиков заставляет монархическую власть принять 7 июня 1915 года первый в истории России целевой антинаркотический Закон “О мерах борьбы с опиумокурением”, явившийся прототипом известных ныне ст. 224 УК РСФСР и ст. 228 УК РФ. Этот правовой эксперимент имел юридическую силу только в пределах Приамурья. Сановники Российского Императора намеревались распространить юрисдикцию данной нормы на всю территорию страны после “обкатки” закона в наиболее криминогенном, с их точки, зрения наркорегионе. Однако последующие исторические события 1917 года прогрессировали рассматриваемую проблему в еще более актуальную фазу ее развития.

Начало становления органов и учреждений, противодействующих незаконному обороту наркотиков (НОН), относится к 1918 году с предписания СНК РСФСР о борьбе со спекуляцией кокаином. В это время в ВЧК организуется подотдел по борьбе со спекуляцией кокаином (наркотиками) в составе отдела по борьбе со спекуляцией. В структуре НКВД подобное подразделение не создавалось, хотя функции борьбы с незаконным оборотом наркотиков возлагались на уголовный розыск.

По предложению ВЦИК и СНК 9 апреля 1924 года Президиумом Госплана СССР создается специальная Комиссия для организации борьбы с незаконным распространением наркотиков. В протоколе заседания Президиума Госплана зафиксировано:

“Признать целесообразным организовать в Госплане при секции Внешней торговли комиссию по выяснению мер борьбы с производством и распространением опиума и других наркотических веществ с участием представителей от Народного Комиссариата Земледелия, Народного Комиссариата Здравоохранения, УПЭУ ВСНХ, Народного Комиссариата Внешней Торговли и Народного Комиссариата Иностранных Дел”.

По ходатайству Центрального Административного Управления НКВД РСФСР к заседаниям Комиссии регулярно привлекались представители милиции. Вместе с другими членами Комиссии специалисты из НКВД принимали участие в разработке антинаркотических законодательных актов, решению иных ответственных вопросов в данной сфере.

В 1935 году эта Комиссия, по-видимому, оказалась реформирована. По крайней мере, нам известно постановление СНК СССР от 29 июля 1935 г. “О возложении на Всесоюзную государственную инспекцию при СНК СССР наблюдения и контроля за оборотом в СССР опиума и других наркотических веществ” (СП СССР. 1935. № 41 Ст. 348) . Таким образом, уже в 30-е годы в стране функционировали межведомственные государственные структуры, прямо отвечающие за наркоситуацию в стране. В наши дни такая задача отнесена к компетенции Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту, о которой еще будет рассказано в других разделах книги.

Позднее, в 1937 году, с образованием службы по борьбе с хищениями социалистической собственности (БХСС) линию борьбы с наркобизнесом стали главным образом доверять этой организационной структуре милиции, так как в незаконном обороте в основном преобладали наркотикосодержащие лекарственные препараты. Но и с других оперативных аппаратов НКВД, МГБ, МВД СССР раскрытие преступлений, связанных с наркотиками, не снималось.

Очередной взрыв наркопроблемы после гражданской войны пришелся на вторую половину 50-х годов. В этот период УВД Омской области создает на базе аппарата уголовного розыска мобильную оперативно-служебную группу (ОСГ). В ее состав вошли: 7 оперуполномоченных уголовного розыска (УР), один оперуполномоченный ИТУ, 4 оперуполномоченных органов внутренних дел на транспорте (ОВДТ), один следователь и члены КООД. За шесть лет ее существования эти специалисты обезвредили 300 преступных организованных групп. Итогом работы указанной ОСГ стал актуальный и для наших дней вывод: с незаконным оборотом наркотиков можно успешно бороться только на корпоративной внутриведомственной и межведомственной основе.

Специальным распоряжением Министерства охраны общественного порядка (МООП) РСФСР 18 января 1963 года лидирующей службой милиции в этой сфере определяется уголовный розыск, где создается специальное отделение в отделе по борьбе с преступлениями против жизни и здоровья граждан. Спустя 10 лет, 7 июля 1973 года на базе этого отделения создается самостоятельный отдел по борьбе с наркоманией УУР МВД СССР со штатной численностью 6 человек. В органах внутренних дел этой проблемой занимались тогда 282 сотрудника. В борьбе с незаконным оборотом наркотиков аппараты уголовного розыска с 1963 года. признаются ведущими. Они наделяются функциями выявления крупных сбытчиков наркотиков, организуют взаимодействие с оперативными аппаратами ИТУ, следствием, государственными учреждениями, общественными организациями, средствами массовой информации и т.д.

Вместе с тем проблема наркомании в стране к середине 80-х годов значительно обостряется, растет торговля наркотиками, увеличивается число лиц. злоупотребляющих ими. Последующие 10 лет не внесли серьезных изменений в активизацию борьбы с НОН.

Начиная с 1986 года намечаются кардинальные перемены в деятельности МВД СССР по противодействию незаконному обороту наркотиков. Численность сотрудников отдела по борьбе с наркоманией в структуре ГУУР увеличивается до 12 человек, а общее число этих специалистов в подразделениях министерства и его региональных органах составило 409 человек.

