Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





Дежурство скорой помощи на мероприятиях

Дежурство скорой помощи на мероприятиях. Бригады скорой помощи

ангелымилосердия.рф

квартиры в жк розмарин

vgrealty.ru

Назад К содержанию Дальше

Неформальная экономика в Санкт-Петербурге
(социолого-криминологическое исследование)

О.В. Афанасьева


Введение

Социально-экономические изменения в России происходят крайне противоречиво и непросто. Разгосударствление собственности, возникновение новых форм хозяйствования без надлежащего правового регулирования и снижение роли государства в управлении экономическими преобразованиями, породило масштабную теневую экономику и реальную организованную преступность.

Постсоветская Россия стала свидетелем развертывания новых 1неформальных отношений. Экономический упадок для большинства населения породил потребность в новых видах экономики выживания (бартерные соглашения, сети взаимной поддержки, широкий спектр персонифицированных отношений). Ослабление государства привело также к экспансии криминальной экономики – одна часть приняла форму мафиозного “крупного бизнеса”, капиталистического по своей организации, другая – форму эксполярных (неформальных) отношений.

Проблемы борьбы с преступностью в экономической сфере все больше привлекают внимание общества, поскольку преступность становится более организованной и профессиональной. В противоправную деятельность вовлекаются все новые участники, возникают более смелые и агрессивные по форме и способам совершения преступления. Сохранение традиционного подхода к рассмотрению этих проблем в ряду общих проблем правового регулирования, не дает нужного эффекта.

Ясно, что стратегия превенции должна ориентироваться как на правовые, политические, экономические, меры, так и на социальные, поскольку тенденции развития преступности нельзя изучать вне связи с тенденциями развития общества, ибо они взаимосвязаны.

Проблема неформальной экономики в России, как одна из детерминант, порождающих организованную преступность, вызывает интерес как с практической, так и с теоретической точки зрения. Масштабы теневой экономики в России велики. Сегодня в России в той или иной степени “в тени” находится практически каждое предприятие.

Если в 1973 году теневой сектор СССР равнялся примерно 3% ВВП в 1990-1991 годах – 10-11%, то в 1993 году он составлял уже 27%, а в 1996 году – 46%. Быстрый рост теневой экономики был обусловлен, прежде всего, фискальной политикой правительства. Ослабление государства и его частичный отказ от своих функций в области экономики означал быстрое обогащение новых элит, но для большинства жителей России это означало отступление к семейной экономике выживания как важнейшему элементу жизнеобеспечения. В результате сформировалась совершенно уникальная по международным меркам теневая экономика, ее основными чертами являются – уход от налогов, бегство капитала за рубеж, двойная бухгалтерия, челночная и бартерная торговля, скрытая безработица, коррупция. Сюда же следует отнести наличие крупного нерыночного сектора.

В силу своей латентности, это явление не поддается реальному учету. Неформальные структуры, действуя обычно за пределами официальных норм и институтов, оказывают мощное воздействие на все сферы жизнедеятельности. Именно это явление объясняет парадокс “выживания” российского общества в его новейшей истории.

В предлагаемой работе будут рассмотрены социальные структуры, образованные традициями, обычаями, новыми экономическими условиями, определяющие деловую этику “теневого” хозяйствования в постреформенной России. Во второй части будут изложены типовые приемы преступной деятельности, практикуемой представителями исследуемой группы населения в кредитно-финансовой сфере.

Методика, логика и источники исследования

Проводимое социолого-криминологическое исследование представляет собой длящееся изучение материалов прессы, опубликованных в некоторых печатных изданиях, наиболее популярных в среде исследуемых групп населения – предпринимателей, служащих банков, аудиторских, юридических, консалтинговых фирм, чья деятельность направлена на обслуживание рынка.

Наиболее важным источником информации являлись данные, полученные в ходе стандартизированных анкетных обследований и углубленных интервью с предпринимателями и экспертами. Выборка включала 36 фирм легального сектора, работающих в различных сегментах рынка – строительство, оптовая торговля, розничная торговля, издательский и рекламный бизнес, рекрутинговые агенства, сфере услуг, общепита, производства медицинского оборудования, кроме того, 1 фирму, нелегально работающую на рынке, производящую ликеро-водочные изделия. Всего собрано 70 анкет руководителей, как собственников, так и наемных менеджеров предприятий малого и среднего бизнеса, работающих в Санкт-Петербурге. Анкетирование проводилось в период с февраля по май 2001 года. В целях повышения чистоты проводимого исследования, в выборке одинаково представлены предприятия, созданные до и после 1996 года, частные и имеющие долю госсобственности. По видам деятельности исследовалось до 3 фирм в каждом секторе, исключение составили фирмы, представители издательского бизнеса и нелегально работающие на рынке.

Дополнительно были произведены интервью с тремя экспертами – специалистами в области налогового консультирования, банковского кредитования. Эта группа состоит из сотрудников фирм, поставляющих аудиторские, юридические и консалтинговые услуги, а также филиала одного из крупных банков Санкт-Петербурга. Эксперты предоставили информацию о роли банков в операциях “обналичивания/обезналичивания”, а также “неформальных” способах кредитования. А также три интервью с адвокатами, обслуживающими предприятия малого и среднего бизнеса и четыре интервью с сотрудниками ОВД. Записи интервью подвергались последующей распечатке и анализу.

Целью исследования являлось получение эмпирико-теоретическим путем ответов на следующие вопросы:

    1. Каковы источники, формы и основные функции неформальных (нелегальных) отношений?
    2. В какой степени неформальная деловая активность определяет и дополняет формальные (легальные) деловые контакты между постоянными партнерами?
    3. Каковы типовые схемы отношений, обусловленных неформальными деловыми связями, в кредитно-финансовой сфере ?

Неформальная экономика как социальное явление.

Термин “неформальная экономика” был введен в обращение западными исследователями в 70-80 годах.Он лишь отчасти описывал явление, при котором экономические принципы не просто не соответствуют государственным нормам, но и намеренно дистанцируются от них.

В последние годы все больше исследователей обращают свое внимание на проблемы, связанные с неформальными видами деятельности. Это объясняется, прежде всего, взаимообусловленностью формальных (легальных) видов деятельности и неформальной экономики.

Прежде чем обратиться к рассмотрению неформальных процессов в экономике, следует преодолеть концептуальные сложности в понимании сути явления, определяемого как “неформальная экономика”.

