Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!




Источник http://stonebody.ru/
Назад К содержанию Дальше

“…наркополитика в советской и постсоветской России традиционно отстает от западных стран на несколько десятилетий. Это связано с "ликвидацией" наркотизма в 30 - 40-х гг., замалчиванием существования проблемы в 50 - 70-х гг., "кавалерийскими атаками" в целях полной ликвидации наркомании в 80-е гг. и, наконец, с отсутствием реалистической государственной антинаркотической программы в 90-е гг”.

М. Русакова

Наркотики в России

Введение

О распространении и потреблении наркотиков больше известно на Востоке, в Индии, Китае, Колумбии и др., но Россия имеет свою историю отношений с наркотиками. В результате анализа около 100 источников, касающихся проблем наркотизма в нашей стране, были выделены некоторые факторы, повлиявшие на историю наркотиков в России.

Во-первых, это ее географическое положение. В состав России всегда входили регионы, для населения которых потребление наркотических веществ было традиционным. Это - Средняя Азия, Дальний Восток, Кавказ. Культура выращивания, потребления, распространения (включая контрабанду) наркотиков в этих регионах уходит в глубь веков. Европейская часть России, а в большей степени такие культурные и экономические центры, как Москва и Санкт-Петербург, всегда находились во главе научного, культурного, духовного прогресса: философских и религиозных течений, модных веяний, производства и внедрения новых лекарств. Таким образом, Россия, с одной стороны, обладала обширной сырьевой базой, новыми технологиями, а с другой - была готова к восприятию модных европейских и восточных течений - философских, религиозных, музыкальных.

Во-вторых, наркополитика в советской и постсоветской России традиционно отстает от западных стран на несколько десятилетий. Это связано с "ликвидацией" наркотизма в 30 - 40-х гг., замалчиванием существования проблемы в 50 - 70-х гг., "кавалерийскими атаками" в целях полной ликвидации наркомании в 80-е гг. и, наконец, с отсутствием реалистической государственной антинаркотической программы в 90-е гг.

Наркотизм как социальное явление характеризуется такими показателями, как распространенность наркопотребления, структура и способы употребления, социально-демографический состав потребителей наркотиков, формы социального контроля и, наконец, мода на тот или иной наркотик.

От древнейших времен до конца ХIХ в.

Более 2 тыс. лет назад греческий историк Геродот написал девять книг по истории народов. Рассказывая о Скифии, степных равнинах к северу от Кавказа и Черного моря, ближе к Аральскому и Каспийскому морям и ее воинственном кочевом народе, Геродот писал, что среди древних скифских племен наблюдалось курение каких-то трав: "…они садились вокруг дерева, бросали в разводимый костер какие-то плоды и опьянялись дымом от этих плодов, как опьяняются вином". Явление это было широко [1, с. 3].

В сочинении Авиценны (Ибн-Сина) содержатся сведения о распространении наркотиков на территории Таджикистана и других среднеазиатских земель. Историки, изучавшие политическую ситуацию в Средней Азии XIX в., заметили в новых владениях России укоренившуюся там с давних пор наркоманию. Администрация русского Притяншанья предприняла ряд шагов по снижению наркотизма. Уничтожались посевы мака и конопли, выращиваемых для получения сырья. Случались конфликты с местным населением, ссылавшимся на догмы шариата, который, запрещая спиртные напитки, терпит гашиш и опиум, и с китайскими купцами-контрабандистами [2, с. 68 – 79].

В Россию наркотики стали проникать из Азии. "Насколько в Семиреченской области заметно секретное проникновение из Китая опия между киргизами, например ямщиками (что касается ямщиков-киргизов, то приходилось встречать опьяненных, полусонных, едва двигающих языком опиофагов), настолько еще более откровенно в городах Туркестанского края на базарах, в открытых лавках слышится из курительных приборов, переходящих из рук в руки, запах анаши" - это из путевых заметок врача П.В.Путилова, составленных в конце прошлого века. Из его заметок видно, например, что в психиатрических больницах городов Перовска и Верного довольно часто в историях болезни стоял диагноз "наркомания" [см. 2].

В ХIХ в. и почти до середины ХХ в. врачи составляли около половины зарегистрированных потребителей наркотиков, они были и первыми исследователями этого явления. В книге А.Эрлеймейера [3] содержится интересная информация; в основном это истории болезней с 1864 по 1886 г. из практики более двух сотен врачей и их описания действия морфия и кокаина, причинах злоупотребления ими. По этим историям можно проследить процесс от восприятия наркотиков как "чудо-лекарств" до признания их опасным веществом, вызывающим зависимость.
Кокаином врачи заинтересовались в первой половине XIX в. При внедрении кокаина в практику многие врачи экспериментировали на себе. В 1885 г. покончил с собой петербургский профессор С.П.Коломнин. Из-за неправильно установленной дозы кокаина умерла его больная. Это был не единственный случай передозировки [3]. Аналогичные случаи зафиксированы фронтовыми хирургами.

В XIX в. во время франко-прусской войны возникла "наркотическая эпидемия". Считают, что этому способствовало изобретение шприца. Русские врачи предполагали, что эпидемия затронула и нашу страну. Развитие медицины сопровождалось возникновением зависимости у разных категорий людей от тех или иных препаратов.

В разные периоды истории человечества проповедовалась безвредность наркотиков. Художники, поэты, философы искали в наркотиках не только отдых и забвение, но и новый подъем творчества. В 1891 г. петербургские "Новости" напечатали статью В.О.Португалова "Элегантное пьянство". В ней отмечалось, что морфинизм распространяется во всех культурных странах, особенно в Англии, в кругу высшей аристократии, и в Германии, где он сильно развился даже в армии. В Париже учреждены "институты наркоманов". Велико было влияние европейской моды и на Россию. Свидетель, проникший в "институт наркоманов", "видел там дам высшего круга, лежавших на диванах и ожидавших с лихорадочным нетерпением счастливого момента, когда содержательница совершит над ними этот запрещенный медицинский прием". В. О. Португалов отмечал, что женщины более мужчин подвержены "элегантному пороку морфинизма". Они всегда имели при себе флакончики с морфием и маленькие шприцы, морфинистки с ловкостью везде и в любой момент могли сделать себе укол, не привлекая ничьего внимания. Уже в то время фиксировались случаи воровства, подлога и т.п. среди этих женщин [2, с. 80 – 92].

