Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!




Угги купить детские угги.

Биорезонансная диагностика

Диагностика на наличие паразитов. Профессиональный подход. Звоните

biorez.ru

Практически все специалисты, за исключением может быть чиновников из Госнаркоконтроля, отмечают определенный спад в уровне наркотизации молодежи в сегодняшней России. Почему-то в главном силовом ведомстве по контролю за оборотом наркотиков предпочитают видеть ситуацию лишь в историческом масштабе и приводить данные исключительно за последние десять лет, показывающие общий рост потребления наркотиков, а не за последние три года, свидетельствующие о стабилизации и даже некотором спаде молодежной наркотизации.

К вопросу национальной катастрофы

Петр Мейлахс

Практически все специалисты, за исключением может быть чиновников из Госнаркоконтроля, отмечают определенный спад в уровне наркотизации молодежи в сегодняшней России. Почему-то в главном силовом ведомстве по контролю за оборотом наркотиков предпочитают видеть ситуацию лишь в историческом масштабе и приводить данные исключительно за последние десять лет, показывающие общий рост потребления наркотиков, а не за последние три года, свидетельствующие о стабилизации и даже некотором спаде молодежной наркотизации. Действительно, а что было бы, если бы наркополицейские в своих выступлениях ссылались на более краткосрочные тенденции, приводя цифры по наркотикам за последние несколько лет? Получилось бы примерно следующее: «Россия подошла к порогу национальной катастрофы. Заболеваемость наркоманией у подростков снизилась на 43%. По всей стране падает число смертей от наркотических передозировок. Героин выходит из моды у молодежи. Необходимы срочные и решительные меры для спасения молодежи России». Согласитесь, что выглядит все это не очень убедительно.

Зачем нужны тогда все эти чрезвычайные меры, вроде обысков в молодежных клубах, конфискации в массовом порядке маек и водки с изображением марихуаны, и арестов ветеринаров путем прямых провокаций, если и так показатели молодежной наркомании снижаются. Думаю, дело в том, что таким избирательным отношением к статистике, Госнаркоконтроль готовит себе почву для будущих побед, а для того, чтобы победа выглядела наполеоновской, ситуация должна представляться катастрофической. По всей вероятности через несколько лет, когда придет время отчета о своей деятельности, Госнаркоконтроль станет оперировать цифрами за последние четыре, пять лет. И, я уверен, цифры эти будут внушать оптимизм.

Теперь к вопросу о том, почему происходит эта стабилизация. Самая легкая и комфортная модель социального бытия заключается в том, чтобы считать, что мир управляем, и подчинен человеческой воле, нужно лишь найти толковых «профессионалов», которые выработают правильные и объективно оцениваемые «социальные программы». Миф о том, что социальные проблемы (и проблема наркотиков не исключение) – это следствия чьего-то «непрофессионализма» и ключ к их решению лежит в поиске надлежащих «экспертов», способных с помощью социальных программ с ними справиться, является одним из самых распространенных как для современной России, так и для всего Запада. Программы эти могут быть самыми разными, и консервативными и либеральными. Некоторые думают, что нужно лишь укрепить властную вертикаль и ввести программы по патриотическому воспитанию и одновременно с этим навести порядок в силовых органах и усилить уголовную ответственность за потребление наркотиков, как молодежь отвернется от дурмана и побежит в военно-патриотические клубы. Другие считают, что все дело в том, что не существует цивилизованного рынка наркотиков, и, что стоит лишь осуществить программу по их легализации, как большинство негативных феноменов, связанных с употреблением наркотиков отомрут сами собой. Третьи уповают на профилактические программы и полагают, что ценности социального успеха и здорового образа жизни автоматически вытеснят «негативные» ценности различных субкультур, в том числе и наркотической.

К сожалению, а может и к счастью, взаимоотношения государственной политики и системы человеческих ценностей не такие простые, какими могут показаться. Например, увеличение потребления наркотиков в России за последние 10 лет еще можно как-то попытаться объяснить «недостаточными мерами по борьбе с наркотиками», «развалом системы по воспитанию молодежи», «отсутствием грамотной профилактики», «происками западных спецслужб», и т.д. Ну, а как тогда объяснить то, что, как явствует из последнего доклада ООН по наркотикам, в Китае с его массовыми казнями наркоторговцев, столь близкими сердцу нашего обывателя, и мощной государственной антинаркотической пропагандой, количество зарегистрированных наркозависимых увеличилось в 15 раз за период с 1990 по 2003гг? Там вроде никакой перестройки не наблюдалось. Или как объяснить, что в Голландии, несмотря на либеральную политику, число потребителей, как легких, так и тяжелых наркотиков, остается стабильным уже на протяжении многих лет, причем ниже, чем в соседних Великобритании и Дании, где политика в отношении наркотиков не столь либеральна? А в Швеции, с самой жесткой антинаркотической политикой в Европе, уровень наркотизма тоже самый низкий? Жизнь никогда не удается втиснуть в прокрустово ложе примитивных схем как консервативного, так и либерального образца. С профилактикой тоже все обстоит, мягко говоря, неоднозначно. Знаменитая американская образовательная программа по противодействию злоупотреблению наркотиками (DARE), в которую вкладывали и продолжают вкладывать до полутора миллиардов долларов в год, по мнению ряда ученых, оказалась абсолютно неэффективной. Не то, чтобы она была полностью бесполезной - исследователи, оценивавшие эту программу, пришли к выводу, что она оказывает положительное воздействие на знание школьников о наркотиках, помогает развивать их социальные навыки и улучшает их отношение к полиции. Единственный ее минус: отсутствие хоть какого-нибудь эффекта в том, что было, собственно, главной ее целью – снизить злоупотребление наркотиков среди молодежи.