Неформальная экономика латентна по определению. Ее проявления, как уже было сказано выше, намеренно дистанцируются ее участниками от действующих государственных норм и, следовательно, скрываются от контроля. Реальной статистики этого явления не существует. Автономная природа экономики ежедневной жизни россиян, то есть способность функционировать независимо от действий правительств, мало изучены, осмыслены, оценены ученым миром. Несомненно, существует экономика выживания, масштабная и существенно важная для населения. Отчасти это подтверждается простым здравым смыслом, отчасти - самими институтами власти, которые интуитивно или же по долгу службы осознают, что имеют дело с неким малопонятным и плохо управляемым механизмом. Однако ограничиваются в его описании популярными терминами “теневая”, “неформальная”, “серая”, “подпольная”, “черная” и прочая экономика. Судя по этим определениям, в современной России считается, будто основа ее жизнеспособности кроется в нелегальной деятельности, попирающей законы страны.

Неформальным видам деятельности посвящены работы ряда известных авторов как зарубежных, так и российских. Наибольший интерес представляют исследования в данной области, проведенные С. Николаенко (1997), Д. Макаровым и В. Ларичевым (1998), В.Радаевым (1997/1998).

А также в разные годы – Р.Коузом, О.Уильямсоном, Д.Нортом. Последователи неоинституционной экономической теории, они определяют рынок как совокупность формальных и неформальных ограничений. Под формальными ограничениями понимаются законы и другие нормативные акты, цивилизованные договорные (контрактные) отношения.

Под неформальными ограничениями понимаются единые нормы и межперсональные деловые сети.

Деловая (хозяйственная) активность – это устоявшийся, социальный институт, пронизывающий все социальные структуры. Если рассматривать мотивацию деловой активности любого хозяйствующего субъекта, то сводится она к формуле мотивированного экономического интереса объективно отягощенного транзакционными издержками.

Большинство семей россиян фактически выживают за счет самообеспечения, начиная от взращивания продуктов на садовых участках и заканчивая сложными взаимодействиями внутри семей.

Обычным является сочетание небольших зарплат с содержанием личного подсобного хозяйства, когда старшее поколение живет в деревне, их внуки проводят лето с ними, а среднее поколение приезжает из города, что бы помочь с заготовками на зиму по выходным.

Усиление роли семейной экономики влечет за собой ряд неэкономических детерминант как на личном, так и на социальном уровнях. Это явление напрямую связано с неформальной работой по совместительству, которая может быть в виде как учтенной и оплаченной работы, так и недекларированной скрытой оплаченной деятельности, которая, к сожалению, связана с постоянным риском перейти в разряд неоплаченной. Российская статистика занятости теряет миллионы людей, которые исчезают из совокупности официально работающих, но не встающих на учет на бирже. Люди в сфере занятости реализуют иные, чем в советские времена, стратегии, как правило, в неформальной экономике.

Эмпирические свидетельства о стабильности персональных сетей достаточно противоречивы. Для полноценных выводов их явно недостаточно, поскольку это не входило в цели исследования. Однако, основываясь на имеющихся данных, можно вывести следующую гипотезу: нацеленность людей на выживание, стремление обеспечить себе занятость, приводят к активному расширению способов заработка и по ряду объективных причин, к быстрой их смене. Усилия, направленные на выживание, обуславливают желание людей свести к минимуму риски и максимизировать статьи дохода. Что, в свою очередь, выражается в неформальной работе по совместительству, смещении акцентов в распределении обязанностей в семье, где женщины все чаще играют главенствующую роль. Дружеские отношения также претерпели существенные изменения, наблюдается усиление обязательств, основанных на родстве, распространение кредитования, основанного на личном доверии.

Имеются различные способы, с помощью которых люди могут формировать и действительно создают коалиции и сотрудничают друг с другом. Социальная (семейная) экономика – тема для отдельного исследования, мы сосредоточимся на существующих неформальных отношениях между предпринимателями, складывающихся в рамках неформальной экономики.

Смещение в сторону клановых практик поведения, произошедшие на уровне семьи, распространяются далеко за ее пределы. Корпоративность – принадлежность к “кругу своих”, свойственна и для существующих взаимосвязей в бизнесе. В научной литературе существует две концепции, с позиций которых ведется изучение данного явления. Первый нацелен на максимальное снижение объема неформальной деловой активности населения и исходит из практик повседневной хозяйственной деятельности. Второй определяет неформальный сектор экономики как определенную логику действий и исходит из обозначения социологического подхода к хозяйственной сфере. Последний подход представляется наиболее правильным.

Итак, неформальной экономикой называются такие взаимоотношения между субъектами хозяйствования, которые дополняют или замещают официально установленный порядок организации и реализации экономических связей. Существуют и другие определения этого явления, но в большинстве случаев авторы подменяют его криминальными видами хозяйственной деятельности. На примере социальной (семейной) экономики, мы видим, что “неформальность” деятельности не всегда связана с криминалом, масштабнее общеуголовной преступности.

Важно отличать теневую экономику от чисто криминальной. Теневая экономика по своему содержанию и целям часто не является прямым нарушением закона.

Наиболее приближенной к действительности представляется классификация неформальной экономики, изложенная В.Радаевым, который выделяет ее основные составляющие, как легальную неофициальную экономику, внеправовую экономику, полуправовую экономику и криминальную экономику.

Легальная неофициальная экономика – это экономическая деятельность, не нарушающая ни действующего законодательства, ни прав других хоз. агентов, которая не фиксируется в отчетности и контрактах.

Внеправовая экономика – это экономическая деятельность нарушающая права других хоз. агентов и находящаяся во внеправовых зонах. Сюда автор относит деятельность финансовых пирамид, а также нарушения экологической безопасности, лоббирование в пользу отдельных субъектов, выраженное в предоставлении в виде исключения льгот и субсидий.

Полуправовая экономика – это экономическая деятельность в целом соответствующая законодательству, но периодически выходящая за его пределы. По мнению автора, – это бартерные сделки, способы ухода от налогов, включающие образование “черного нала”, работа без лицензии и патента, трудовой найм без оформления.

Криминальная экономика – это экономическая деятельность, запрещенная законом и систематически нарушающая закон. Это контрабанда, торговля наркотиками и оружием, проституция, торговля людьми.

Макроэкономические процессы напрямую зависят от масштабов неформальной деловой активности, следовательно, данное явление должно быть осознанно как тип операционной логики, отличной от существующих в различных общественных формациях. Это явление гораздо шире, объемнее понятия “экономика”. Оно возникло не вдруг, имеет свои истоки, формы и функции.

На формирование неформальной экономики повлияли различные процессы как объективные, так и субъективные.

Доверие и контроль как категории и критерии неформальных отношений.
Блат как традиция и источник неформальной экономики.

Доверие как категория и критерий отношений имеет огромное значение для эффективного функционирования политической и экономической систем, поскольку доверие между людьми не может возникать и поддерживаться, если действия людей не соответствуют взаимным ожиданиям. Те же процессы действуют на уровне личность-государство.