XX век

Официально в Россию опий завозился из Турции для лечебных целей. Но в Средней Азии местные жители возделывали снотворный мак для лечебных и гастрономических целей. Поэтому в 1916 г. департамент здравоохранения поставил вопрос перед правительством о возможности получения собственного опиума. Магистр фармации Е.Сворловский организовал возделывание снотворного мака и промышленное производство опиума – лекарственного препарата.

2 декабря 1902 г. в Ярбашской волости Ферганской области произошло сильное землетрясение, на это место прибыл отряд Российского Общества Красного Креста. Помимо помощи раненым, врачи столкнулись с проблемой "пуппаристов". Местные лекари умели извлекать из головок мака вещество, которое называли - афиюн. Им лечили зависимость от гашиша. Сообщение доктора Ортенберга повлекло ряд исследований.
Николай Петрович Вавилов отмечал в отчете о путешествии 1916 г. на Памир: "Крайне мало на Памире конопли. В некоторых селениях среди полей хлопчатника и у заборов попадаются группы конопли, и в первое время я воображал, что это конопля для пряжи. Позже выяснилось, что конопля сеется здесь для получения гашиша, и она заменяет здесь запрещенную русскими пограничниками культуру опийного мака".
В Узбекистане до революции гашиш и другие наркотики можно было купить на базаре, в мелочных лавках, в любой чайхане. Традиционно сеяли опийный мак и индийскую коноплю. Местные лекари лечили от большинства болезней опием в различных видах и сочетаниях. Врачи рекомендовали его во время лихорадки, при головной и зубной болях, болезнях глаз, ушей и т. д. Гашиш, получивший особое распространение в оазисах Ургента и Ташауза, использовался для приготовления халвы, конфет "гульканд" [4, с. 9; 5].

Д-р Зандер в начале века писала о резком увеличении количества наркоманов не только среди взрослого населения, но особенно в юношеском, почти детском возрасте. "В прежнее время наркомания была легальным уделом имущих классов, интеллигенции, теперь же громадное большинство больных - из малокультурного слоя, подростки, главным образом, дети, спекулирующие на Сухаревке и на улицах" [см. 6]. По мнению современников, Сухаревка и окружающие ее улицы Москвы являлись местами снабжения наркоманов всеми видами наркотиков. Там можно было получить сколько угодно морфия, кокаина, хлорала и т.п. Одним из самых модных и распространенных видов наркотиков был кокаин. Зандер считала, что прогноз кокаинизма или морфио-кокаинизма значительно неблагоприятнее прогноза чистого морфинизма [см. 6]. Интересно ее сравнение кривых отвыкания от морфия, героина, опия и кокаина. Ссылаясь на исследования д-ра Кутанина, она заключает, что несмотря на легкость воздержания, все же кокаинисты дают больший процент рецидивов. "За последние годы злоупотребление кокаином принимает опасные размеры. Кто прибегает к яду, чтобы успокоить физические и моральные страдания, кто - из желания испытать особые ощущения, или по совету опытного кокаиниста, или, наконец, согласно врачебному указанию. Доза повышается быстро и достигает 2 - 3 гр. Дети особое пристрастие питают к кокаину, который они нюхают, глотают, редко впрыскивают. Часто они переходят к нему после морфия, который впрыскивают себе под кожу". [7]. Большое влияние на рост наркомании оказала Первая мировая война. Именно в этот период стали ясны социальные корни наркотизма.

В 1912 г. в Гааге была принята первая конвенция о наркотиках. Затем принимался еще ряд международно-правовых актов: Женевское соглашение и конвенция 1925 г., Бангкокское соглашение и Женевская конвенция 1931 г. и др. Так начались попытки мирового сообщества противостоять употреблению и распространению наркотиков.

20-30-е годы. Значительная вспышка потребления наркотиков на Дальнем Востоке наблюдалась в период гражданской войны. Несмотря на обширную собственную сырьевую базу для производства наркотиков в бассейне Амура, основная масса доставлялась контрабандным путем.

После Октябрьской революции были уничтожены “наша-хана” курильни. Но в Таджикистане на бытовом уровне до сих пор употребляют опиум, или как его называют "кукнар", запивая его зеленым чаем. Также курят гашиш, с помощью чилима – сосуда из тыквы, наполненного водой.

В начале XX в. кокаин интересовал узкий круг ученых специалистов как социальная проблема, но в середине 20-х гг. он получил распространение, очень похожее на резкое увеличение потребления наркотиков в конце 80 - начале 90-х гг. В 20-е гг. кокаин, или, как его называли, "марафет", находил широкий сбыт на улицах, в притонах, в продаже из-под полы. В основном его можно было достать на Сухаревке, в Трубном переулке в Москве, а также на любом базаре в любом крупном городе России. Основными распространителями и потребителями были мальчишки, продававшие папиросы, беспризорные и т.д. Д-р Шоломович считал, что ни один яд, даже морфий и алкоголь, не меняет так быстро личности больного в нравственном плане, как кокаин. В своей работе он ссылается на существование подпольных притонов, а также на преступность среди кокаинистов. "Совершенно понятно, что количество кокаинистов среди преступников - громадно". Большая часть кокаинистов моложе 20 лет. Беспризорные дети, папиросники, торговцы спичками, газетами, мелкие воришки начинают нюхать кокаин с 10 - 12-летнего возраста, в основном заражаясь и заражая своим пристрастием друг друга. Взрослые приходят к кокаину нередко через алкоголь[8, с. 1 – 8]. Спекулянты привозили немецкий, польский, японский кокаин в Россию. Многие специалисты видели причину его распространения в повальном невежестве, нищете и беспризорности.

