Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





продать автомобиль который находится в кредите

mokkoauto.ru

Имплантация зубов хабаровск

Узнай, к чему снится зуб. Современный сонник. Читай на сайте

ivolga-expert.ru

Преступность несовершеннолетних занимает особое место в социологии преступности по двум обстоятельствам: во-первых, она является видимой характеристикой государственной политики в отношении детей; во-вторых, она отражает прошлое, настоящее и будущее криминогенной ситуации в стране.

Преступность несовершеннолетних:
Статистико-криминологические этюды.
Место преступности несовершеннолетних в социологии преступности

Г. Забрянский

Преступность несовершеннолетних занимает особое место в социологии преступности по двум обстоятельствам: во-первых, она является видимой характеристикой государственной политики в отношении детей; во-вторых, она отражает прошлое, настоящее и будущее криминогенной ситуации в стране. Прошлое — поскольку преступность есть продолжение массового девиантного поведения подростков, не достигших возраста уголовной ответственности. Настоящее — так как несовершеннолетними совершаются каждое десятое зарегистрированное преступление, каждое 14-е умышленное убийство, каждое 12-е умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, каждое 7-е изнасилование, каждая 5-я кража, каждый 4-й грабеж, каждый 5-й разбой, каждое 3—4-е вымогательство, каждое 3-е неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством. Будущее — потому что, как показывает перепись осужденных в местах лишения свободы, чем больше у осужденного судимостей, тем чаще он начинал преступною карьеру в несовершеннолетнем возрасте. Среди тех осужденных, которые имеют пятую судимость, свыше 60 % свое первое преступление совершили в несовершеннолетнем возрасте. Этот статистический факт является частным случаем проявления известного криминологического закона: чем раньше лицо становится на преступный путь, тем этот путь длительнее, а лицо — менее исправимо и более опасно.

Сейчас много говорят и пишут о росте преступности несовершеннолетних, о ее особой дерзости и цинизме, о нарастающем страхе в обществе и т. д. И это правда. Но это одна правда — правда обвинения подростков, которая лежит в основе обоснования необходимости развития карательной модели стратегии контроля над преступностью несовершеннолетних. А есть и другая правда. Если показатели интенсивности преступности, преступной активности и виктимности несовершеннолетних и их изменения сопоставить с показателями экономических, социальных и других процессов, направленных на заботу, защиту и развитие детей, то каждый объективный исследователь придет к выводу, что наше общество еще не имеет такой преступности несовершеннолетних, которую оно заслуживает. Эта другая правда — правда защиты, которая лежит в основе обоснования необходимости развития восстановительной молодели стратегии реагирования на явление преступности несовершеннолетних.

Модель системы статистико-криминологических показателей явления преступности несовершеннолетних

Приступая к статистическому изучению преступности, важно обозначить круг объектов, подлежащих исследованию. Определение предметной области эмпирической криминологии — задача весьма непростая. Несмотря на распространенность таких оценок, как рост преступности, сокращение, стабилизация, их вряд ли можно назвать строго корректными. Что же происходит с преступностью, если число преступлений сократилось, а число преступников возросло; число преступлений возросло, а число преступников сократилось; число преступлений и преступников сократилось, а число жертв возросло? Преступность не может ни возрастать, ни сокращаться. Возрастать или сокращаться могут отдельные элементы состава преступности и их свойства, выраженные комплексом показателей.

Статистико-криминологический показатель — это число, характеризующее определенное свойство явления преступности или отдельных его элементов. Он имеет двуединую природу — это, с одной стороны, понятие статистической науки, а с другой — количественный эквивалент соответствующих криминологических понятий.

При формулировании статистико-криминологических показателей важно, во-первых, исходить из природы реальных криминологических и других явлений, с ними связанных, которые подлежат статистическому отображению; во-вторых, руководствоваться понятиями об этих явлениях. Последние, выступая в качестве промежуточного звена между криминологическими явлениями и их статистическими показателями, оказывают весьма важное влияние не только на конструирование показателей, но и на адекватность отображаемому явлению.