Проблема выживания, неотступно сопровождающая население все годы постреформенного периода, как и проблема первоначального накопления капитала, решались в Санкт-Петербурге, как и по всей России, с помощью активного включения населения в теневую экономику. Исчезло доверие не только людей к власти, но и между людьми. Всеобщая необязательность, порожденная отсутствием традиций, норм и ценностей деловой этики, на фоне сохранившейся трудовой этики, оставшейся от советских времен, вызвало неопределенность поведения экономических агентов, частые срывы соглашений. 82% опрошенных считают нарушения деловых обязательств нормой. 75% женщин и 89% мужчин положительно ответили на этот вопрос.

Слабая культура договорных отношений, только усугубляла ситуацию. Необходимость стабилизации бизнеса требовала своевременного выполнения соглашений и, как следствие, организации форм защиты и контроля. При отсутствии доверия для осуществления транзакции любому участнику хозяйственной деятельности требовалось создавать своего рода группу поддержки, состоящую из тех, кто способен оказать административную, безопасностную защиту, финансовую поддержку и тех, с кем “можно иметь дело”, то есть постоянных партнеров.

Такое положение вещей закономерно там, где личное доверие и неформальные связи позволяют преодолевать сложные ситуации объективного характера – общую экономическую нестабильность, цепь неплатежей и чисто субъективные обстоятельства – недобросовестность контрагентов по бизнесу, связанные с этим большие риски и общую криминогенность. Необходимость защиты прав собственности и собственных интересов, повышенная неопределенность рыночной ситуации и снижение градуса доверия в обществе породили формы контроля, выработанные непосредственными участниками хозяйственных операций. Немаловажную роль в этом сыграли как традиционные формы неформальных отношений, таких как блат, так и вновь образовавшиеся стереотипы поведения.

Как источник нового предпринимательства, блат имел двойное значение: знакомства и связи давали доступ к общественным ресурсам, вовлекаемым впоследствии в частный бизнес. И, конечно, личностный аспект – субъективные навыки к обрастанию связями, изобретательность в преодолении бюрократических препонов, имеющиеся заделы доверия.

В условиях экономического дефицита обмен услугами доступа к ресурсам существенно корректировал распределение материального благосостояния. Блат как практика обхода формальных процедур регулирования, использование личных контактов для получения доступа к товарам, услугам, источникам дохода и привилегиям являлся наиболее распространенной практикой неформальных отношений в дореформенной России. Менталитет собственника, расширение сферы монетарных отношений в экономике подорвали основы экономической системы, на которой основывался блат.

Несмотря на то, что отношения блата утеряли прежнее значение, использование личных контактов продолжает быть доступным и эффективным способом решения проблем. Особо показательна роль личных контактов во взаимоотношениях малого бизнеса и банков на раннем периоде реформирования экономики. Как показали данные опросов, в ситуации ограничения доступа к открытию счетов и предоставления финансовых услуг, только те, у кого были контакты в банках, могли рассчитывать на срочные, эффективные или внеочередные прохождения банковских операций. Это показательно еще и потому, что подобная практика сохранилась при выдаче так называемых привилегированных кредитов.

“В ситуации отсутствия отработанных формальных критериев и процедур выдачи кредитов – кредитной истории, эффективных систем страхования, возможности реализации банковского залога, - эта форма была повседневной практикой. Кредиты вообще предоставлялись только тем, за кого могли поручиться работники банка или иные влиятельные лица…”

(интервью с управляющим филиала банка)

То есть, личное доверие становилось заменяющей процедурой, необходимым гарантом выдачи кредита.

Уже имеющиеся заделы доверия стали весомым капиталом в новых условиях. Прежние связи номенклатурных времен переросли в корпоративные интересы. Многие банки, предприятия, консультативные фирмы основаны “старой гвардией”.

“Это действительно общность… уходящая корнями в старую номенклатуру. Еще при “совке” номенклатурщики особенно ни с кем не смешивались, с этими же связями они и вошли в перестройку. Партия фактически никуда не исчезла. Имея необходимые ресурсы, информацию они создали 90% банков, предприятий в особо доходном строительном бизнесе не только, консультативные фирмы, акционировали все, что стоило того… Иными словами, стартовые условия у них на несколько порядков были получше, чем у нас, ушедших в бизнес из теоретической физики… Все крупные операции, финансовые аферы, невозвратные кредиты, заведомо провальные инвестиционные проекты основаны на связях “старой гвардии” и информации, которой не имели мы… ”

(интервью с сотрудником консалтинговой группы)

Обмен услугами доступа в условиях экономического дефицита не предполагал использования собственных ресурсов. Удовлетворяя нужды личного потребления, блат плохо распознавался, поскольку был опосредован личными отношениями. В настоящее время область блата сузилась и фактически свелась к использованию услуг чиновников. Область контактов с нужными людьми передается по наследству, число лиц, имеющих доступ к патрону, расширяется достаточно медленно, распространена практика “удержания” неформальных активов, как следствие, услуги оказываются через третьих лиц-посредников, что само по себе уже приносит деньги.

Даже самым надежным людям доверяют не при всех обстоятельствах. Результат доверия сложно прогнозировать, поскольку оно относится к ожиданиям по поводу того, как личность будет вести себя в будущем и в непредвиденных обстоятельствах. Поэтому доверие всегда ограничено, следовательно, новые связи лучше строить на основе “старых”. Из этого не следует, что новые связи вообще не могут быть созданы, просто на это требуется гораздо больше времени и риски существенно повышаются. Отсюда напрашивается вывод, что связи, построенные ранее, существенно влияют на те, что были созданы позже, что естественно влияет не только на круг деловых партнеров, но и на другие факторы развития бизнеса, а в конечном итоге, на развитие экономики в целом. Полученные услуги оплачиваются благодарностью, чаще – отложенными услугами, что само по себе инициирует либо подпитывает уже имеющиеся отношения.

Явно, что наиболее актуальными стали нужды бизнеса, следовательно, личные интересы практически перестали идентифицироваться с личным потреблением в сфере услуг. Расчетливость и преследование собственного интереса снижает значимость личных отношений. Этика блата – “ войти в положение” – входит в противоречие с этикой бизнеса. 48% респондентов на вопрос: “ Является ли фактор личного знакомства гарантией взаимопомощи?”, - ответили отрицательно. Реже осуществляются необязательные обмены, не основанные на личной материальной заинтересованности.

Неформальная финансовая помощь достаточно развита в среде предпринимателей. Однако каждый третий предпочел бы воздержаться от оказания такой поддержки, каждый пятый оказывал ее на крайне выгодных для себя условиях.

Однако, обращает на себя внимание тот факт, что 78% респондентов, приняв решение об оказании финансовой помощи, возможно, предложили бы ее под более низкий процент, чем это принято на рынке, но только самым близким и проверенным людям.

Обман, нарушение обязательств воспринимается как нормальное явление 82% опрошенных. Обманы со стороны близких, хороших знакомых, родственников переживаются особенно болезненно. Это достаточно распространенное явление, его испытали 40% опрошенных предпринимателей.