В 1921 г., на четвертой сессии ВЦИК VIII созыва, число беспризорных детей, срочно требовавших помощи, оценивалось в 7,5 млн. По данным некоторых исследователей, доля несовершеннолетних, принимавших наркотики, достигла 10% общего их числа [9, с. 59].

Большинство беспризорных попадало в детские дома, трудовые коммуны, колонии, общеобразовательные школы. Для подростков, страдавших тяжелыми формами психических недугов, Наркоматом здравоохранения были открыты специальные учреждения медико-педагогического характера - психоневрологические школы, санатории. В 1927 г. имелось 11 учреждений подобного типа в Ленинграде, Воронеже, Казани, Саратове и некоторых других городах.

В начале 20-х гг. в Москве открылась наркосекция по борьбе с наркотизмом среди детей. С середины 20-х гг. начали работать курсы усовершенствования и подготовки работников в этой области.

В те же годы за ликвидацию детской беспризорности взялась советская власть. 8-10 декабря 1923 г. состоялась научная конференция по вопросам наркотизма. В Москве больные концентрировались в Преображенской психиатрической клинике, а те, кто совершал преступления, - в трудовом доме для несовершеннолетних правонарушителей. Доктор Р.М.Зиман, обобщая материал, представленный на конференции, делает заключение: "Дети-кокаинисты в большинстве - дети улицы. Предоставленные сами себе, без руководителей и воспитателей, они впитывают в себя все соблазны улицы, быстро вовлекаются в общий круговорот погони за наживой, лихорадочно хватаются за все доступные им наслаждения" [10].

В 1921 г. по инициативе В.И.Ленина в стране устанавливается уголовная ответственность за незаконное изготовление и сбыт наркотических веществ, а также посев опийных культур. Уголовно-правовая ответственность за преступления, связанные с наркотиками, впервые законодательно была установлена в конце 1924 г. Изучение и анализ законодательства периода 1917 - 1921 гг. показывает, что в это время был предусмотрен такой состав преступления, как изготовление наркотических веществ и торговля ими. Что касается периода действия первых уголовных кодексов советских республик, то упомянутый состав преступления в них отсутствовал. В УК УССР 1922 г. имелась общая норма (ст. 215), согласно которой признавалось преступлением изготовление ядовитых и сильнодействующих веществ, но сам перечень отсутствовал. Аналогичные нормы содержались также в УК Азербайджанской ССР 1922 г. (ст. 215), Грузинской ССР 1922 г. (ст. 221) и в кодексах некоторых других советских республик [11, с. 10 – 14].

Дальнейшее развитие законодательства по борьбе с незаконным изготовлением и распространением наркотических веществ имело место после образования Союза ССР. Этот период характеризуется принятием ряда нормативных актов. Они устанавливали государственную монополию на торговлю наркотическими веществами, порядок отпуска и учета их. В 1924 г. было создано государственное общество по сбору и переработке опия. 27 августа 1926 г. вводится государственная монополия на опий. В 1929 г., например, было экспортировано 34 337 кг опия [12, с. 65]. Действовавшие уголовные кодексы были дополнены статьями, которые предусматривали ответственность за незаконное изготовление и сбыт наркотических веществ. Специальные статьи, широко регламентирующие борьбу с преступлениями, связанными с наркотиками, были закреплены в уголовных кодексах 1926 - 1928 гг. [13, с. 5].

В 20 - 30-х гг. нашего столетия сформировалась оценка наркомании как болезни, но болезни необычной, "порочной", связанной с условиями жизни, так как наркомания имела большое распространение среди деклассированных элементов – бродяг, проституток, преступников. Существует мнение о том, что после 30-х гг. наркомания пошла на убыль, а "новые случаи в основном были следствием неправильной врачебной практики". Заметный рост наркомании начался вновь во время Второй мировой войны [14, с. 4].

Минувшие войны значительно увеличили число наркоманов (главным образом морфинистов), состоявших на учете в наркологических диспансерах. Войны оставили свой след и на подрастающем поколении. После войны жизнь некоторых подростков изменилась, и они оказались беспризорными. Среда, в которую попали дети, была антисоциальна, и под ее влиянием менялись характер и поведение детей и подростков.

В качестве примера структуры потребления можно рассмотреть результаты трехгодичного исследования наркоманов (1929 – 1932) в Свердловске. До 1929 г. в городе можно было купить наркотики в любой аптеке, после 1929 г. наркоманы были прикреплены к определенной аптеке и могли получить наркотики только по рецепту наркопункта. Формы наркомании – в основном морфийная в сочетании с героином, кокаином, алкоголем и опием. Возраст мужчин 31 – 35 лет, женщин 26 - 30 лет. Самый молодой - 24 года, самый пожилой - 68 лет. По профессиям: медицинские работники – 41,4%, кроме них актеры, железнодорожники, административные работники и лица без определенных занятий [6, с. 5 – 7]. В основном привыкание происходило из-за неосторожного назначения врачей (31%), условий медицинской работы (38%) – в этот период такие причины считались основными. Длительность заболевания в среднем 8-10 лет, хотя нередки случаи более 15 лет. На увеличение числа медиков среди наркоманов указывали также проф. Осипов, Крафт-Эбинг, Крепелин, Голант, Горовой - Шалтан и др. [15; 16 и др.].

В декабре 1934 г. специальным постановлением Совета Народных Комиссаров индийская конопля была признана одурманивающим веществом, за ее посев предусматривалось наказание – до двух лет лишения свободы [12, с.66].

40–50-е годы Западные специалисты зафиксировали стремительный рост наркотизма после Второй мировой войны. В нашей стране таких данных по понятным причинам нет. Хотя на эмпирическом уровне практикующие врачи отмечали это. Скорее всего Вторая мировая война увеличила количество потребителей наркотиков, особенно среди медицинских работников. Существуют сведения о том, что наркотики активно продавались на "черном рынке" и о последствиях применения болеутоляющих средств в военных госпиталях [15; 17, с. 9; 18, с. 9].