С одной стороны, эти факты могут внушать безнадежный пессимизм, особенно тем, кто привык перекладывать всю ответственность на «специалистов» и ждать от них ответов на любые вопросы, а с другой стороны, сама жизнь, зачастую и подсказывает ответы.

На мой взгляд, «героинизацию» современной российской молодежи остановил в первую очередь сам героин. Настолько его действие оказалось разрушительным, настолько личность наркомана оказалась неприглядной и лишенной каких-либо романтических качеств, и настолько четкой оказалась связь между его действием и моральной деградацией, что вмешательство каких-либо «высших сил» в лице государственных институтов не было столь уж необходимым. К сожалению, люди убедились в этом лишь тогда, когда наркотик вторгся в их жизненный мир, когда знание о нем пришло не с экранов телевизоров или душеспасительных лекций, а из личного опыта или опыта своего непосредственного окружения. Жизненный мир людей – вещь гораздо более мощная и в то же время непредсказуемая, чем самые толковые и прописанные государственные программы. Отсюда и, наблюдающееся в последнее время падение моды на тяжелые наркотики.

В США тоже происходили схожие процессы в конце 80-х в отношении другого разрушительного наркотика – крэка. Тогда, в различных (в том числе уличных) субкультурах употребление этого наркотика все больше стало воспринимается как проявление не “крутости”, а слабости и моральной деградации. Многие потребители крэка начали скрывать свое пристрастие от друзей, чтобы не потерять «респект» (уважение), столь необходимый для успешного существования в уличной субкультуре, а огромная их часть была вынуждена отказаться от его курения (а молодежь и вовсе не начинать). В результате доля арестов за употребление крэка сократилась с 69% в 1987-м году до 17% 1993-м.

Колебания в употреблении наркотиков в социуме зависят и от изменения общественных ценностей в макромасштабе. Мало кто знает, что в Голландии в 70-х годах до легализации легких наркотиков, их употребляли больше, чем в 80-х и 90-х, когда эти наркотики стали продаваться легально. И, тем не менее, я не припоминаю, чтобы кто-то даже из самых либеральных исследователей наркомании объяснял этот факт эффектом легализации. Просто 70-е подошли к концу, и эпоха хиппи с ее культом марихуаны завершилась. В 80-е годы пришли совершенно другие ценности – стало модно быть «богатым и здоровым», а наркотики, в том числе и легкие, никак в такие ценности не укладывались. Именно наступлением эры «яппи», с ее фетишизацией денег и материального успеха, а также возвращением к консервативным «семейным ценностям», большинство наблюдателей связывают резкое снижение потребления наркотиков в Америке в тот период.

В России тоже в последнее время происходит определенное изменение в общественных ценностях. Я называю это подъемом российского неоморализма, то есть постепенным отказом от перестроечных либеральных ценностей и одновременным возвратом к старым советским ценностям и сплава их с ценностями старой дореволюционной России. Символическим действием, направленным на освящение этого сплава, на мой взгляд, явилось принятие Государственной Думой советского гимна вместе с государственным флагом старой дореволюционной России. Однако, насколько такое изменение происходит «в верхах», а в какой степени поворот к традиционным «фундаментальным» ценностям характеризует широкие общественные круги и молодежь в том числе, остается пока мало исследованным вопросом. Тем не менее, можно предположить, что если такой поворот в ценностях действительно произойдет, причем среди молодежи, то потребление наркотиков снизится. Правда, при этом может снизиться и общественная толерантность. Однако, это уже совсем другая тема.

Конечно, все это не значит, что следует сидеть, сложа руки, но и не стоит уповать на всевозможные «программы» как на панацею. Надо кропотливо заниматься «малыми делами», осознавая при этом ограниченность их возможностей и не возлагая на них непомерных надежд. У нас в Петербурге работает благотворительный некоммерческий фонд «Здоровое будущее», который уже не первый год успешно работает в области профилактики. Но там-то как раз занимаются не запугиванием и бесконечным повторением нелепостей вроде тех, что первая проба наркотика неминуемо приводит к наркозависимости, а переход с марихуаны на героин – неизбежен. Такая «профилактика» в лучшем случае порождает полное недоверие к информации, а в худшем – ведет к формированию самооправдывающихся прогнозов. Поэтому, сотрудники фонда в первую очередь помогают ребятам разрешать те проблемные и конфликтные ситуации, с которые возникают у подростков в повседневной жизни, учат подростков навыкам самостоятельного разрешения конфликтов среди сверстников, проводят кучу развивающих тренингов и т.д. Ну, а если надо – специалисты, врачи и психологи,дают учащимся правдивую и объективную информацию о наркотиках, понимая, что в современном обществе, где наркотизация молодежи неизбежна, нужно не только пытаться удержать подростков от первой пробы наркотика (хоть и следует стремиться к тому, чтобы приобщившихся к наркотикам было как можно меньше), но и не отталкивать тех, кто уже их попробовал или даже пристрастился, предлагая реальный выход из положения. К сожалению, таких программ в России явно не достаточно.

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100