Интересно соотношение средств, используемых теми, кто сталкивался с потерями. Только 3% респондентов сразу отказались предпринимать какие-либо шаги по возврату средств. 72% решали эту проблему мирно путем уговоров и переговоров, и только 7% обратились в суд. К силовому способу решения конфликтной ситуации прибегли 8% опрошенных, остальные затруднились ответить на этот вопрос.

Полученная информация подтверждает гипотезу, что отношения между рыночными агентами складываются не просто между фирмами, а скорее между представителями этих фирм. Личностные отношения между представителями фирм, рекомендации имеют большое значение, особенно при принятии ключевых решений. Это косвенно подтвердило гипотезу, что личностная окраска взаимодействия между фирмами одновременно является и сдерживающим фактором, в данном случае при решении вопроса о применении силы в конфликтной ситуации.

Следовательно, рынок изменил характер личных взаимоотношений между людьми, в том числе и отношения дружбы. Существенно снизилось доверие, как к власти, так и между людьми. Теснее стали внутрисемейные контакты. В предпринимательской среде возникли локальные сети контроля. Область блата сузилась до использования услуг чиновников. Деловые сети влияют на поведение контрагентов, в том числе и в случаях форсмажорных обстоятельств.

Деловые сети.

Повышенная рисковость российской экономики, отсутствие сложившейся деловой этики, действенных механизмов контроля, требует особой доверительности между партнерами (неоднократность совместной деятельности, родственные и иные узы и прочее), что фактически и обусловливает образование неформальной сети. В процентном соотношении это выглядит так: только 1,5% работает с новыми партнерами в основном это вновь созданные фирмы.75% имеют контакты как с новыми, так и с постоянными партнерами, однако 50% респондентов указали, что это обусловлено спецификой деятельности. 28% ориентированы только на постоянную сеть партнеров, с которыми имеют долговременные контакты. Это отчасти подтверждают сведения, отражающие объемы издержек фирм-респондентов на неформальные акции. Регулярно тратят средства на неформальные акции 47% опрошенных. (Таблица №2)

Чем ниже личный предпринимательский опыт, тем вероятнее провалы, следовательно, для вновь образованных фирм, становится жизненно необходимым больше тратить на деловую информацию. Однако эта гипотеза не получила прямого подтверждения. По результатам опросов 35,3% респондентов подтвердили, что тратят средства на сбор информации систематически, в большинстве случаев это фирмы, работающие на рынке свыше семи лет, имеюшие устойчивые связи с властными структурами. (Таблица№3, Таблица №5).

Следует сделать оговорку, дело в том, что беседа с информатором дает основания предположить, что в ответах на ряд “щепетильных” вопросов, касающихся, в частности, жизненного уровня, респонденты достаточно лукавят. Однако, полученный материал достаточно интересен.

Согласно результатов опросов, 76,3% имеют “силовую” поддержку властных и иных структур, из них 35,3% на постоянной основе, 41% используют ее по мере необходимости, имея непосредственный контакт с “нужными людьми”, 4,6% пользуются услугами посредников (фирмы, частные лица) (Таблица №5).

22,3% опрошенных получают информацию по каналам внутристевого обмена услугами. (Таблица№4)

Войти в сложившуюся сеть достаточно тяжело, а в зависимости от уровня бизнеса, рода деятельности, крайне сложно. Нужны личные рекомендации, опыт работы, способность оказания определенного сорта услуг или наличия нужной информации, “связей” и прочее. Включение в сеть дает ряд преимуществ – поддержка членов сети в виде получения дополнительных услуг, льгот, кредитов, в том числе и на нерыночных условиях. Это составляет своего рода этику неформальных отношений, частично заимствованную из обычаев этики блата. В подобную деловую сеть могут входить фирмы, иные структуры, представители разных уровней власти. Подобными корпоративными отношениями пронизана вся хозяйственная жизнь.

В условиях привычного недоверия к официальным источникам личные каналы по-прежнему сохраняют свою значимость, особенно при принятии долгосрочных решений.

27% респондентов, вновь вошедшие в бизнес, указали, что, при выборе банка информация о нем получена от друзей и знакомых, 15% - от коллег и знакомых. Банковские служащие говорят, что до 30% клиентов филиала были приведены лицами, уже являвшимися клиентами банка. Это объясняется сохранением недоверия на уровне личность-государство, поскольку возможность получения долгосрочной информации о жизнеспособности банка, путем внутрисетевого обмена информацией, в данной ситуации превалирует.

Таким образом, деловая сеть – это совокупность устойчивых, относительно замкнутых связей между хозяйственными агентами.

Главной целью создания сети является уменьшение нестабильности и максимальное снижение рисков. Это своего рода локальные сети защиты бизнесменов от дополнительных, незапланированных транзакционных издержек.

Несоблюдение договоров в бизнесе влечет за собой материальные издержки, которые предприниматели изначально закладывают в бизнес-планы. Подрыв доверия к контрагентам – одна из основных причин использования неформальных связей в бизнесе, которую отмечали все респонденты.

“ … за доверие к знакомым я была наказана жестоко. С тех пор полностью доверяю только себе самой …”

( интервью с руководителем агенства по рекрутингу)

Особенно часто от несоблюдения обязательств, судя по ответам, страдают фирмы, работающие на финансовых рынках, предприятия строительства.

При отсутствии доверия для осуществления любой транзакции любому участнику хозяйственной деятельности приходится создавать своего рода группу людей, постоянное взаимодействие с которыми, позволяет обеспечить устойчивое функционирование бизнеса. “Кидать” в последние годы стали реже, что подтверждает действенность страховочных мер. К сожалению, гарантией от неисполнения обязательств в сфере бизнеса нельзя назвать такой цивилизованный способ как юридическую форму договорных отношений.

“Договор – это не гарантия. Чаще практикуем “пробные сделки”, “предоплату”, однако, прежде чем начать деловое общение с новым партнером, производим проверки. Сделки бывают разные. Мы вплотную работаем с МВД, используем информацию, получаемую от служб банковской безопасности (в т.ч. “черные списки”). Они для нас могут достать любую справку о клиенте… ”

(Интервью с менеджером фирмы, занимающейся торговлей компьютерной техникой в Санкт-Петербурге)

Проверки контрагентов связаны с дополнительными издержками.

“Справка о судимостях стоит недорого, можно получить и кредитную историю и многое другое, но порой и это не спасает…” (Там же)

Проводимые проверки не дают желаемой гарантий, однако, большинство респондентов, работающих на рынке более 5 лет, указали, что, поддерживая отношения только с ограниченным кругом контрагентов, риски существенно снижаются.