В.П.Парибок, старший лейтенант медицинской службы, пишет: "В отечественной фармакологической литературе почти не существует сколько-нибудь подробных сводок или обзоров литературных данных по вопросу о привыкании к наркотикам. Монографии, посвященные привыканию к наркотикам, имеются в иностранной литературе. Однако даже самые последние из них устарели (1929, 1934). Кроме этого, существенным недостатком названных монографий является их неполнота: авторы полностью игнорируют работы русских (советских) ученых, несмотря на то что их исследования в этой области имеют весьма большое значение и во многом являются совершенно оригинальными исследованиями (исследования И.П.Кракова, Н.В.Лазарева и др.)" [19].

В структуре потребляемых наркотических препаратов в этот период доминируют опиаты и барбитураты. После смерти Сталина, в период "оттепели" появились первые публикации о западной культуре, а также о наркотиках как об одном из признаков разложения западного общества.

В 1959 – 1961 гг. были приняты республиканские уголовные кодексы. Произошла дифференциация уголовной ответственности. Этот период характеризуется тенденцией к усилению борьбы с незаконным изготовлением, распространением, а также потреблением наркотических веществ.

60–70-е годы Западная культура, воплощенная в музыке, одежде, модных течениях в 60-е гг. стала все больше влиять на молодежь. Особенно это было заметно в крупных городах. The Beatles, рок-н-ролл, стиляги, битломаны … Одновременно большое влияние на подрастающее поколение оказывал и криминальный мир. В слэнге того времени английские слова смешивались с отечественной "феней". Наркотики были неотъемлемым элементом обоих миров.

В этот период в прессе развернулась дискуссия по вопросам профессионального спорта. Проблема допинга (от английского dope - давать наркотик) впервые возникла на ипподромах, но затем затронула все виды спорта. Целый ряд рекордов лежит за пределами человеческих возможностей. Многие спортсмены экстра-класса не способны самостоятельно справиться со стрессами, зависят от тренеров и испытывают возрастающую зависимость от медицинских препаратов. Речь шла только о западных спортсменах, но в подготовке отечественных спортсменов также использовались многие наркотические препараты.

В структуре потребляемых наркотических средств доминируют опиаты и барбитураты. Западная печать окрестила Советский Союз "красной стрелой" для "белой смерти". Не без оснований специалисты утверждали, что СССР являлся перевалочной базой для транзита наркотиков из Афганистана, Сирии, Турции и других стран в Западную Европу.
Юридическим закреплением солидарности государств в борьбе с наркоманией является Единая конвенция о наркотических веществах 1961 г., ратифицированная Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 декабря 1963 г. Конвенция установила международный контроль за изготовлением, хранением и оборотом наркотических средств, урегулировала ряд процедурных и организационных вопросов, дала рекомендации относительно лечения наркоманов. Единой конвенцией были утверждены четыре списка наркотических средств.

"В нашей стране Коммунистическая партия и Советское правительство проявляют исключительную заботу о здоровье человека, проводят грандиозные мероприятия в области здравоохранения" [13, с. 3]. Под этим девизом проводилось большинство исследований, дискуссий, публикаций.

В это же время появились первые хиппи. Мир, братство, всеобщая любовь, дети-цветы, рассуждения о различных философских течениях, религиях – хиппи принесли с собой как мирное курение анаши, так и любовь к галлюциногенам, помогающим медитировать, уйти от несовершенного мира. Уже к концу 70-х гг. сложилась "система", ставшая основой неформальных движений следующего десятилетия.

С середины 70-х гг. растут различия между андеграундом и конформной молодежью. Более активно начали появляться российские рок-группы ("Мифы", "Россияне", "Санкт-Петербург"). Наркотики постепенно становились важной частью неформальных движений, что легко прослеживается в жизни рок-музыкантов. Многие из них употребляли наркотические средства.

В 1971 г. на конференции, состоявшейся в Вене, в которой участвовало 90 стран, в том числе СССР, была принята Конвенция о психотропных веществах.

25 апреля 1974 г. появился Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об усилении борьбы с наркоманией". Было сформулировано несколько новых составов преступлений. В частности, хищение наркотических средств, организация и содержание притонов для потребления наркотических средств, незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств без цели сбыта. Указом были выделены в отдельную статью нормы об ответственности за посев или выращивание запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества. Была также установлена административная ответственность за потребление наркотических веществ без назначения врача.

В Казахской ССР проводились операции "Опиум", "Мак", "Бахус" и т.п. В Казахстане есть большие площади (свыше 6 млн га) дикорастущей конопли с очень высоким содержанием наркотических веществ, распространены незаконный посев и выращивание опийного мака. Наиболее "качественная" конопля произрастает в Чуйской долине. Ежегодно ее посещает несколько тысяч человек, местные жители традиционно занимаются заготовкой и продажей. В художественной литературе это нашло отражение в романе Ч.Айтматова "Плаха".

25 августа 1972 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета РСФСР, в ст. 1 которого говорилось "о принудительном лечении и трудовом перевоспитании больных наркоманией". Лица, больные наркоманией, обязаны проходить лечение в лечебно-профилактических учреждениях органов здравоохранения. В случае уклонения от лечения их направляют в лечебно-трудовые профилактории на срок от 6 месяцев до 2 лет.

80-е годы. "В соответствии с решениями XXVII съезда КПСС в нашей стране осуществляется перестройка всех сфер общественной жизни, реализуются большие социальные программы, направленные на обеспечение здорового образа жизни советского человека, его гармонического физического, духовного и культурного развития. Серьезное внимание уделяется проблеме пресечения и предотвращения злоупотребления наркотическими средствами, проблематике и лечению наркомании, усилению борьбы против незаконного оборота наркотиков" [2, с. 106].

