Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!




На сайте диетах: как быстро похудеть без диеты, диеты . подготовка психологов-управленцев, психология управления персоналом

Исследование, проведенное по заказу ЮНИСЕФНаучно-методическим центром “Диагностика Адаптация Развитие” им. Л.С. Выготского.

Аналитическое исследование “Обучение жизненным навыкам”
Аннотированный отчет

Понятие “жизненные навыки” на сегодняшний день не является категорией конкретной науки (психологии, педагогики или медицины) и не имеет строгого определения. Оно интегрирует в себе умения и способности, относимые к разным сферам человеческого бытия (физического, психологического, социального), позволяющие решать задачи адаптации и развития. К основным жизненным навыкам относят: навыки принятия решений, коммуникативные навыки, навыки выражения чувств и управления ими, навык критического мышления, навык осознания негативных влияний и давления со стороны сверстников и сопротивления им, навык постановки целей и др.

В последние десятилетия XX века данное понятие стало широко использоваться в документах международных организаций и институтов для определения концептуального подхода к обеспечению психосоциального развития детей и профилактике социально обусловленных заболеваний (ВИЧ/СПИД, ИПП, курение, алкоголизм, наркомания) - Life-skills approach.

Данный подход возник как альтернатива информационно-просветительскому подходу, показавшему свою неэффективность в решении указанных задач, и обосновывал необходимость формирования у детей социальных и поведенческих навыков, позволяющих успешно решать задачи интеграции в общество, преодоления жизненных трудностей, самозащиты от рисков. Программы формирования жизненных навыков предполагают активное использование интерактивных методов обучения: моделирование ситуаций, ролевые игры, дискуссии, мозговой штурм.

Хотя теоретической основой подхода стали психологические концепции, прежде всего, бихевиоризм, социально-когнитивная теория и теория социального влияния, в нем предполагается отказ от сложных психологических интерпретаций и делается акцент на обучении человека. Формирование жизненных навыков рассматривается как необходимый компонент содержания образования в современном мире. Отмечается, что программы обучения жизненным навыкам будут иметь наибольшую эффективность при интеграции в предметы школьного учебного плана, такие как “биология”, “педагогика здоровья”, “граждановедение”. Указывается, что реализация данных программ будет способствовать повышению общего качества образования.

В настоящее время программы обучения жизненным навыкам получили широкое распространение во всем мире. Наиболее известной среди них можно считать программу “Life skills”, разработанную Б.Спрангером и организацией Life Skills International.

Российское образование только вступило в период освоения концептуальных представлений о жизненных навыках, апробации зарубежных программ и создания собственных.

В Концепции модернизации российского образования предложен компетентностный подход (выделение ключевых компетенций, которые должны быть сформированы в образовательном процессе), который обнаруживает близость к Life-skills approach.

Нами собрано более сорока программ, базирующихся на концепции жизненных навыков, и реализуемых в рамках основного образования, дополнительного образования и системы психологической помощи детям.

Первыми масштабными экспериментальными программами, решающими задачи обучения жизненным навыкам в рамках основного образования, стали учебный курс “Мой выбор” для учащихся 8-9-х классов (Под ред. П.Г.Положевец, И.Ф.Ахметовой, А.Н.Иоффе и др.), Программа “Полезные привычки”, “Полезные навыки” для учащихся 1-7 классов (“Проект Хоуп) и программа “Здоровье” для 1-11 классов (Под ред. В.Н.Касаткина, Л.А.Щеплягиной).

В целях изучения актуального уровня сформированности жизненных навыков у российской молодежи нами были предприняты социально-психологические исследования, включающие проведение фокус-групп в городах: Москва – столица РФ, мегаполис; Ярославль – провинциальный город; Казань – столица национального региона (18 групп - 128 респондентов 10-19 лет) и анкетирование репрезентативных выборок в городах: Магнитогорск – высокий уровень распространения ВИЧ; Иваново – низкий уровень, но высокий темп прироста ВИЧ в 2001 году; Липецк – отсутствие значимого прироста ВИЧ-инфицированных, 33 пациента в области на июль 2001 г. Всего было опрошено 3000 респондентов.