Статистические показатели, характеризующие явление преступности, должны быть обоснованы криминологически. Это — необходимое условие выполнения ими роли показателей количественной стороны явления преступности в целом или отдельных ее структурных элементов. Вместе с тем количественные характеристики явлений не просто связаны с их качественным содержанием, но и каждое качественное явление имеет в некоторых пределах строго соответствующую количественную характеристику. Последнее обстоятельство указывает на исключительную аналитическую ценность ста-тистико-криминологических показателей, так как с их помощью выявляются количественные границы, в пределах которых сохраняется качественная определенность изучаемых явлений. Данное рассуждение может быть принято в качестве одного из аргументов, подтверждающих обоснованность идеи о существовании для каждого общества нормы преступности, которую не так уж невозможно определить.

В основе построения модели системы статистико-криминологичес-ких показателей явления преступности несовершеннолетних лежат два соображения: первое касается определения состава явления преступности несовершеннолетних, второе связано с выделением свойств элементов этого состава и их измерения (см. табл. 1).

Таблица 1

Модель системы статистико-криминологических показателей явления преступности несовершеннолетних

Элементы состава явления преступности

Свойства, характеризующие элементы состава явления преступности

Уровень Структура Общественная опасность Интенсивность Взаимосвязь Динамика Территориальное распределение
Преступления              
Преступники              
Жертвы              

Схема построения модели предполагает осуществление трех процедур.

Процедура первая — выделение в преступности несовершеннолетних существенных ее элементов, образующих состав преступности. Необходимость такого выделения обусловлена природой статистического показателя, который должен быть сконструирован таким образом, чтобы смог отобразить наиболее характерные, существенные с позиции поставленной цели элементы преступности. Выделим три элемента состава преступности несовершеннолетних: преступления, преступники, жертвы.

Процедура вторая — выявление свойств, характеризующих эти элементы, и определение их эмпирических «способностей». Показатель может быть построен только в том случае, если свойства поддаются квантификации. Выделим семь свойств: уровень, структура, общественная опасность, интенсивность, взаимосвязь, динамика, территориальное распределение.

Процедура третья — построение показателей, выявленных свойств элементов состава преступности. Такое построение осуществляется путем перевода свойств преступности через учетные категории в статистико-криминологические показатели. Данная процедура требует четкого определения и однообразного понимания элементов состава преступности и их свойств.

Покажем осуществление третьей процедуры на примере построения статистико-криминологических показателей свойства интенсивности. Как и другие выделенные в модели свойства, интенсивность характеризует все элементы состава преступности несовершеннолетних.

Интенсивность преступлений измеряется показателем интенсивности. В общей теории статистики существуют два подхода к определению показателя интенсивности.

Согласно первому подходу показатель интенсивности отражает распространение интересующего исследователя признака и рассчитывается как соотношение величины явления, обладающего этим признаком, к размеру среды, которая его породила. Большинство отечественных криминологов, следуя такому пониманию, определяют показатель интенсивности преступлений как количество всех зарегистрированных преступлений в определенных пространственно-временных границах, приходящихся на определенную численность населения (чаще всего 104) криминогенного возраста, т. е. возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Согласно второму подходу показатель интенсивности характеризует степень насыщенности изучаемым явлением определенной среды и вычисляется как соотношение величины изучаемого явления к объекту той среды, в которой происходит развитие этого явления. Следуя такому пониманию, показатель интенсивности преступлений мы в своих исследованиях определяем как количество зарегистрированных в определенных пространственно-временных границах преступлений, приходящихся на определенную численность (104) всего населения территории. Такой коэффициент показывает уровень пораженности преступлениями каждой единицы населения обследуемого региона в определенный период. Показатель интенсивности характеризует производство преступлений на душу населения независимо от возраста, поскольку жертвой преступления может стать любой человек — и младенец (например, убийство матерью новорожденного ребенка), и старик (например, убийство с целью быстрейшего завладения наследством).