В газете "Правда" от 6 января 1987 г. сообщалось, что на учет взято 46 тыс. лиц с медицинским диагнозом "наркомания", в то время как в США, по официальным данным, более 30 млн наркоманов. Официальная политика утверждала, что в нашей стране в отличие от капиталистических стран нет социальных причин для наркотизма. Образ наркомана трактовался как образ преступника, следовательно, и отношение к нему должно быть соответствующее.

Антиалкогольные, а затем и антинаркотические кампании, базировавшиеся на жесткой административной направленности всех мероприятий, привели к возникновению деонтологических и правовых проблем в реализации взаимодействия наркологической службы, общелечебной сети, административных и правоохранительных структур. Это серьезно затруднило раннее выявление лиц, нуждавшихся в наркологической помощи. Опасения возможной социальной депривации обусловливали уклонение потребителей наркотиков и их близких от наблюдения, лечения и любых контактов с государством.

Совокупность этих факторов в значительной степени определяла попадание в поле зрения врачей и правоохранительных органов потребителей наркотиков преимущественно на поздних стадиях заболевания с наличием личностной деградации и социальной дезадаптации. Большая часть социологических, криминологических, культурологических исследований проводилась в наркологических диспансерах и местах лишения свободы, что привело к весьма одностороннему освещению ситуации и во многом спровоцировало негативное восприятие потребителей наркотиков обществом.

Основной группой риска не без основания считались неформальные группировки. На Западе панк-революция прошла в 70-х, в нашей стране в начале 80-х. Лозунги панков – "No Future for me..." (нет будущего для меня), "живи легко, умри молодым"... В нашей стране панки долгое время находились на втором месте после хиппи, в основном в связи со своей малочисленностью. Сильнодействующие препараты "помогли" многим осуществить свой лозунг – они умерли молодыми. Термин "контркультура" появился на Западе в конце 60-х гг. в связи со студенческой революцией 1968 г. Контркультура расцветает в кризисные моменты развития общества, для нас это было начало перестройки. Это был протест нового поколения против того состояния, в котором пребывало общество, против утилитаризма, конформизма, стандартов массовой культуры.

До 1986 г. существовали две жесткие молодежные группировки: нормативная - идеологизированная и противопоставляющая себя ей неформальная. С началом перестройки это жесткое деление перестало существовать, границы размылись. Постепенно наркотики становятся частью молодежной субкультуры как культуры определенной возрастной популяции, обладающей общностью стиля жизни, поведения, групповых стереотипов и самореализации. Ее отличает феномен субъективной размытости, который выражается в отсутствии самоидентификации и распространенности поведенческих стереотипов, обусловливающих деперсонализацию ориентаций и установок.

Потребление наркотиков было значительно распространено среди лиц, находящихся в пенитенциарных учреждениях. По данным А.Габиани и Г.Георгадзе, среди группы лиц, отбывающих наказание в исправительно-трудовых учреждениях, получен следующий ответ на вопрос: где впервые были приняты наркотические средства – в местах лишения свободы - 57,6%, на улице 10%, в армии - 0,7% и т.д.

Медицинская помощь наркоманам практически отсутствовала по многим причинам: запреты на использование многих средств для купирования абстинентного синдрома, недостаточное количество мест, отсутствие реабилитации, пугающая наркомана постановка на учет и др. Между тем в книге Э. Звартау содержится информация о метадоне и экспериментах, проведенных в химической лаборатории, результаты которых остались на бумаге [20]. На Западе же метадоновые программы являются важной частью стратегии снижения ущерба от наркотиков ("минимизация зла").

Наркотики стали частью рок-культуры, через это прошли многие великие музыканты, писатели, художники. Для одних это навсегда осталось как что-то романтичное – забавный период молодости, для других окончилось трагедией и смертью. В неформальной среде появились и быстро стали популярны "кислотные дискотеки". В 80-е гг. стало модным потребление ЛСД, употреблять его было престижно. Именно в этот период популярным становится Кастанеда и некоторые другие философские течения, связанные с изменением сознания. Большое количество легенд, посвященных ЛСД, относится к стимуляции творческого процесса. Это неудивительно. Психоделики со дня своего появления были в центре внимания ученых, медиков, философов, авантюристов.

Потребление наркотиков среди детей практически отсутствовало, основной проблемой была токсикомания. В 80-е гг. резко возрастает потребление токсических веществ среди детей младшего школьного возраста. Появляются публикации о воспитанниках детских домов как основной группе риска.

22 июня 1987 г. принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР". Введена административная ответственность за незаконное приобретение или хранение наркотических средств без цели сбыта в небольших размерах.

90-е годы. В условиях кризиса, быстрых социальных изменений, дефицита регуляции социального поведения, т. е. состояния аномии, происходит увеличение всех традиционных форм девиантного поведения. Падение "железного занавеса" лишь ускорило проникновение в нашу страну наркотиков, популярных на Западе, – кокаина, героина, некоторых видов галлюциногенов. Проявилась взаимосвязь между социальным статусом и видом потребляемого наркотика.

То, что в Восточной Европе началось крупномасштабное производство наркотических веществ, не вызывает сомнения. Чешская республика и Польша находятся на втором месте после Голландии по производству психотропных веществ. Латвия и Венгрия производят "MDEA" и "MDMA" и т.п. Азербайджан давно специализируется на производстве искусственных опиатов (метадон, норморфин, триметилфентанил). Согласно докладу итальянского Confcommercio, опубликованному 3 февраля 1995 г., итальянская rаморра обменивает миллионы фальшивых долларов на "синтетические наркотики, производимые сегодня Россией в неимоверных количествах". Их последующая продажа приносит в свою очередь "огромную денежную массу", которая инвестируется в европейскую экономику [21].