' В результате принимаемых мер со стороны властных структур, правоохранительных органов и органов здравоохранения, других министерств и ведомств в 1987-1989 годах наступает некоторая стабилизация этого явления. Однако к началу девяностых годов "мода" на наркотики в России усиливается. Социально-экономические условия жизни граждан также толкают многих на путь потребления наркотических средств, наркобизнес становится прибыльным и начинает расширяться не только на национальном уровне, но и на международном. В 1988 году впервые в истории советских правоохранительных органов нормативно унифицируются теория и практика внутриведомственного взаимодействия органов внутренних дел по предупреждению и пресечению незаконного оборота наркотиков (приказ МВД СССР от 5 июля 1988 г.). В МВД СССР в 1989 году отдел ГУУР по борьбе с наркотиками реорганизуется в 3-е Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и преступлениями, связанными с иностранными гражданами. Два из трех отделов указанного управления специализируются на проблеме наркотиков. В 1990 году по инициативе данного управления утверждается научно-практическая программа комплексного межведомственного взаимодействия с распределением обязанностей каждого соисполнителя этого документа.

В 1990 году за счет штатной численности ГУУР и ГУБХСС МВД СССР создается Управление по борьбе с распространением наркомании ГУУР МВД СССР. В его структуре, помимо двух центральных, формируются еще семь межрегиональных отделов по борьбе с наркобизнесом, подчиненные непосредственно МВД СССР. Основные функции управления вошли, например, такие, как организация работы с межрегиональными подразделениями, международное взаимодействие, научное обеспечение оперативно-служебных задач (приказ МВД СССР от 12 июня 1990 г.).

Таким образом, в 1990 году в МВД СССР создается определенная система борьбы с преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков, организационно и структурно функционально адекватная внутриведомственному, межведомственному и международному направлениям работы. В целом задача борьбы с незаконным оборотом наркотиков по-прежнему возлагалась на подразделения уголовного розыска.

В ноябре 1991 года это подразделение милиции выводится из - под юрисдикции ГУУР МВД СССР. Вместо прежнего управления образуется Бюро по контролю за незаконным оборотом наркотиков МВД СССР, которое становится самостоятельной отраслевой службой. Четвертое Бюро (таково его условное наименование) получает полномочия и соответствующие обязанности в области контроля над легальным оборотом наркотиков и борьбы с незаконным оборотом наркотиков, движением прекурсоров, используемых при изготовлении наркотических средств, а также решает определенные задачи в борьбе с контрабандой наркотиков, приобретает возможность создания единого компьютерного банка оперативных данных, наделяется иными не менее важными функциями. Приказом МВД СССР № 409 от 6 декабря 1991 г. штатная численность Бюро была установлена в количестве 50 человек. С этого момента, по нашему мнению, и начинается отсчет времени рождения отраслевой службы криминальной милиции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

После неудавшейся попытки объединения МВД и ФСК в Министерство внутренних дел и безопасности Российской Федерации Бюро сливается с отделом Управления по борьбе с наркоманией УУР МВД РСФСР. На базе этих двух организационных структур в 1994 году образуется существующее ныне Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД России.

Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УБНОН) МВД России не только руководит деятельностью аналогичных подразделений на местах, но и разрабатывает совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами единую стратегию борьбы с незаконным оборотом наркотиков, осуществляет планирование этой работы и принимает меры противодействия распространению наркомании. Управление осуществляет организационно-методическое руководство и координацию деятельности всех органов внутренних дел по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, занимается разоблачениям особо опасных преступных групп, специализирующихся на распространении наркотиков, располагающих межрегиональными и международными связями, а также обеспечивает выполнение международных обязательств по контролю за оборотом наркотиков и организует сотрудничество со специализированными подразделениями стран СНГ и других государств в этой сфере.

В мае 1998 года межведомственным приказом МВД, ГТК, ФСБ и ФПС России образуется Центр межведомственного взаимодействия в сфере пресечения незаконного оборота наркотиков при МВД России (на правах Управления). Это новое организационное образование непосредственно подчиняется УБНОН МВД России. Наконец, приказом МВД России в апреле 2000 года создается Оперативно-розыскная часть МВД России также курируемая УБНОН МВД России.

Заложены основы формирования системы целевой подготовки кадров, включающей в себя создание специализированных групп, факультетов в высших образовательных учреждениях МВД России. На этой базе в соответствии с Федеральной целевой программой “Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999-2001 годы” предусматривается создание межведомственного центра по повышению квалификации руководящих специалистов данной области.

История становления подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, результаты их деятельности не оправдали скептицизм отдельных лиц, полагавших, что выход названной службы из уголовного розыска ослабит борьбу с незаконным оборотом наркотиков. И, наоборот, подтвердилось мнение тех, кто считал, что столь сложной и многоаспектной проблемой, какой являются наркотики, нельзя заниматься “по совместительству”, наряду с решением других задач. Уже тогда можно было прогнозировать такой виток развития проблемы, который требовал максимальной концентрации усилий, специализации сотрудников на конкретных направлениях, высокого уровня информационно-аналитического и научного обеспечения.

В настоящее время можно констатировать, что создание и становление службы, несмотря на известные сложности, завершены. Практически во всех МВД, УВД субъектов Российской Федерации образованы самостоятельные отделы, а в 23 регионах (например, Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Краснодар, Омск, Новосибирск, Приморский край и др.) - мощные управления, обладающие высокой профессиональной и социальной репутацией. Сформировано высокопрофессиональное ядро, основу которого составили опытные оперативные сотрудники. Их важную работу хорошо дополняют специалисты других профессий - химики, педагоги, врачи, экономисты, что позволяет успешно выполнять задачи широкого диапазона, стоящие перед службой.

Назад К содержанию Вперед
 
 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100