Кроме общих, рассчитываются и детализированные показатели интенсивности преступлений, которые отражают интенсивность определенных групп и отдельных видов преступлений в определенные периоды времени. Анализируя интенсивность каждого элемента структуры, построенной по определенному критерию, можно определить группу преступлений, которая здесь и сейчас является законодателем «криминогенной моды».

Показатель интенсивности преступлений несовершеннолетних имеет свою специфику. Его следует рассматривать как особую разновидность детализированного показателя.

Интенсивность лиц, совершивших преступления, — характеризуется показателем преступной активности населения. Если показатель интенсивности преступлений характеризует степень распространенности преступлений в расчете на все население, то показатель преступной активности населения — степень распространенности преступников в среде населения криминогенного возраста. Иными словами, он показывает, с какой активностью население воспроизводит из себя преступников. Общий показатель преступной активности исчисляется как соотношение числа лиц, совершивших преступления, к средней численности населения криминогенного возраста обследуемого региона.

Большое аналитическое значение, как и при расчете показателя интенсивности преступлений, имеет определение детализированных коэффициентов преступной активности. Они характеризуют преступную активность определенных социальных, демографических и других групп населения и рассчитываются как отношение числа преступников из исследуемой группы к общей численности лиц криминогенного возраста этой группы.

Специфика действующего статистического учета преступлений и совершивших их подростков, содержание и показательность данных статистических отчетов о преступлениях и статистических отчетов о лицах, совершивших преступления, объем криминологически значимой информации, содержащейся в социальной статистике, определяют особую значимость общего и детализированных показателей преступной активности несовершеннолетних для понимания и объяснения особенностей их массового преступного поведения.

Наиболее точным измерителем свойства интенсивности потерпевших от преступлений (или интенсивности жертв преступлений) принято считать показатель виктимности. Криминальная вик-тимность — это следствие интенсивности преступлений и преступников, которое может рассматриваться как степень насыщенности исследуемого района жертвами. Следовательно, показатель виктимности есть количество всех жертв преступлений в определенных пространственно-временных границах, приходящихся на определенную численность всего населения региона. Показатели виктимности бывают не только общие, но и детализированные, определяющие степень распространенности жертв в среде отдельных групп населения.

Характеристика основных свойств преступности несовершеннолетних

Уровень, интенсивность и динамика показателей преступности несовершеннолетних. В результате анализа показателей преступности несовершеннолетних в современной России (1991-2004 гг.) установлено:

● изменение показателей преступности несовершеннолетних носит сложный и противоречивый характер. За 13 лет число зарегистрированных преступлений по отношению к базовому периоду (1991 г.) сокращалось три периода (2002-2004 гг.) и росло десять периодов (1992—2001 гг.), а по отношению к смежному предыдущему периоду (цепной метод исследования) семь лет сокращалось (1994-1997 гг., 2000-2002 гг.) и шесть — росло (1992,1993,1998, 1999, 2003, 2004 гг.). Колебания темпов прироста проходили в основном плавно. Однако в 1992 и 1993 гг. наблюдался скачок темпа прироста (соответственно +14,9 % и +13,3 %), а в 2002 г. — снижение темпа на 24,7 %. За этот же период число выявленных несовершеннолетних, совершивших преступления, по отношению к базовому периоду сокращалось три года (2002-2004 гг.) и десять — росло (1992-2001 гг.), а по отношению к смежному предыдущему периоду шесть лет сокращалось (1994,1996,1997, 2000-2002 гг.) и семь лет росло (1992,1993,1995,1998,1999, 2003 и 2004 гг.). За весь исследуемый период трижды наблюдалось скачкообразное изменение: в 1997 г. — по отношению к 1996 г. (-15,7 %), в 1999 г. — по отношению к 1998 г. (+11,3 %), в 2002 г. — по отношению к 2001 г. (-19,8%);