Опросник создавался на основе полученных результатов фокус-групп и предполагал изучение социальных установок (включая представления, отношения, поведенческие намерения), их связи с имеющимися жизненными навыками и личностными ресурсами по двум категориям: факторы риска (курение, алкоголизм, наркомании, незащищенный секс) и совокупность социальных влияния, оказываемых на молодежь в современном обществе.

Результаты исследований позволили сделать следующие выводы:

  • Представления молодых людей о жизненных навыках ограничены. В качестве значимых для условий России они выделяют навыки коммуникации, аффилиации, критического мышления.
  • Наибольшие трудности вызывают эффективные коммуникации (умение завязать отношения, формировать и отстаивать свою позицию, конструктивно решать конфликтные ситуации).
  • Формирование жизненных навыков молодых людей происходит преимущественно в референтном микросоциальном окружении: у детей – в семье, у подростков и юношей – в группах сверстников.
  • Молодые люди высоко оценивают значимость личностных ресурсов, таких как сила воли, наличие собственной позиции.
  • Достаточно осведомлены молодые люди о вреде табака, алкоголя, наркотиков, последствиях незащищенного секса. Однако, признавая вред подобного поведения, они не осуждают его, в подростковой и молодежной среде бытуют мнения: “можно попробовать”, “В жизни надо попробовать все”, “Все так делают”.
  • Вышесказанное позволило сделать вывод о непродуктивности изучения жизненных навыков в отрыве от анализа социальных установок, релевантных факторам риска, и личностных ресурсов. Поэтому второй этап исследования был посвящен степени сформированности социальных установок (включая представления, отношения, поведенческие намерения), их связи с имеющимися жизненными навыками и личностными ресурсами. Одним объектом исследования выступали факторы риска (курение, употребление спиртных напитков, незащищенный секс), вторым – совокупность социальных влияний, оказываемых на подростков и молодых людей.
  • Негативная социальная установка по отношению к курению, употреблению алкоголя отчетливо прослеживается у детей и младших подростков (10-11 лет). Однако ее нельзя считать устойчивой. С 12-13 лет на фоне собственного курения и приема алкоголя монотонно уменьшается процент респондентов, признающих вредные последствия этих факторов, меняется на более лояльное отношение к ним. Т.е. отраженное поведение вынуждает молодых людей поменять собственную социальную установку. Подобная закономерность подчеркивает необходимость более активных форм профилактической работы, стимулирующих младших подростков к публичному отказу от курения и употребления алкоголя.
  • Отрицательная динамика установки по отношению к курению и употреблению спиртных напитков у лиц, начавших употреблять, активирует механизм “консервативной мотивации” или “мотива подтверждения” (ригидность к новой информации, позитивному влиянию, стремление защитить сложившуюся позицию). Это необходимо учитывать при построении обучающих программ.
  • Несколько иная картина с социальными установками на наркотики. По отношению к этому фактору риска у основной массы опрошенных во всех возрастных подгруппах существует стойкая негативная установка, подтвержденная привычными формами отраженного поведения. Однако, примерно у 25% 10-11 летних респондентов эта установка не сформирована, на вопрос, “Является ли употребление наркотиков абсолютно неприемлемым”, они выбрали ответ “не знаю”. С возрастом происходит перераспределение в пользу более либеральной установки, 20 % респондентов 18-19 лет выбрали ответ “иногда можно попробовать”, что согласуется с меньшей уверенностью в негативных последствиях и более позитивным отношением.
  • Обнадеживает процесс формирования социальных установок по отношению к безопасному сексу. У 43% их можно считать устойчивыми. Видимо, сложившаяся стихийно схема взаимодействия семьи, школы и средств массовой информации (в том числе печатной продукции, распространяемой общественными организациями), когда семья и школа занимаются нравственным воспитанием и формируют потребность быть здоровым, а СМИ и общественные организации обеспечивают информацию о способах предохранения, является оптимальной.
  • Фактически спектр жизненных навыков у молодых людей гораздо шире, чем было названо участниками фокус-групп. У большинства сформированы навыки сопротивления давлению: умение обратиться за помощью и принять помощь, умение сказать “нет”, ассертивное поведение, самоэффективность и т.д.
  • Однако, результаты исследования показали, что жизненные навыки не выполняют свои защитные функции по отношению к факторам риска аддиктивного поведения и ВИЧ-инфицирования при несформированных социальных установках. Этот вывод диктует необходимость включения “жизненных навыков” в рамки более общего конструкта, который может быть обозначен как “стратегии поведения” по отношению к факторам риска.