Ленинград - Санкт-Петербург всегда был одним из центров по производству синтетических наркотиков. По этому показателю город занимает едва ли ни первое место в стране. Барбитураты, амфетамины, ПЦП, ЛСД, МДМА, ДОБ и различные их производные и вариации значительно отличаются по затратам и сложности производства и, следовательно, по цене. Самыми распространенными в Петербурге были эфедрон ("мулька") и первитин ("винт"), однако сейчас увеличивается потребление более редких и чистых препаратов, а также наркотиков, которые у нас раньше не производились, и это не случайно. Среди потребителей наркотиков следует отметить рост числа лиц, имеющих довольно высокий социальный статус, чье материальное положение намного выше среднего. В сегодняшней ситуации проблема наркотизма существует в престижных, элитарных учебных заведениях: частных школах и колледжах, практически во всех высших учебных заведениях.

Для того чтобы иметь возможность купить дорогостоящий наркотик, потребители вынуждены сами становиться наркоторговцами, бесконечно расширяя свою клиентуру и снижая качество продаваемых наркотиков. Система многоуровневого (сетевого) маркетинга применительно к наркоэкономике работает на редкость эффективно.

Для производства синтетических наркотиков существуют все возможности: контроль над исходными химическими компонентами практически отсутствует, большинство высококлассных специалистов-химиков оказались без работы, а химические лаборатории практически не работают и находятся на грани банкротства. Основными точками распространения синтетических наркотиков являются клубы и дискотеки.

Мода на синтетические препараты не исключает приоритета опиатов и каннабиса в структуре потребляемых и продаваемых наркотиков в Санкт-Петербурге. Этот рынок достаточно стабилен, так как существуют проверенные временем и хорошо налаженные каналы доставки, но в 1997 г. в Санкт-Петербурге и Москве началось постепенное вытеснение "черного" (дешевый вариант опия, маковая соломка домашнего производства) героином.

В середине 90-х гг. мода на наркотики стала важной особенностью молодежной субкультуры. Она наложила определенный отпечаток не только на внешний облик, но также на манеры и речь значительной части молодежи, не являющейся актуальными потребителями наркотиков. Самыми модными наркотиками 90-х стали кокаин и героин. Цены на кокаин и героин медленно снижались, это связано и с завоеванием рынка сбыта. Следует учитывать, что в наркоэкономике дороговизна продукта не только не отпугивает потребителей, но, напротив, служит двигателем развития рынка. Мода существует не только на конкретный наркотик, само потребление наркотиков постепенно становится престижным.

К концу 90-х гг. эпизодическое потребление наркотиков стало обычным для молодых людей и шокирующим для старшего поколения. При этом зависимость от наркотиков осуждается практически всеми (включая потребителей!).

Еще один аспект наркоэкономики - это производство лекарств. Многие компании, заводы и магазины стали частной собственностью. В условиях снижения контроля и коррупции можно ожидать возникновения ситуаций, имевших место в западных странах. "Дело о талидомиде" в 50 – 60-е гг. затронуло беременных женщин. В итоге только в ФРГ насчитали 4 тыс. детей называемых "контерганными".

Продолжается феминизация и омоложение наркотизма. Детская токсикомания постепенно вытесняется наркоманией. Никакая статистика не отражает истинного числа беспризорных детей. Ситуация во многом сходна с периодом 20-х гг., система государственного опекунства не справляется, большое количество детей являются беженцами, происходит миграция детей на улицу из-за конфликтов в семье, алкоголизма или наркомании родителей, невозможных условий существования в детских домах. Проблема наркомании среди таких детей встает довольно остро, тем более что они являются предметом интереса наркомафии. Использование детей для распространения наркотиков приобретает все большие масштабы.

В 1993 г. был внесен ряд поправок в Уголовный Кодекс, в том числе и в ст. 224. Отмена уголовной ответственности за употребление наркотических средств, была своевременной, но все-таки полумерой (фикцией), поскольку невозможно потреблять наркотики, не приобретая, не изготавливая, не храня их, а это осталось преступлением.

24 мая 1996 г. был принят новый Уголовный Кодекс, сохранивший в основном ранее проводимую политику (ст. 228 УК РФ 1996 г.). Правда, формально предусмотрена уголовная ответственность за незаконное приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ (без цели сбыта) в крупном размере. Однако благодаря ведомственным инструкциям крупным размером признаются фактически разовые - двухразовые дозы. Сохранилось (ст. 97, 99, 104 УК) и принудительное лечение для лиц, страдающих алкоголизмом или наркоманией.

Прежде чем подвести итоги, обратимся к имеющимся официальным статистическим данным, характеризующим некоторые тенденции как наркотизации населения России, так и в первую очередь социальной (государственной) реакции на наркотизм за 80 - 90-е гг. (табл. 11 – 15). Подчеркнем при этом, что как наркопотребление, так и преступления, связанные с наркотиками, характеризуются очень высокой латентностью (неучтенностью) и прежде всего - благодаря криминализации (de jure или de facto) потребления наркотических средств и психотропных веществ, а не только их сбыта.

Как явствует из табл. 11, наблюдается непрекращающийся рост уровня наркотизации населения страны (число лиц, состоящих на учете в связи с немедицинским потреблением наркотиков) по крайней мере с 1985 г. Так, по сопоставимым данным, с 1985 по 1994 г. рост составил 2,3 раза. Что касается числа зарегистрированных наркоманов (данные за 1988 - 1993 гг.), то их колебание от года к году в десятки раз убеждает в недостоверности этих сведений. Результаты исследований в Санкт-Петербурге свидетельствуют о том, что число реальных потребителей наркотических средств в городе на два порядка (в 100 раз) выше официальных данных [26, с. 52 – 53].

15 апреля 1998 г. был принят новый закон "О наркотических средствах и психотропных веществах". Принятие этого закона перечеркнуло все достижения демократии в этой области: во-первых, это уголовная ответственность за потребление наркотиков; во-вторых, прилагаемый к закону "Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров", в котором содержится определение, что считается небольшим, крупным, особо крупным размером хранения наркотиков. Например, героин не имеет нижней границы, и любое его количество будет признано крупным.

Таблица 11
Наркотизация населения России (1985 – 1997) в расчете на 100 тыс. человек

Годы

Состоит на учете потребителей наркотических средств (на 100 тыс. чел.)