● несмотря на заметные колебания, трендом (ведущей тенденцией) динамики основных показателей уровня преступности несовершеннолетних является их рост. Отклонения от этой тенденции носят характер неизбежных в любой стохастической совокупности колебаний;

● число зарегистрированных преступлений во все исследуемые периоды (за исключением 2002—2003 гг.) превышало число выявленных лиц, совершивших преступления. Наибольшее соотношение — 1:1,15 (на одного преступника приходилось 1,15 преступлений);

● на изменение показателя (коэффициента) интенсивности преступлений (число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения в возрасте 14—17 лет) и показателя (коэффициента) преступной активности (число выявленных несовершеннолетних, совершивших преступление, на 100 тыс. населения в возрасте 14—17 лет) большее влияние оказывает изменение числа преступлений и числа лиц, их совершивших, чем изменение численности населения. Например, за период с 1998 по 2004 г. численность населения в возрасте 14—17 лет выросло на 4,7 %, число зарегистрированных преступлений за этот период сократилось на 18,4 %, а число выявленных лиц, совершивших преступления, — на 7,8 %.

Эскалация насилия. Интенсификация насилия выражается в более высоких темпах роста наиболее опасных насильственных преступлений и их доли в общем статистическом массиве выявленных преступлений несовершеннолетних. Если общее число выявленных несовершеннолетних, совершивших преступления в 2004 г. по сравнению с 1991 г., сократилось на 4,7 % , а по сравнению с 1997 г. — на 6,2 %, то число несовершеннолетних, совершивших за этот период:

● умышленное убийство, — выросло соответственно в 3,7 и в 1,5 раза;

● умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, — выросло в 4,2 и 2,1 раза;

● разбой,—выросло в 2,2 и 1,3 раза.

Поскольку эти виды преступлений являются наименее латентными из совершаемых подростками преступлений, то их тенденция скорее всего отражает реальную тенденцию преступности несовершеннолетних.

Особую опасность представляет высокая активность несовершеннолетних в совершении убийств (см. табл. 2).

Таблица 2

Показатель активности несовершеннолетних в совершении умышленных убийств (число несовершеннолетних убийц на 100 тыс. населения в возрасте 14—17 лет)

2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г.
21,5 21,5 21,1 20,7

Современную ситуацию с убийствами несовершеннолетних можно охарактеризовать как незначительное сокращение на уровне наивысших показателей (за последние четыре года зарегистрированы самые высокие (с момента образования единого учета преступлений в 1961 г.) показатели числа подростков, совершивших умышленные убийства: 2001г.—2126,2002г.—2118,2003г.—2057, 2004 г.—2021).

Высокий уровень активности несовершеннолетних в совершении умышленных убийств и его относительная устойчивость свидетельствуют, по-видимому, о том, что убийство как проявление свойства общества [1] порождать наиболее опасные формы насилия несовершеннолетних , начинает в последние четыре года приближаться к пределу своего возможного насыщения, т. е. к границе, за которой кризисная ситуация (тяжелое положение), уже переходит в критическую криминогенную ситуацию (опасное положение).

Статистическое выражение распространенности насилия в среде несовершеннолетних подтверждается данными нашего социологического исследования. Подростки одобряют:

● насилие как способ разрешения конфликта (18,7% опрошенных);

● насилие как средство достижения цели (21,4%).

49% опрошенных учащихся школ и 18 % —профессиональных училищ (ПУ) заявили, что в их образовательных учреждениях существует вымогательство денег или вещей одними учащимися у других. О том, что это явление существует, подтвердили родители учащихся и их педагоги. Но значительно чаще распространено насилие и унижение одних учащихся другими. На это указали свыше 70 % учащихся школ и свыше 60 % — ПУ, 56 % — родителей, 78 % - преподавателей школ и 84 % — педагогов и воспитателей ПУ.