“Общеизвестно, что начинали мы все с родственниками и знакомыми, но потом “наелись”. Сама знаешь, мы всегда что-то начинаем, но со знакомыми и родственниками вместе – уволь. Я лучше буду сидеть с ними в одном офисе, но фирма у меня будет своя. Я готов вести с ними сделки и веду, как ты, опять же, знаешь, достаточно успешно…” (Руководитель фирмы по оптовой торговле в Санкт-Петербурге)

Распад первоначальных “своих” команд обусловлен ростом их участников. Авторитарные отношения в среде близких приводят к конфликтным ситуациям. На смену им приходят более гибкие отношения. Чаще это межфирменные связи, основанные не на личных отношениях по школе, институту и пр., а на деловых качествах партнеров, хотя, последнее не исключает первое.

“ А зачем мне визитки? Те, с кем я работаю, меня давно знают, да и ты с ними знакома. А другие мне ни к чему. Это проблемы, а проблемы – это выброшенные деньги… Нет, если С. или К. скажет, что это - “наш человек”, я буду с ним иметь дело…” (Там же)

Ненадежность партнеров заставляет расходовать дополнительные средства на безопасность и разведку, сужает круг тех, с кем можно иметь дело, до хороших знакомых. Происходит формирование “черных списков” фирм, которые имеют репутацию “несолидных”, с которыми не рекомендуется сотрудничать. Деловые сети становятся каналами распространения информации о неблагонадежных партнерах и инструментом построения деловой репутации.

“Наш бизнес жесток. Сюда уже не пустят чужака. Есть свой круг, в котором репутация каждого не вызывает никаких сомнений. Он практически неизменен. Если кто-то и приходит, то только по личной рекомендации…”

(Интервью с представителем инвестиционной компании)

Происходит деление рынков с точки зрения деловых сетей, а в определенных сегментах, с точки зрения их характера. На примере банковского сообщества: “ Банки вообще толерантно относятся к межбанковским отношениям. Слишком хорошо сейчас поставлена информация. Существует некое устное досье. Риск остаться без партнеров, если ты не выполнишь обязательства, крайне велик…”

(Интервью с управляющим филиалом банка в Санкт-Петербурге)

С другой стороны, сложившиеся деловые сети способствуют развитию неформальных отношений там, где культура письменных договоров развита в сильной степени. Кредитование бизнеса занимает все большую долю среди операций многих банков. Банки заинтересованы в заемщике, поскольку получают комиссионный или маржевой доход. Однако в случаях включенности в деловую сеть, ситуация неформальности сохраняется. Это выражается в том, что клиент не проходит такой исключительной банковской практики как период наблюдения, работы по расчетному счету, пользуется расширенным лимитом кредитования и пр. Несмотря на то, что иные технологии проверки заемщика не нарушатся, ему удается избежать “лишней” бюрократии.

Проверку заемщика осуществляют службы безопасности, предоставляя информацию письменно кредитной комиссии. Подобная проверка включает в себя ряд ключевых моментов. Устанавливается подлинность учредительных и регистрационных документов, история самого заемщика (установочные данные личности, судимости, родственные связи и пр.), история его предпринимательской деятельности. Подвергается оценке работа по расчетному счету, на основе которой, в основном, делаются выводы о финансово-хозяйственной деятельности потенциального заемщика, его способность погасить выданный кредит.

“ … ООО “С” является клиентом О. Отделения банка лишь с апреля 2001 года, ранее в банке “ N” и в других банках не кредитовалось, т.е. кредитная история рассматривается как критическая…”

( выдержка из заключения инспектора службы безопасности банка)

“…также стоит отметить, что руководство ООО “С” ранее уже выходило на руководство АБ “N” с просьбой о предоставлении кредита в сумме 30 000,0 тыс. руб., однако им было отказано … предоставление указанного кредита считаю категорически нецелесообразным…”

( Там же)

Функционирование деловых сетей основано на постоянных взаимных услугах. Фактически, это – негласные, неписаные договоры, которые отчасти отражаются в формальных договорах, дополняя их.

Внедоговорные отношения выражаются, в частности, в виде оказания финансовой поддержки “для своих”. Этика отношений позволяет широкий спектр неформальных услуг: скидки, задержки оплаты, кредиты под низкий процент, вето на использование иных кабальных условий, применение силы. Это прямо подтверждает гипотезу о наличии сформировавшейся этики внутрисетевых отношений, сходной с этикой отношений, основанных на практиках блата. Показательно, что подобного сорта услуги оказываются адресно, исключительно на личном доверии, что, бесспорно, максимально сужает круг тех, кому готовы оказать такую помощь. На уровне взаимопомощи, поведенческие практики аналогичны внутрисемейным связям бытующей экономики выживания (социальной экономики).

Таким образом, деловые сети – это не просто устойчивая и относительно замкнутая совокупность связей между постоянными партнерами, это - определенная логика делового поведения.

Деловая сеть дополняет формальные отношения межличностной системой взаимопомощи, сложившейся этикой и, как следствие, является источником информации, способом снижения рыночной рисковости и нестабильности.

Повышенный уровень доверия между участниками сети, влияет на их деловую активность, формирует деловую репутацию.

Неформальная экономика и властные структуры.

Люди строят и укрепляют связи в зависимости от своих краткосрочных или долгосрочных интересов. Внезапное изменение в структуре стимулов дает импульс к образованию новой “паутины” социальных контактов. Следовательно, сети – это следствие, а не причина, и поэтому ими можно манипулировать с помощью подходящих инструментов.

Несмотря на либерализацию экономики в первой половине 90-х годов, влияние бюрократии, особенно региональной, не сократилось. Распределительный характер производственных отношений не исчез, а лишь поменял форму. Успешность, а, порой, и само существование подавляющего большинства компаний целиком зависят от воли чиновников.

Российский рынок невозможно представить без участия органов государственной власти. Это касается и входа на рынок - регистрации, лицензирования, получения помещений, и доступа к ресурсам, и контроля за деятельностью бизнеса. Теневая экономика тесно связана с уровнем вмешательства государства в хозяйственную жизнь, с влиянием бюрократии. Бюрократия сама рождает теневую экономику в форме коррупции и в то же время либо глушит деловую активность, либо толкает последнюю к поиску форм, позволяющих избегать соприкосновения с государственными органами.

“ Ты еще помнишь такое словечко как “блат”. Мой сын уже не понимает значение этого слова…Где он сохранился? Естественно, там, где деньгами ничего нельзя решить, где возможно только разойтись услугами, и, конечно, когда сталкиваешься с госсектором…”

(Интервью с руководителем строительной фирмы)

Дефицит сегодняшнего дня определяется задачами бизнеса, а не личного потребления. Финансы, привилегированное кредитование, доступ к бизнес-информации определяют места, где наличие неформальных связей насущно необходимо.