При этом сформированность отдельных компонентов стратегий при отсутствии их связи с другими компонентами не может рассматриваться как маркер безопасного поведения.

Такая постановка вопроса меняет и подход к профилактике: обучение жизненным навыкам должно пониматься более широко – не только как освоение конкретных умений и навыков, но как формирование стратегий поведения, в рамках которых отрабатывается связь мотива, установки, навыка как такового, фактора риска, ситуации риска.

  • Представления о “нормальном” поведении и отношение к нему связаны с представлением о нормах, разделяемых в ближайшем окружении. Для детей и младших подростков – это семья, для старших подростков и юношей – группа сверстников. Установка на соответствующие формы поведения определяется мотивом быть принятым, получить одобрение со стороны родителей или группы. На уровне личностных качеств это проявляется в развитом чувстве аффилиации (думают о других, когда принимают решение).
  • Представления о всеобщих социальных нормах носят расплывчатый характер, не укоренены в сознании молодых людей, не определяют их поведенческий выбор. Одной из причин сложившейся ситуации является кризис макросоциальных механизмов и институтов социализации, разрушение единой системы норм и ценностей.
  • Наиболее проблемной областью является совокупность социальных влияний. Понимая цели рекламной деятельности, молодые люди недооценивают ее влияние на принятие решений и поведение; влияние компании рассматривается исключительно как доброжелательное. Даже бесплатное предложение наркотика воспринимается как альтруизм.
  • Совершенно не осознаются молодыми людьми механизмы социального влияния. С возрастом растет процент респондентов с позитивным отношением к манипулированию. В случае распознанного манипулирования чаще всего молодые люди испытывают чувство обиды, тем не менее свыше 40% из них подчиняются манипулятору.
  • Среди молодых людей распространена иллюзия независимости собственного поведения, однако основная масса из них испытывает дискомфорт, когда им указывают, что они ведут себя не как все, и подавляющее большинство респондентов редко принимают решения, идущие в разрез с решением друзей.
  • Существующие у молодых людей “в быту” жизненные навыки не экстраполируются на ситуации социального влияния. С одной стороны, это связано с отсутствием социальной установки как мотива для сопротивления, с другой – с отсутствием навыка распознавания социального влияния.
  • Негативное отношение к “распознанному” давлению и готовность ему противостоять позволяют использовать феномен “реактивного сопротивления” в качестве основы эффективной профилактической тактики, например, через метод “самогенерирующейся защиты” (Ф.Зимбардо). Таким образом мы сможем заместить отсутствующий мотив по отношению к факторам риска значимым для молодых людей мотивом защитить или восстановить ощущение свободы. Тем же путем мы можем соединить “несвязанные” на данный момент представления о влияниях и навыки сопротивления им.
  • Особого внимания заслуживает признание молодыми людьми значимости четкой позиции как существенного фактора сопротивления влиянию и одновременно неумение ее формировать, негативное отношение к людям, жестко отстаивающим собственную позицию. Выявленные противоречия свидетельствует, на наш взгляд, о наличии у большинства молодежи размытого представления об идентичности как основе самостоятельного выбора, ответственного самоопределения. Работа по развитию идентичности, ценности и чувства индивидуальности должна стать важным элементом обучающих программ. Представляется целесообразным создание просоциальных детских и молодежных объединений (сообществ), что позволяло бы, с одной стороны, реализовать потребность в принадлежности к группе, с другой стороны, формировать через нее позитивные установки и модели поведения.
  • Молодые люди предпочитают смотреть передачи, транслируемые по местным каналам телевидения, на втором месте МТV, хотя для получения новостийной информации они предпочитают ОРТ, РТР. Фильмы и молодежные передачи респонденты предпочитают смотреть на каналах СТС, ТВ6.
  • Наиболее авторитетными источниками информации являются: врачи, учителя, родители, психологи, вне зависимости от возраста респондентов. В Москве учителя воспринимаются как источник достоверной информации по обсуждаемым вопросам только в возрасте 10 – 13 лет. В Ярославле ни в одной возрастной группе информация, передаваемая учителями, не воспринимается как достоверная. И в Москве и в Ярославле высоко доверие к людям, имеющим личный опыт.