Школу насилия несовершеннолетние проходят в драках, которые, по мнению большинства всех групп респондентов, в среде подростков — явление распространенное.

Из многих факторов, оказывающих влияние на распространенность насилия, отметим два. Первый фактор — в обществе не сформированы установки толерантного сознания. Пока не принято решать конфликты путем компромисса, договора, согласия, трудно надеяться на снижение уровня насилия. Второй — в обществе распространилась «социализация на насилие», которая существенно меняет «кодекс» поведения подростков. Применение силы в среде несовершеннолетних становится нормой и престижным средством достижения успеха. Понимаемая подростками, и не только ими, свобода включает жестокость и насилие как атрибуты ее реального бытия.

Виктимизация несовершеннолетних. Процесс виктимизации несовершеннолетних развивается более неблагоприятно, чем процесс криминализации. Это находит отражение в опережающих темпах прироста числа выявленных потерпевших по сравнению с темпами прироста выявленных преступлений и лиц, их совершивших (подобная тенденция проявляется и в общей преступности).

За два года (2003-2004 гг.) выявлено свыше 200 тыс. потерпевших несовершеннолетних. Из них около 6,5 тыс. — погибли и почти 7 тыс. стали жертвами от причинения тяжкого вреда здоровью, т. е. каждый 15-й несовершеннолетний, потерпевший от преступлений, погиб или ему причинен тяжкий вред здоровью. За этот же период среди взрослых потерпевших от преступлений каждый 16-й погиб или ему был причинен тяжкий вред здоровью.

Распространенность виктимизации подтверждается результатами проведенного исследования. С утверждением «Боязнь родителей за безопасность подростков обоснованна» согласны около 80 % опрошенных учащихся школ и ПУ и свыше 80 % осужденных к лишению свободы, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте. Каждый четвертый опрошенный подросток относит себя к потерпевшим от избиений, мошенничества, вымогательства и грабежа. Эти результаты совпадают с данными опроса взрослого населения, проведенного специалистами Социологического центра Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Особенности криминогенного пространства России

Криминологическая классификация регионов. На протяжении 15 лет мы проводим ежегодный мониторинг территориального распределения преступности несовершеннолетних. Одной из важных задач этого длящегося исследования является построение криминологической классификации регионов и их сопоставление (в некоторые периоды такое сопоставление требует введения специальных допущений в связи с изменением числа субъектов Российской Федерации). В настоящем тексте излагаются результаты классификационного анализа субъектов Российской Федерации по показателю преступной активности несовершеннолетних (2001-2004 гг.). Учитывая длящийся характер исследования, сопоставимость статистических массивов, единство информационной базы, одинаковые способы расчета показателей, использование единой методики классификации регионов, полученные нами результаты можно рассматривать как закономерности территориального распределения преступности несовершеннолетних.

Регионы Российской Федерации по уровню преступной активности несовершеннолетних объединяются в шесть классов:

● первый класс образуют регионы с относительно низкой преступной активностью (7-8 % всех регионов России);

● во второй класс входят территории с низко-средними показателями преступной активности (11-12 %);

● третий класс составили регионы со средне-низкими показателями преступной активности (30-32 %);

● четвертый класс образуют регионы со средне-высокой преступной активностью несовершеннолетних (24-28 %);

● в пятый класс входят регионы с высоко-средней преступной активностью несовершеннолетних (14—16 %);

● шестой класс образуют регионы с высокой преступной активностью несовершеннолетних (8-10 % всех регионов России).

Первые два класса относятся к относительно позитивной криминогенной зоне России. Последние два класса — к негативной. Третий и четвертый классы образуют среднюю (переходную) зону криминогенного классификационного пространства России. Классификационный анализ позволил установить несколько закономерностей территориального распределения преступности несовершеннолетних. Рассмотрим две из них: неравномерность распределения и устойчивость распределения.