“ Я занимаюсь бизнесом с начала 90-х. Имею сеть фирм, два офиса. Оба они в “родном” районе. С районной администрацией, милицией, налоговыми органами у меня проблемы не возникают давно, все довольны…

(Интервью с руководителем сети строительных фирм)

“ Нет, зачем тратить лишнее время. Легче потратить либо небольшие деньги, либо то же небольшое время на звонки и зарегистрировать и отлицензировать все, что необходимо и сверх того. В наше время не нужно уже делать лишних телодвижений. Все течет, но ничего не меняется, - “кадры решают все”…”

(Интервью с частным индивидуальным предпринимателем, производящим медицинское оборудование)

Неформальные отношения с органом власти многовариантны. Участие государственных служащих в организованной преступной деятельности и теневой экономике возможно опосредовано за определенное вознаграждение или непосредственно за некоторую долю в преступном бизнесе, взятки, – это наиболее общие и распространенные виды коррупции. На фоне повышенной рисковости бизнеса это породило латентный государственный рэкет – насильственное встраивание в бизнес чиновника.

“…конкуренция происходит на уровне “аукциона взяток” и рекомендаций других взяточников о твоей благонадежности при отдаче оговоренного “отката” и молчания. Учитывается какая у тебя репутация, насколько ты беспроблемен с контролирующими органами. По чиновничьей неформальной сети информация распространяется очень быстро…”

( Интервью с руководителем строительной фирмы )

Однако, коррупция – это не односторонний процесс. Согласно опросов и интервью, проводимых в рамках данного исследования, 19% опрошенных предпринимателей чаще сами являются инициаторами “неформальных” отношений с госчиновиками, подавляющее большинство – 89% считают, что наличие “нужных людей” в ключевых ведомствах для деловой активности в Санкт-Петербурге необходимы (Таблица №5). То есть, взаимоотношения с чиновниками в рамках деловой сети давно стало нормой, общепринятым социальным явлением.

Государственный бюджет и информация стали актуальными не только для государственных предприятий, но и для частного бизнеса. По мнению экспертов, бюджетные нарушения неисчислимы. “ Не учитывай фирмы, работающие с “бюджетниками”. Это – особый мир, там свои законы… бюджетные деньги “моются” круглогодично и только ленивый этим не занимается… схема проста: свои через своих за “откат” получают заказ и деньги, делают работу кое-как, а через год или раньше, когда все снова ломается, можно требовать деньги на тоже самое и снова -–заказ через “откат” и так далее…у знающих людей не возникает вопрос: “Почему здесь опять перерыли магистраль?”

(интервью с руководителем строительной фирмы Санкт-Петербурга)

Включенность в неформальную деловую сеть – это социальный капитал предпринимателя, приносящий и профессиональный престиж и экономические ресурсы.

“В строительстве я работаю достаточно недавно – шесть лет. Но и этого срока вполне достаточно, чтобы увидеть: огромная часть затрат казны на строительство уходит в карман чиновнику. Игры с накрутками – едиными районными единичными расценками ( ЕРЕР) – отдельная статья. Набор и ставки этих накруток могут сделать вас как нуворишем, так и нищим, поэтому согласование накруток – самая интимная часть переговоров с бюджетной организацией-заказчиком… Под гарантии “отката” от 10% до 50% сметной стоимости чиновники вам подпишут и оплатят любую смету…”

(Интервью с руководителем сети строительных фирм)

“ Чего стоят, например такие статьи как “накладные расходы”, “ зимнее удорожание”, “временные здания и сооружения”, “ стесненность при производстве работ” … “текущий ремонт”, “аварийный ремонт” и это в Питере, где есть такое “золотое дно”, как старый центр города…Дело в том, что существуют нормативы списания средств в зависимости от изношенности здания, и чем изношеннее объект, тем больше денег можно списать. Если применять статьи “реконструкция” или “капитальный ремонт”, то придется уменьшать и степень износа здания, а, значит, размер средств, которые потом можно будет тратить…”

(Там же)

Встроенность в бизнес чиновника - это социально-правовое и социально-экономическое явление, в основе которого лежит совокупность деяний, конечной целью которых, является обогащение отдельных лиц, определенных социальных групп в результате перераспределения материальных ценностей путем изъятия финансовых средств из бюджетов всех уровней.

“…чиновники намеренно поддерживают основные фонды в стабильно плохом состоянии, чтобы всегда можно было списывать огромные средства на “аварийку” и “текучку”…это организации, ремонтирующие кровли, фасады и помещения зданий, а также разные сети (тепло- и водоснабжения и канализации) и дороги”.

( Там же)

Таким образом, включенность в неформальную деловую сеть, – это социальный капитал предпринимателя. В отличие от организованной преступности, которая тяготеет к криминальным видам деятельности, “встроенность” в деловую сеть чиновника позволяет создавать и поддерживать такие правовые и экономические ситуации, которые позволяют обогащаться определенным группам лиц, уходя от ответственности.

Типичные схемы неформальных отношений в кредитно-финансовой сфере.

На основе полученных, преимущественно качественных данных, можно сделать вывод, что наибольшей распространенностью среди альтернативных форм расчетов, по- прежнему обладают схемы ухода от уплаты налогов, основанных на неучтенном наличном обороте.

Практика продажи товаров или оказания услуг без выставления соответствующих счетов, когда часть сделки является нелегальной, сохраняется в среде индивидуальных предпринимателей, малом и среднем бизнесе, а также лиц, занимающихся адвокатской практикой, нотариусов, врачей.

“ … при заключении договора поручения я обычно фиксирую сумму на несколько порядков меньше реальной. Разницу не показываю. Правда, сделать это возможно только с постоянными клиентами. По сути, за годы работы в адвокатуре, я научился оценивать людей, поэтому все чаще использую эту практику с незнакомыми людьми, полагаясь на интуицию, оценив клиента “на глазок”, ну и на свои профессиональные качества, конечно …”.

( выдержка из интервью с адвокатом)

Это типичная и наиболее простая схема ухода от налогов, ее применение возможно только в случае, когда налогоплательщик получает выручку или ее часть на руки.

Адвокаты, юристы, нотариусы – те группы специалистов, которые нередко включены в неформальную деловую сеть. По отзывам респондентов, в большинстве случаев, это происходит автоматически в силу специфики профессии и возможности оказания неформальных услуг. Во многом деловую направленность деятельности адвоката определяет как его профессиональная подготовленность, так и личностные качества. И, кроме всего прочего, наличие обширных заделов доверия в нужных структурах и постоянная готовность к обретению новых.

Огромную роль в карьере адвоката, к сожалению, играет клановость, которая фактически является аналогом обычной деловой сети, используемой в бизнесе. Это поддерживает необходимую корпоративность как систему контроля и защиты, но с другой стороны – подменяет профессиональные навыки и юридические способы решения споров, превращая их в бизнес, способ незаконного обогащения. Неформальные практики альтернативных форм расчетов в адвокатуре – недостаточно изучены. Использование схемы “подмены” ордеров, когда адвокат приглашается в процесс знакомым лицом, ведущим следствие в порядке статьи 49 УПК РФ, а фактически адвокат, получив деньги у клиента, исполняет свои обязанности на договорной основе.