Представленные выводы не исчерпывают всего многообразия полеченных результатов, авторы планируют продолжить анализ.

В настоящее время в России реализуется ряд образовательных программ, в рамках которых рассматриваются вопросы формирования жизненных навыков. Для начальной школы это: “Школа безопасности” А.А. Усачева и А.И. Березина [А.А. Усачев и А.И. Березин, 1996; 1997], “Физическое развитие и психическое здоровье” [А.В. Родионов, В.А. Родионов, 1997], “Педагогика здоровья” [1998] и некоторые другие. Все эти программы содержат разделы, посвященные предупреждению табакизма, алкоголизма, токсикоманий, наркозависимости, ВИЧ, ИППП.

Активно нарабатываются методики внеурочной профилактической работы, основанные на развитии таких жизненных навыков, как противостояние негативному групповому давлению, умению выйти из конфликтной ситуации, справиться со стрессом, сделать независимый правильный выбор, часть из них собраны в серии “Работающие программы” (Министерство образования Российской Федерации, Научно-методический центр “ДАР”).

Однако вместе с успешными и профессионально грамотными программами создаются и такие, в которых отсутствуют серьезная научная база и квалифицированное рецензирование. Одной из серьезнейших общих ошибок является неправильная адресность программ: занятия, разработанные психологами, врачами, биологами, предлагается проводить педагогам, не имеющим соответствующей подготовки. Еще один серьезный общий недостаток многих опубликованных материалов – отсутствие программы как таковой, т.е. воспользоваться такими материалами сможет только психолог, имеющий большой опыт тренинговой работы и прошедший специальную подготовку у авторов. Часть методик, разрабатываемых на региональном уровне копируют друг друга, что приводит к тиражированию серьезных методологических ошибок. Потребность в подобном “обмене опытом” без грамотной профессиональной экспертизы обусловлена дефицитом рекомендованных программ.

В некоторых регионах профилактические программы для детей и подростков органы образования издают совместно с органами здравоохранения. Иногда просветительскую, профилактическую работу органы здравоохранения берут на себя, ее пример - сборник программ первичной профилактики зависимости от психоактивных веществ у детей и подростков, изданный Министерством здравоохранения Республики Татарстан совместно с республиканским наркологическим диспансером.

Большую группу программ, в том числе сравнительно удачных, образуют программы инициативы “Равные – равным”, в их числе сборник “Организация и формы волонтерской деятельности по вопросам профилактики социально значимых заболеваний”, составленный Г.Н. Градусовой, программа формирования здорового жизненного стиля Н.А. Сироты и В.М. Ялтонского, которая включает подготовку лидеров-сверстников и лидеров-учителей.

В стране вновь активизируется клубная деятельность. Имеющийся положительный опыт представлен в реабилитационной программе “Перекресток” (А.В. Терентьева и соавт., 2000).