Неравномерность территориального распределения преступности несовершеннолетних. Неравномерность распределения регионов между классами и зонами по показателю преступной активности несовершеннолетних имеет несколько форм проявления:

● в негативной криминогенной зоне чаще расположено больше регионов, чем в позитивной;

● не получили распространение регионы с максимально позитивным и максимально негативным отклонением от показателя средней преступной активности. Наименьшее число регионов расположено в крайних группах классификации: в первой — лучший класс позитивной криминогенной зоны (наименьшая преступная активность) и в шестой — худший класс негативной зоны (наивысшая преступная активность);

● наибольшая концентрация регионов наблюдается в переходной (средней) криминогенной зоне.

Выявленные свойства свидетельствуют, по-видимому, о двух важных для понимания особенностей территориального распределения преступности несовершеннолетних обстоятельствах: 1) региональная концентрация сильных криминогенных и антикриминогенных факторов не может рассматриваться как явление, распространенное в России; 2) в большинстве регионов сохраняется определенный баланс факторов, стимулирующих преступность несовершеннолетних, и факторов, препятствующих ей.

Устойчивость территориального распределения преступности несовершеннолетних. Несмотря на значительные колебания показателя преступной активности несовершеннолетних в большинстве регионов России (в 2003 г. по сравнению с 2002 г. показатель преступной активности вырос в 62 регионах и сократился в 27; в 2004 г. по сравнению с 2003 г. вырос в 66 регионах и сократился в 23), территориальное распределение преступности оставалось относительно стабильным. В 2003 г. по сравнению с 2002 г. сохранили свои места в криминологической классификации 75,7 % регионов, а в 2004 г. по сравнению с 2003 г. — 79,9 %. Еще отчетливее свойство «устойчивости» проявляется в распределении регионов между криминогенными зонами (86,3 % регионов не изменили своего зонального расположения в 2003 г. и 89,1 % — в 2004 г.).

С 1998 по 2004 г. ни в одном из регионов России не наблюдалось ни резкого обострения криминогенной напряженности, проявлением которого является переход из позитивной криминогенной зоны в негативную, ни резкого ослабления криминогенной напряженности, проявлением которого является переход из негативной зоны в позитивную.

Связь преступности несовершеннолетних с уровнем развития регионов. Принятое в криминологии мнение о том, что в развитых странах общая преступность выше, чем в развивающихся, а насильственная, прежде всего убийства, выше в развивающихся странах, в нашем исследовании подтвердилось только частично. Как общие показатели интенсивности преступлений и преступной активности несовершеннолетних, так и показатели убийств в более развитых регионах ниже, чем в менее развитых (такая же связь проявляется при анализе общей преступности).

Современным (более надежным) показателем уровня развития стран экспертами ООН признан индекс развития человеческого потенциала (далее — ИРЧП). ИРЧП — это интегрированный показатель, который состоит из трех равнозначных компонентов: дохода, образования и долголетия. Показатель общей преступной активности несовершеннолетних в десяти наиболее развитых регионах России (регионы с наивысшим ИРЧП) в 1,6 раза в 2003 г. и в 1,7 раза в 2004 г. был ниже аналогичного показателя в десяти наименее развитых регионах (регионы с наименьшим ИРЧП). Показатель убийства, выраженный числом несовершеннолетних, совершивших убийства, на 100 тыс. подростков в возрасте 14—17 лет, в десяти наиболее развитых регионах в 2,1 раза в 2003 г. и в 2,2 раза в 2004 г. был ниже, чем в десяти наименее развитых регионах.

Более углубленный анализ свидетельствует, что выявленная связь не столь однозначна, как может показаться на первый взгляд. В группу с высоким уровнем развития входят регионы, в которых выявлены противоположные связи. Так, в Республике Коми, входящей в число десяти регионов с наивысшими ИРЧП, общий показатель криминальной пораженности в 2004 г. был выше, чем в пяти регионах с наименьшими показателями ИРЧП, а в Тюменской области, в которой выявлен один из самых высоких ИРЧП в стране, показатель убийств несовершеннолетними в 2004 г. был выше, чем в шести регионах, входящих в группу наименее развитых.