Зарегистрировано наркоманов

1985

25,7

-

1986

36,4

-

1987

42,2

-

1988

39,1

20,3

1989

35,0

23,9

1990

35,3

1,1

1991

37,4

47,8**

1,2

1992*

40,9

53,9**

31,7

1993

47,9

66,2**

39,1

1994

60,6

75,2**

-

1995

-

105,2**

-

1996

-

175,7**

-

1997

-

148,9**

-

*C 1992 г. – расчетные данные
**C учетом потребителей сильнодействующих средств
Источники: [22, с.79; 24, с.134, 136; 25, с.125]

Таблица 12
Структура преступности, связанной с наркотиками (1987 - 1997)

Показатели преступности

1987

1988

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Всего совершено преступлений

18 534

12 553

13 446

16 255

19 321

29 805

53 152

74 798

79 819

96 645

185 832

В том числе:

хищение

832

470

436

413

433

315

475

529

691

546

399

незаконное изготовление, сбыт, хранение, перевозка, пересылка с целью сбыта или без таковой, приобретение или потребление

15 506

9 527

10 594

13 646

17 036

27 115

49 249

70 420

72 457

89 803

175 868

содержание или организация притонов для потребления наркотиков

444

252

171

206

181

324

499

721

750

909

933

незаконный посев

136

74

3

72

76

91

343

593

666

727

2 432

Источники: [22, с.79; 24, с.133; 25, с. 124].

Табл. 12 дает некоторое представление о динамике и структуре преступлений, связанных с наркотиками. После обычного для периода "перестройки" сокращения числа преступлений (1987 - 1988), начиная с 1989 г. наблюдается непрекращающийся их рост: с 1988 по 1997 г. - в 14,8 раза, причем только в 1997 г. - почти в два раза по сравнению с предыдущим 1996 г. Существенно увеличилось число зарегистрированных фактов содержания или организации притонов для потребления наркотиков и их незаконных посевов. Однако основную массу преступлений составляют незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка наркотических средств в целях сбыта или без цели сбыта, а также сбыт наркотиков, сильнодействующих или психотропных (в редакции 1996 г.) веществ.

Чтобы понять, что стоит за этими цифрами, обратимся к табл. 13, характеризующей осужденных за преступления, связанные с наркотиками. Если всмотреться в карательную политику по отношению к "наркопреступникам", то оказывается, что за сбыт наркотических средств или действия, подготавливающие сбыт, осуждается менее 10%. А потребители наркотиков, наркоманы, люди, нуждающиеся в медицинской и социальной помощи, составляют от 90 до 94% осужденных.

И совсем уже ничтожное число лиц осуждается за хищение наркотиков (очевидно, большинство из них - также потребители, а не сбытчики), незаконный их посев или содержание притонов для потребления наркотических средств.

Данные, содержащиеся в табл. 14, свидетельствуют о том, что вообще доля преступлений, совершаемых наркоманами или лицами в состоянии наркотического опьянения (возбуждения), - ничтожно мала. В отличие, например, от доли "пьяной" преступности, достигающей в среднем 40% всех преступлений, а по наиболее тяжким - до 70 – 80%.

Таблица 13
Осужденные за преступления, связанные с наркотиками (1989 - 1996)

 

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Всего осуждено

5 107

6 977

9 265

10 366

18 836

28 455

38 560

45 675

В том числе за:

незаконное изготовление, приобретение, хранение и т.п. с целью сбыта

290

502

712

783

1448

2665

3734

4602

то же без цели сбыта

4525
(93,9)*

6092
(92,4)

8 310
(92,1)

9 517
(92,4)

17 137
(92,2)

25 441
(90,5)

34 421
(90,2)

40 485
(89,8)

хищение наркотических средств

191

171

155

131

123

119

105

173

незаконный посев

7

16

16

11

36

116

121

168

организацию или содержание притонов для потребления наркотиков

21

52

22

29

48

71

116

140

*Процент от общего числа осужденных.

Таблица 14
Преступления, совершенные наркоманами или в состоянии наркотического возбуждения (1987 - 1997)

 

1987

1988

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Зарегистрированные преступления, совершенные наркоманами

2934

2424

2092

2573

2739

4682

42682

-

-

-

-

В % от всех зарегистрированных преступлений

0,1

0,1

0,08

0,09

0,09

0,1

1,5

-

-

-

-

Лица, совершившие преступления в состоянии наркотического возбуждения

2469

1563

1512

1805

1930

2591

8891

8621

6314

7260

10791

В % от всех выявленных лиц, совершивших какие-либо преступления

0,3

0,2

0,2

0,2

0,2

0,2

0,7

0,5

0,4

0,4

0,8

Источники: [23, с. 22, 103; 24, с. 24; 25, с. 23].

Таблица 15
Социально-демографические характеристики лиц, совершивших преступления, связанные с наркотическими средствами и
сильнодействующими веществами (1987 - 1997)

Характеристики

1987

1988

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Пол:

мужчины

88,6

84,2

84,6

88,2

90,5

93,5

91,2

91,2

89,4

86,7

88,3

женщины

11,4

15,8

15,4

11,8

9,5

6,5

8,8

8,8

10,6

13,3

11,7

Возраст:

14 - 17

9,6

8,8

9,8

9,9

9,3

8,7

7,9

7,0

7,3

7,6

8,6

18 - 29

64,2

59,9

59,1

58,1

58,8

62,5

61,3

61,4

59,8

60,7

63,7

Социальное положение:

рабочие

49,9

45,7

43,5

39,3

35,6

35,1

23,0

24,3

22,2

20,2

20,3

служащие

6,9

8,6

7,8

4,9

3,8

4,4

3,0

2,3

2,1

2,1

1,9

учащиеся

9,2

7,1

6,6

6,6

5,9

6,7

4,8

4,2

4,1

4,7

7,5

без постоянного источника дохода

23,4

26,8

30,7

32,4

37,0

53,9

48,3

58,7

58,8

61,6

64,2

безработные

-

-

-

-

-

-

4,1

5,3

4,3

3,7

4,1

ранее совершавшие преступления

29,5

29,1

27,4

28,8

27,2

28,3

29,3

27,3

29,8

30,2

32,2

Источники: [23, с. 102; 25, с. 125].