Анализ доступной нам литературы позволил сделать некоторые выводы, объясняющие результаты наших исследований:

  • практически все программы направлены на формирование жизненных навыков, необходимых для взаимодействия с ближайшим окружением, в крайнем случае, “незнакомым” взрослым. Ни в одной из них не обсуждается весь спектр факторов риска и защитных факторов, совокупности социальных влияний, оказываемых на молодежь в нашей стране;
  • существующие программы не выполняют главной функции - формирования стратегий поведения, в рамках которых отрабатывается связь мотива, установки, навыка как такового, фактора риска, ситуации риска;
  • абсолютно отсутствуют в отечественных программах занятия, направленные на повышение “медиа-грамотности”;
  • практически отсутствуют программы, посвященные работе с семьей, в лучшем случае в пособиях как приложение к программе даются рекомендации;
  • отмечается серьезный дефицит профессиональных программ, посвященных сексуальному поведению;
  • необходимо создание программ нового поколения, учитывающих законы социальной психологии, психологии влияния.

Безусловно, как показывают результаты проведенных исследований, все работающие в стране программы вносят свою лепту. Вероятнее всего, благодаря им у подростков и молодежи сформирована система представлений о факторах риска для здоровья, не возникает проблемы при необходимости отказаться от предложения, принципиально им неподходящего (правда, только в доброжелательной ситуации).

Один из основных выводов, который позволяет сделать результаты проведенного нами исследования, - это необходимость создания комплексных проектов, в которых процесс обучения был бы поддержан системой воспитательной работы и действиями по организации досуга молодежи. Глобальными прагматичными целями этих проектов должны стать сокращение числа курящих в подростковой и молодежной среде, снижение употребления алкоголя, наркотиков, более позднее начало половой жизни, избирательность половых контактов и использование презервативов, снижение темпов распространения ВИЧ/СПИДа. Деятельность в рамках проектов предполагает необходимость, как минимум, трех видов оценки: соответствия поставленным целям (на стадии планирования), эффективности (непосредственно по окончании воздействия, будь то образовательная программа, тренинг или массовая акция) и действенности (т.е. долгосрочного и стойкого изменения поведения в результате совокупного воздействия). Анализ отечественной и зарубежной практики позволяет рекомендовать для оценки действенности программ и комплексных проектов сочетание следующих показателей:

а) изменение в политике учреждения, региона по отношению к вовлечению подростков и молодежи в аддиктивное поведение и ранние сексуальные связи;

б) сформированность социальных установок у обучающихся;

б) динамика поведенческих рисков, связанных с аддиктивным поведением и сексуальными отношениями.

Инструментарий для проведения оценки может быть разработан на основе апробированных в стране социологических опросников и опросников, изучающих социальные установки, релевантные угрозе заражения ВИЧ, ИППП, вовлечению в аддиктивное поведение.

Оптимальная схема распространения программ отработана в рамках реализуемого с 1997 г. в партнерстве с Министерством образования Российской Федерации международного “Проекта ХОУП”: Министерство образования информирует регионы о существовании проекта, его содержательном наполнении и собирает заявки от желающих его реализовать. Российские разработчики проводят выездные семинары, обучая группы специалистов в регионах. Последние обеспечиваются полным методическим и дидактическим комплектом. В регионы передаются оригинал-макеты всех пособий на магнитных носителях для последующего тиражирования.

Для более детального анализа реальных возможностей, имеющихся в различных социальных институтах по содействию в обучении жизненным навыкам, было проведено групповое интервью с представителями органов здравоохранения, образования, внутренних дел, фокус-группы с родителями учащихся, педагогами ВУЗов, учителями школ.

В фокусных исследованиях приняли участие 48 учителей общеобразовательных школ, 48 преподавателей ВУЗов, 48 родителей учащихся в городах Казань, Ярославль, Москва.

В групповом интервью участвовали руководители управлений образования, заведующие методическими кабинетами, директора школ, руководителями СПИД-центров, заместители начальников управлений внутренних дел, курирующие профилактическую работу, из Республики Саха (Якутия), Республики Татарстан, Астраханской, Волгоградской, Вологодской, Калининградской, Орловской, Пермской, Томской, Челябинской, Тюменской областей, г. Магнитогорска, Алтайского края, Красноярского края, Ханты- Мансийского автономного округа, Ямало-Ненецкого автономного округа.