Имеют место случаи передачи денежных сумм за принятие надлежащего судебного решения. С этой практикой тесно связаны поведенческие практики адвокатов, которые объективно образуют состав мошенничества, когда под действия чиновника и принятию с его стороны благоприятного решения, с клиентов берутся крупные денежные суммы, которые впоследствии присваиваются.

“… существуют адвокаты, которые на нашем сленге именуются “мартышками”. Они – не юристы. Часть из них занимается проносом запрещенных предметов и продуктов питания в следственные изоляторы, а более приспособленные – так называемые адвокаты, которые “решают вопросы”. Суммы там вращаются немалые, существуют установленные таксы, например, решение любого “стоящего вопроса” в арбитраже начинается от 10-15 тысяч долларов и так далее, но юриспруденцией там и не пахнет…”

(Там же).

По принципу криминального передела сфер влияния, город поделен на сегменты, где желательно появление только “своих” адвокатов. Отработана практика, когда задержанному лицу следователи предлагают услуги определенных защитников, давая понять, что в случае заключения договора с названым защитником на приличную сумму денег, задержанный получит “снисхождение” и другие послабления. В положительном случае от суммы договора следователь, предоставивший работу адвокату, получает до 50% от суммы наличных полученных адвокатом с клиента и только незначительную его часть получает коллегия.

“ … с образованием альтернативных коллегий адвокатов, в период развала следствия с 1992 по 1994 год в адвокатуру пришли следственные и прокурорские работники, которые сохранили контакты с сослуживцами. Их профессиональный уровень не был конкурентоспособным, в основном они могли предоставить ограниченный спектр услуг, не распространяющийся за границы прежней трудовой деятельности. Это породило волну “карманных адвокатов”, которые целиком зависят от милости следователя, который приглашает их в случае необходимости. В качестве ответной услуги, следователь получает “беспроблемного” клиента со всеми вытекающими. В случае договора адвокат дает “откат”. Очень удобно…”

( интервью с сотрудником ОВД)

“Обнал” по мнению респондентов, самая распространенная схема уклонения от уплаты налогов с использованием неучтенных наличных, используемая максимальным числом предприятий. Данная схема строго связана с занижением уровня валового дохода, при этом все сделки остаются реальными.

90% предприятий в выборке использовали, либо используют данную схему. 60% используют эту схему регулярно, 20% прибегают к ней иногда.

Эта схема используется, если предприятие-налогоплательщик работает с безналичными платежами. В основном, согласно опросам, эта схема используется предприятиями торговли, оптовой торговли.

Суть схемы в замещении статей дохода, попадающих под налогообложение в повышенной степени. Основанием для такого замещения выступает договор между предприятием-налогоплательщиком и фирмой-“однодневкой”. В соответствии с этим договором предприятие или фирма переводит на банковский счет фирмы-“однодневки” средства в безналичной форме в обмен на фиктивный отчет о проделанной работе. Объективно наблюдается только изменение структуры затрат, при этом официальный оборот предприятия не изменяется.

Эта схема включает в себя ряд фиктивных сделок, а именно всего два дополнительных платежа наличными: фирма-“однодневка” - предприятию, предприятие-клиент – собственникам в виде выплаты неофициального предпринимательского дохода. Сам налогоплательщик со своими постоянными партнерами (поставщиками и покупателями) совершает исключительно легальные сделки. Неформальность его деятельности ограничивается контактом с фирмой-“однодневкой”.

Как правило, банки не имеют контактов с фирмами-“однодневками”. Банки вовлечены в схему, связанную с финансовыми или инвестиционными компаниями, которая регистрирует фирму-“однодневку”, а также напрямую работает с клиентами. Эта компания открывает счет в банке и регулярно получает наличные средства путем покупки ценных бумаг – векселей или акций. Финансовая компания платит банку за получение наличных - %, который образует маржевой доход 0,9% в день на вложенные средства независимо от динамики обменного курса.

Далее фирма приобретает акции и векселя у неких физических лиц по цене до 0,3% от номинала, фиксируемой в договоре между компанией и физическим лицом, которая составляет уже 98% от их номинальной стоимости, после чего продает эти “мусорные векселя” фирме-“однодневке” за 100% номинала.

“… операция отработанная, единственный риск – возможная внешняя проверка деятельности финансовой компании, но есть способы оформления договоров на “подставных” лиц…”

( интервью с сотрудником инвестиционной компании)

Симбиозы оптовых фирм и поставщиков товаров используют обратную схему, когда оптовик, получив наличные от покупателя, заключает контракт с фирмой-“однодневкой”, тем самым официально обезналичивая их на своем банковском счете. Этот способ “отмывания” денег особенно удобен при наличии широкой розничной сети, типа сети магазинов “АЯКС”, поскольку комиссионный процент фирмы-“ однодневки” тем ниже, чем выше объем “отмываемых денег”. В рамках данной схеме он не больше 1- 1,5 %.

Приведенные схемы появились в 1992 году и были вызваны усиленной фискальной политикой государства. По мнению всех респондентов, государство давно могло справиться с фирмами-“однодневками”, приняв ряд последовательных политико-правовых мер.

“ …их применяют локально и в крупных городах, поскольку легче провести, если поставщик и покупатель находятся в одном регионе, и, потом, все вновь организованные фирмы в большом городе не проверишь, что значительно уменьшает риск внешней проверки…”

(там же)

В целом, на основе имеющихся результатов анкетирования, можно констатировать, что в секторе мелких и средних предприятий использование альтернативных форм расчетов широко применяется. Это вызвано сохранением недоверия в связке личность-государство, возможность снизить транзакционные издержки, получить дополнительный предпринимательский доход.

Однако, в ходе проводимого исследования, нашел свое подтверждение тезис, что интересы бизнеса начали превалировать над интересами личного потребления, поскольку 45,5% респондентов указали, что скрытые от налогообложения суммы направляют на расширение и модификацию производства, дополнительные выплаты сотрудникам.

Специфической особенностью применяемых схем, является использование фирм-“однодневок”, на которые и замыкаются возможные нестыковки товарных и финансовых потоков. Безнаказанное функционирование этих фирм сформировало мнение в среде предпринимателей как узаконенный вид “игр с государством”, что само по себе, по мнению 80% респондентов, является необратимым явлением, поскольку уход от налогов воспринимается не иначе как рациональное поведение хозяйствующего субъекта в условиях повышенной нестабильности и рисковости экономики.

В числе факторов ограничивающих применение выше перечисленных схем, можно выделить лишь технические трудности: размер предприятия, географическое удаление контрагентов, лимит сделки.

Выводы.