Кто же они, лица, совершающие "преступления, связанные с наркотиками"? Частичный ответ мы находим в сведениях официальной статистики (табл. 15). Мужчины составляют абсолютное большинство. Однако доля женщин увеличилась с 1992 до 1996 г. в два раза. Подростки и молодежь в совокупности (14 - 29 лет) превышают 70 - 74%, что лишний раз подтверждает подростково-молодежный характер наркотизма, а также свидетельствует, очевидно, о том, что в милицейские сети попадает отнюдь не "крупная рыба". Сокращение доли рабочих - общая особенность всей преступности, объясняемая, очевидно, сокращением "генеральной совокупности" рабочего класса. Общая тенденция - рост доли лиц, не имеющих постоянного источника дохода, в 2,6 раза.

Подведем некоторые итоги.

Наркомания не представляет собой нового явления. С далекого прошлого люди употребляли различные опьяняющие и одурманивающие средства. Однако если когда-то самоопьянение было элементом ритуальных церемоний, то для современного цивилизованного общества наркомания превратилась в острое социальное зло. Для современного потребителя наркотиков это занятие не попутное, а самоценное. Он принимает наркотики ради самих наркотиков, и целью являются ощущения как таковые, причем чем полнее эти ощущения, тем лучше. Исходя из этого выбираются и препараты, и способы их введения. Понятно, что и риск привыкания при этом максимален.

Новая социальная реальность порождает не только иные способы приема наркотиков, но и специфический микроклимат в группах, в которых это практикуется. В основе образования и существования таких групп лежит интерес к наркотикам, и по законам групповой психологии интерес каждого многократно усиливается в среде ему подобных. Наркотическая субкультура, как всякая субкультура, сознательно или бессознательно стремится к воспроизводству и расширению [27, с. 64]. Но никакие факторы и жизненные ситуации не предопределяют фатально ни совершение человеком преступления, ни заболевание наркоманией. При любой жизненной ситуации существует возможность выбора образа действий, не нарушающих правовых и нравственных норм.

Тенденции, а, следовательно, и прогнозы наркотизма в России крайне неблагоприятны. Усиливается взрывоопасность ситуации с проблемой СПИДа. Наглядным примером могут служить события в Калининграде, где произошло массовое и быстрое заражение наркоманов вирусом. Настораживает высокая смертность среди больных наркоманией. Прежде всего это связано с низким качеством наркотиков, недоступностью медицинской помощи, высокой стоимостью лечения, отсутствием реабилитационных центров, профилактических программ и т.п., потерей доверия к государственным институтам.

Для преодоления сложившейся ситуации необходимо учитывать, что запрет и преследование одних наркотических веществ привлекает интерес к другим, а политика запрета и наказания никогда не принесет желаемых результатов.

Разработка концепций, программ, нормативных систем для новой политики контроля над наркотиками не должна быть основана на принципах, отличающихся от принятых в западных странах с их установившейся демократией. Основную суть таких систем должно составлять уменьшение ущерба. Под этим подразумевается сосредоточение усилий на минимизации вреда от употребления, вместо простого объявления определенного класса лекарственных веществ вне закона.

Литература

Шуратова С.Г. Наркомании. Алма-Ата, 1990.
Социальные, правовые и криминологические проблемы борьбы с наркоманией. Хабаровск, 1991.
Эрлеймейер Ф.А. Морфинизм и его лечение. СПб., 1899.
Довлетов Б. Научное прогнозирование развития наркотизма. Ашхабад, 1992.
Довлетов Б. Социально-экономические и организационно-правовые аспекты профилактики наркомании. Ашхабад, 1993.
Бахтияров В.А. К вопросу о наркомании. Свердловск, 1936.
Кутанин М.П. Вопросы теории и практики морфинизма // Тр. I Всесоюзного съезда невропатологов и психиатров. М., 1929.
Шоломович А.С. Теория и практика борьбы с наркотизмом. М., 1933.
Футер Д. О детях – наркоманах // Московский медицинский журнал, 1925. № 10.
Зиман Р.М. "О кокаинизме у детей". // Вопросы наркомании. М., 1926. Вып. 1.
Макарь И.М. Наркомания под запретом закона. Кишинев, 1990.
Лебина Н.Б. Белая фея, или как "наводили марафет" в Советской России / Родина. №9. 1996.
Карпович К.А. Уголовно-правовые меры борьбы с распространением наркомании. Ростов на Д., 1972.
Сорокина Т.Т. Наркомания и токсикомания. Минск, 1987.
Голант Р.Я. Проблема морфинизма // Тр. ГИМЗ. Л., 1929.
Горовой - Шалтан. Морфинизм, его распространение и профилактика.// Вопросы наркомании. М., 1928. Вып. 2.
Гуськов В.С. Мягков И.Ф. Наркомании. Воронеж, 1968.
Канторович Н.В. Наркомании. Фрунзе, 1960.
Парибок В. Материалы к проблеме привыкания к наркотикам. Л., 1949.
Звартау Э. Методология изучения наркомании. М., 1988.
Радикалы и наркотики / Ред. А. Бандинелли Рим, 1995.
Преступность и правонарушения в СССР: Статистический сборник. 1989. М., 1990.
Преступность и правонарушения: Статистический сборник. 1991. М., 1992.
Преступность и правонарушения: Статистический сборник. 1993. М., 1994.
Преступность и правонарушения: Статистический сборник. 1997. М., 1998.
Афанасьев В.С., Гилинский Я.И. Девиантное поведение и социальный контроль в условиях кризиса российского общества. СПб., 1995.
Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения. Л., 1993.

Назад К содержанию Дальше
 
 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100