Родители оказались не готовы помочь своим детям. Частично из-за некомпетентности, частично из-за убеждения, что “образованием в этих вопросах должна заниматься школа и врачи”. Однако они готовы поддерживать профилактическую деятельность школ, местных администраций, учреждений здравоохранения, общественных организаций в проведении различных мероприятий.

Учителя пришли к выводу, что эту работу должны вести медики, так как они обладают достаточными познаниями. Школы готовы активно включиться в процесс, но для этого необходимо очень серьезно повысить уровень социальной компетентности учителей и их информированности. Серьезным шагом в этом направлении может стать создание школьных служб здоровья, положение о которых утверждено Министерством образования Российской Федерации.

Преподаватели ВУЗов утверждают, что их учебные заведения осознают важность профилактической работы, однако, серьезная проблема для них – выделение финансов для ее ведения, даже в виде оплаты дополнительных занятий, посвященных формирования здорового жизненного стиля. В тоже время, по их мнению, в тех ВУЗах, где администрация осознает важность проблемы, можно найти возможность развернуть профилактическую деятельность среди студентов.

Среди основных источников негативного влияния “взрослая категория” выделила рекламу, фильмы, улицу, друзей.

Представители органов управления образованием рассматривали проблему более широко – необходимо формировать здоровый жизненный стиль. Навыки жизни, позволяющие противостоять соблазнам вовлечения в аддиктивное поведение, должны быть его составляющими. Учреждения образования готовы расширять свою деятельность в этом направлении. На сегодняшний день повсеместно вводятся ставки специалистов, курирующих здоровье школьников. Выделяются часы на проведение уроков здоровья. С точки зрения представителей образования, проблема заключается в отсутствии эффективных программ и обученных специалистов. Современный бюджет системы образования не позволяет им выделять средства на более активную деятельность. Во многих регионах до сих пор не отработаны механизмы взаимодействия системы образования и здравоохранения, образования и органов внутренних дел.

Региональные управления внутренних дел больше внимания уделяют работе по незаконному обороту наркотиков и профилактике употребления психоактивных веществ, которая в свою очередь подразделяется на общую (пропаганда здорового образа жизни) и индивидуальную (выявление подростков группы риска). В этом ведомстве уже имеется положительный опыт взаимодействия с учреждениями образования: введение должности помощника по делам несовершеннолетних, чье рабочее место находится в учреждении образования, создание общественных объединений по типу “юные стражи порядка”; создание отрядов ДНД (добровольная народная дружина). Безусловно, это не полный список, но, с точки зрения представителей МВД, существующие и предложенные методы смогут сделать работу милиции более эффективной. В ходе обсуждения участники пришли к выводу, что органы внутренних дел должны более активно подключаться к первичной профилактической работе. Препятствием может служить отсутствие четкого функционала участкового инспектора в учреждениях образования и отсутствие специальной подготовки кадров.

Основное направление профилактической деятельности медицинских учреждений - работа с целевыми группами: люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией, наркопотребители, проститутки. Большое внимание уделяется работе со специалистами, которые непосредственно взаимодействуют с перечисленными категориями молодежи. СПИД-центры системы здравоохранения имеют серьезное преимущество в осуществлении профилактической деятельности – широкий набор специалистов разных профилей (врачи, психологи, эпидемиологи, социальные работники и т.д.), опыт просветительской работы.

Очень привлекательной кажется ситуация с общественными организациями. Их в стране достаточно много, практически в каждом регионе действует несколько организаций. Некоторые из них распространяют свою деятельность на другие регионы. Многие обеспечены полиграфической базой и издают красочные буклеты, постеры, методические пособия.