В целом, на основе данных исследования, можно констатировать, что в предпринимательской среде малого и среднего бизнеса в Санкт-Петербурге серьезно повысилась избирательность в деловых отношениях. Устойчивые и относительно замкнутые связи между постоянными партнерами, обусловлены необходимостью создания условий наибольшего благоприятствования для предпринимательства.

Корпоративность – принадлежность к “кругу своих” стала определяющей в бизнесе. Несмотря на то, что отношения блата утеряли прежнее значение, использование личных контактов продолжает быть доступным и эффективным способом решения проблем.

Несмотря на то, что рынок изменил характер личных взаимоотношений, в условиях сохраняющегося недоверия к официальным источникам, межличностные каналы по-прежнему сохраняют свою значимость в бизнес-практике контрагентов, особенно при принятии долгосрочных решений.

Деловая сеть дополняет формальные ( договорные) отношения межличностной системой взаимопомощи, сложившейся этикой и, как следствие, является поставщиком информации, способом контроля и снижения рисковости и нестабильности. То есть, смещение поведенческих реакций населения в сторону усиления внутрисемейных отношений, распространилось на существующие взаимосвязи в бизнесе, став общепринятой логикой делового поведения.

Включенность в деловую неформальную сеть - социальный капитал предпринимателя. Подавляющее большинство респондентов уверены, что силовая поддержка властных структур необходима для нормального функционирования предприятия, поскольку задействованность в деловой неформальной сети чиновника позволяет создавать и поддерживать необходимые условия для обогащения, снимает излишние бюрократические препоны. Однако, коррупция – двусторонний процесс. Значительная часть предпринимателей сама инициирует неформальные отношения с госчиновниками.

Социальный портрет теневой экономики в Санкт-Петербурге принципиально ничем не отличается от общероссийского. В общественном сознании уход от уплаты налогов продолжает восприниматься как рациональное поведение. То есть процесс принял затяжной характер.

В среде исследуемых групп сохраняется широкое использование альтернативных форм расчетов. Наиболее типичными из них остаются схемы “обналичивания/обезналичивания” неучтенной наличной выручки.

Специфической особенностью применяемых схем является использование фирм-“однодневок”. Безнаказанное функционирование этих фирм в среде предпринимателей воспринимается как общепринятый и допрустимый вид финансовой деятельности, поскольку при наличии воли со стороны властных структур, пресечь подобные практики, не составляет труда.

В последние годы прослеживается устойчивый тренд в сторону оптимизации налогообложения, что рождает надежду на перемены.

Плоская шкала подоходного налога и единый социальный налог, сокращающий отчисления от фонда оплаты труда,- бесспорно, большое достижение. Но этого явно недостаточно. Согласно полученных данных опросов, работники не заинтересованы в выходе “из тени”, поскольку многие из них получают зарплату не по ведомости, а, часто, и из сумм дополнительного предпринимательского дохода, следовательно, платить те же 13% должны будут с более высоких легализованных доходов.

Выход из тени не выгоден и предпринимателю, поскольку в большем размере должны будут платить социальный налог. Это является одним из мотивов использования существующих схем ухода от налогов.

Возможно, позитивное действие окажет реформа пенсионной системы, поскольку, налоги непосредственно будут зачисляться на личный счет налогоплательщика, тем самым, стимулируя отказ от теневых практик выплаты заработной платы. Однако, повышенная рисковость экономики и, как следствие, недоверие в связке личность-государство, сохраняется. Пока не ясно, в какой степени будет сказываться на ситуации в экономике влияние единого социального налога, влияние сокращения налогообложения фонда оплаты труда (на 5%). По мнению респондентов, для предприятий стимул не очень сильный. Аналогична ситуация с налогом на прибыль. Государство явно опаздывает в современном налоговом законодательстве с необходимыми преобразованиями, направленными на снижение налогового бремени. В подобных условиях ожидать кардинального изменения ситуации в лучшую сторону сложно.

Приложение:

Таблица №1 
Характеристика предпринимателей ( чел.)

Характеристики  Показатели
Собственник предприятия
Наемный менеджер
Бухгалтер, служащий
20
17
33
Мужчина
Женщина
37
33
Имеет высшее образование
Имеет неоконченное высшее образование
Имеет среднее, средне-техническое образование
65
3
11
Возрастные категории:
до 25 лет
до 45 лет
Свыше 45 лет

10
48
12

Таблица №2
Издержки на неформальные услуги ( в %)

Период образования фирмы

(время работы на рынке )

Издержки
Объем издержек Периодичность применения
Крупные Незначительные Регулярно По мере необходимости
До 3 лет 27 42 62 30
До 7 лет 15 30 51 48
Свыше 7 5 28 28 59
Средний показатель 15,6 33,3 47 45,6

Таблица №3
Распространенные виды издержек внутри локальных сетей контроля (деловых сетей) (в %)

Виды издержек
Период образования фирмы (время работы на рынке) Услуги “Откат” Невозвратные потери
До 3 лет 15 41 32
До 7 лет 22 59 7
Свыше 7 41 42 5
Средний показатель 26 47,3 14,6

Таблица № 4
Источники получения деловой информации (в %)

 

 

Период образования фирмы
(время работы на рынке)

Источник информации
От друзей Сбор информации Деловая сеть Иное, в т.ч. платные услуги
Постоянно По необходимости
До 3 лет 43 16 23 8 10
До7 лет 11 37 20 31 1
Свыше 7 лет 13 53 9 28 1
Средний показатель 22,3 35,3 17,3 22,3 4

Таблица № 5
Вовлеченность фирм, действующих на рынке Санкт-Петербурга в неформальные связи с властными структурами ( в%)

Фирмы (время деятельности) Необходима силовая поддержка властных структур Постоянно контактируют с представителями власти, посредством деловой сети Используют неформальные связи по необходимости Не имеют неформальных связей
Являются инициаторами контакта Фирмы-посредники, частные лица
До 3 лет 95

 

8 25 55 12
До 7лет 87

 

47 51 1 1
Свыше 7 лет 85

 

51 47 1 1
Средний показатель 89

 

35,3 41 19 4,6

Примечания:

  1. Теодор Шанин “Почему до сих пор не умер русский народ” Журнал “Эксперт” №1-2. 2000. С. 28
  2. Александр Кокшаров. “Черная дыра”. Журнал “Эксперт” №12, 27 марта 2000.С.27
  3. Журнал “Эксперт”, газета “Коммерсант”.
  4. Впервые данный термин был использован в статье К.Харта (1973год).
  5. Теодор Шанин. Там же.
  6. Теодор Шанин. Там же.
  7. Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.,Дело.1993; Уильямсон О. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, “отношенческая контрактация”; СПб., Лениздат, 1996
  8. БЭС.1994.с.420
  9. В. Радаев. Журнал “Эксперт” № 12.2000.С34
Назад К содержанию Дальше
 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100