О сложном характере связи преступности несовершеннолетних с уровнем развития регионов свидетельствует криминологическая типология регионов. Сопоставление построенных по одной методике классификации регионов по ИРЧП и классификации регионов по показателю преступной активности несовершеннолетних выявило три типа регионов:

● регионы, расположенные в одном жизненном и криминогенном пространстве (высокий уровень развития — низкие показатели преступности, средний уровень развития — средние показатели преступности, низкий уровень развития — высокие показатели преступности);

● регионы, расположенные в соседних классификационных пространствах развития и преступной активности (высокий уровень развития — средние показатели преступности, средний уровень развития — низкие показатели преступности, низкий уровень развития — средние показатели);

● регионы, расположенные на разных полюсах жизненного и криминогенного пространства (высокий уровень развития — высокие показатели преступности, низкий уровень развития — низкие показатели преступности).

Тенденция к расширению социальной базы преступности несовершеннолетних

Одной из самых опасных тенденций современной преступности несовершеннолетних является рост числа преступников из социальных групп, которые криминологами традиционно считались благополучными (студенты, подростки со средним общим образованием, учащиеся средних специальных образовательных учреждений, дети из полных и благополучных семей и др.), что значительно расширяет социальную базу преступности несовершеннолетних и повышает ее интеллектуальный потенциал.

Допустив, что студентами могут быть в основном лица в возрасте 16-24 года, наш статистический анализ студентов, совершивших преступления, выявил две тенденции:

● количество выявленных студентов в несовершеннолетнем возрасте, как в абсолютных, так и относительных величинах, устойчиво растет (в 1997 г. их число было 3998 человек, что составляло 3,4 % от общего числа несовершеннолетних, совершивших преступления в возрасте 16—17 лет; в 2002 г. соответственно — 4926 и 4,9 % , в 2003 г. — 5885 и 5,8 % , в 2004 г. — 6110 и 5,8 %);

● доля студентов в общем массиве 16—17-летних преступников стабильно выше доли студентов среди преступников в возрасте 18—24 лет (в 1997 г. — 2,7 %, в 2002 г. — 3,7 % , в 2003 г. — 4,0 %, в 2004 г.— 3,8%).

Конечно, численность студентов в последние годы в стране увеличилась. Однако если параллельно с этим, в целом позитивным, процессом растет доля студентов среди преступников, то мы имеем дело с серьезной дисфункцией высшего образования как социального института.

Результаты нашего исследования показали, что у учащихся сформировалась высокая готовность решать свои материальные проблемы криминальными и граничащими с ними способами. При этом степень распространенности такой ориентации у учащихся, которые считают, что они учатся лучше, чем большинство учеников в классе, практически не отличается от тех, кто считает, что они учатся хуже, чем большинство учеников в классе.

Одним из показателей, свидетельствующих о расширении базы преступного поведения несовершеннолетних, является число лиц, впервые совершивших преступления. Образуя основной статистический массив выявленных несовершеннолетних преступников (1997 г. — 81,2 %, 2003 г. — 84,4 % , 2004 г. — 85,4 %), совокупность подростков, впервые совершивших преступления, «демонстрирует» более неблагоприятную тенденцию изменения по сравнению с лицами, ранее совершившими преступления.

На тенденцию к расширению социальной базы преступности несовершеннолетних большое влияние оказывает криминогенно-вик-тимогенная среда, окружающая подростков. Глубокое изучение этой среды показывает, что наиболее сильными подкрепителями преступного поведения выступают насильственное подполье, наркотическое подполье, сексуальное подполье, экономическое подполье.

1. О трактовке преступности как свойства общества порождать преступления см.: Шестаков Д. А. Криминология: Учебник для вузов. 2-е изд. СПб., 2006. С. 136.

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100