Участники рабочей встречи говорили о негативном отношении к средствам массовой информации. Основные претензии – изобилие сюжетов эротического характера и сцен насилия. Социальная реклама дается только в неудобное время, когда целевая аудитория уже не смотрит телевизор. Часто публикуется непроверенная информация. Тем не менее, участники группового интервью признают, что на молодежных каналах все чаще стало звучать негативное отношение к наркотикам. Многие журналисты активно собирают материал о наркобизнесе, наркоманах, но зачастую они забывают проконсультироваться со специалистами и информация вызывает обратный ожидаемому эффект.

Возможные предложения по дополнительным бюджетным ассигнованиям для развития обучения жизненным навыкам в стране обсуждались на совместном совещании с Управлением специального образования Министерства образования Российской Федерации.

Было предложено несколько направлений.

  • Разработка механизма лицензирования профилактических программ. Оно должно предусматривать наличие доказательств эффективности и действенности.
  • Создание федерального ресурсного центра. Этот Центр, помимо традиционных для ресурсных центров задач, мог бы взять на себя сбор программ, создающихся в регионах, организацию их экспертизы и лицензирования, распространение информации о лучших из них. По мнению участников совещания, подобное решение избавит специалистов от необходимости создавать собственные, не всегда профессиональные, программы и повысит действенность работы в целом.
  • Разработка стратегии обучения жизненным навыкам. Стратегия должна предусматривать определенную этапность формирования системы представлений, отношений, личностных ресурсов и непосредственно навыков в соответствии с возрастными особенностями детей; включать более активные мероприятия, направленные на формирование адекватного отраженного поведения в возрасте 10-12 лет. Для этого необходимо создание дополнительной программы, основанной на представлениях о существующих социальных влияниях, их механизмах и потребности сопротивления негативным влияниям. Эта программ должна корреспондироваться с лучшими программами формирования жизненных навыков, уже работающими на территории Российской Федерации и дополнять их.
  • Внедрение в практику учреждений образования образовательных программ, ориентированных на здоровье. В частности утвержденной Министерствами образования и здравоохранения программы “Здоровье”. Необходима разработка полноценного методического обеспечения программы (учебники, рабочие тетради и т.д.) и создание постоянно действующих курсов повышения квалификации для педагогов, которые будут обеспечивать образовательный процесс.
  • Развитие досуговой сферы и сферы дополнительного образования. Подростки и молодежь охотно занимались бы спортом в свободное время, посещали компьютерные классы и клубы. К сожалению, далеко не все виды спорта доступны из-за высокой платы. Развитие секционной работы в школах, учреждениях дополнительного образования с расширением спектра бесплатных занятий различными видами спорта поможет с одной стороны удовлетворить потребность в принадлежности к группе, с другой стороны - формировать через нее позитивные установки и модели поведения. Эти задачи могут решаться также за счет создания просоциальных детских и молодежных объединений.
  • В рамках секционных занятий можно предусмотреть виды активности, направленные на формирование жизненных навыков. Модель такой деятельности отрабатывается сотрудниками НМЦ “ДАР” совместно с педагогами Центра образования №109 г. Москвы.
  • Поддержка общественных организаций, занимающихся предупреждением наркоманий, ВИЧ: организация совместных акций, мероприятий, размещение государственного заказа на профилактическую работу.
  • Организация системы мониторинга форм поведения, которые могут привести к социально обусловленным заболеваниям (в частности, табакизм, алкоголизм, наркомании, ВИЧ, ИППП) и релевантных социальных установок молодежи. При наличии такого мониторинга эффективность любой программы может быть доказана (или опровергнута) путем сопоставительного анализа результатов опроса группы обучающихся и выборки региона, или средних данных по России.
  • Более активное вовлечение в профилактическую работу центров психолого-педагогического и медико-социального сопровождения детей и подростков системы образования. Для реализации этого направления необходима систематическая деятельность по повышению квалификации сотрудников и централизованное обеспечение центров современной методической литературой.
  • Повышение квалификации психологов учреждений образования, обеспечивающих тренинговую работу по формированию жизненных навыков.
 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100