Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





Консультация уролога

Диагностика, лечение, консультации

neyronn.ru

Мезотерапия цены

Цены и отзывы реальных пациентов о процедурах мезотерапии

cosmic-center.ru

Дается анализ литературных данных об особенностях алкоголизма в позднем возрасте, который является самой распространенной формой химической зависимости в этой возрастной группе. Подчеркивается гетерогенность группы алкоголиков, которую составляют лица с ранним началом алкоголизма и которые продолжают злоупотребление во второй половине жизни, а также лица с собственно поздним алкоголизмом. Показано, что возникновение позднего алкоголизма в большей степени связано с социально-психологическими факторами, нежели с наследственной предрасположенностью и протекает на фоне соматической и органической мозговой патологии. Основное место в статье уделено гендерным особенностям позднего алкоголизма. На основании литературных и собственных клинических данных делается вывод о существенной роли фактора одиночества в его генезе у женщин. Показано, что из-за специфики российской демографической ситуации (средняя продолжительность жизни женщин превышает мужскую на 14 лет) у женщин во второй половине жизни приходится сталкиваться с феноменом «вдовьего» алкоголизма, основными провокаторами которого являются состояние эмоциональной утраты и одиночество.

А. Егоров

Алкоголизм в позднем возрасте: гендерный аспект

В среднем и пожилом возрасте имеются свои особенности алкоголизма. В отечественной литературе этому вопросу уделяется существенно меньше внимания, чем, например, раннему или женскому алкоголизму. С одной стороны, известно, что согласно популяционным исследованиям, в пожилом возрасте количество потребляемого алкоголя наименьшее из всех совершеннолетних возрастных групп [27]. С другой стороны, еще по данным отечественных исследований 70-х гг прошлого века, среди госпитализированных по поводу алкоголизма в психиатрические больницы лица старше 60 лет составили 5,4-10% [9]. По последним данным ННЦ наркологии, если на возрастную группу 40-59 лет приходится пик синдрома зависимости от алкоголя, то в группе 60 лет и старше численность лиц с зависимостью от алкоголя уже в 6 раз ниже, хотя по абсолютному значению превосходит показатели распространенности других наркологических расстройств. Те же закономерности наблюдаются в отношении употребления алкоголя с вредными последствиями. Если обратиться к данным по первичной заболеваемости наркологическими расстройствами в различных возрастных группах (то есть, к численности впервые обратившихся), то и здесь синдром зависимости от алкоголя и алкогольные психозы поражают в наибольшей степени группу 40-59 лет, а опиоидная наркомания и токсикомания - группу 20-39 лет. Именно среди мужчин старшей возрастной группы чаще встречается совместное потребление алкоголя и транквилизаторов [5].

Алкоголизм в пожилом возрасте является третьим по распространенности психиатрическим диагнозом и встречается у 3% населения старше 65 лет [26]. Согласно данным американских исследователей, алкоголем злоупотребляют 2-10% пожилых людей. Если учесть, что в США люди в возрасте 65 лет и старше составляют 12% населения, то число пожилых алкоголиков оказывается весьма внушительным. Алкоголь – это самое распространенное ПАВ, употребляемое пожилыми людьми [7]. При этом употребление ПАВ и алкоголя, в частности, пожилыми людьми остаются наименее изученным вопросом, что, по мнению американских авторов, связано с двумя причинами:

1) По крайней мере, 80% пожилых людей страдают хотя бы одним хроническим заболеванием (в два раза чаще, чем люди до 65 лет), а обычный пожилой человек имеет три заболевания, для лечения которых ему выписывается в среднем 8 лекарственных препаратов. Составляя всего 12% населения США, пожилые люди потребляют 30% всех выписываемых врачами лекарств и 70% лекарств, отпускаемых без рецепта.

2) Процесс старения сопровождается личностными изменениями, вследствие которых люди в возрасте 65 лет и старше становятся особенно склонны к неправильному употреблению лекарств. Кроме того, в пожилом возрасте действие на организм ПАВ оказывается более сильным и сложным вследствие старения организма, наличия в нем скрытой патологии, а также по причине приема нескольких лекарственных средств. Поэтому по оценкам специалистов, в США 15% из 25 млн пожилых людей страдают пристрастием к употреблению лекарственных веществ.

В поздней возрастной группе встречаются два типа алкоголиков: одни начали пить еще в молодости, другие – в старости; во втором случае, как правило, к алкоголю прибегают в связи с реакцией на социальный или какой-либо иной стресс [29;30]. М.Г. Пятов и Н.Г. Шумский [9] подчеркивают, что в первом случае речь идет об алкоголизме в позднем возрасте, а во втором – собственно об алкоголизме позднего возраста. По австралийским данным, лица с алкоголизмом позднего возраста составляют 1/3 среди всех алкоголиков старше 65 лет [26].

Такое разделение оказалось оправданным. Как показали недавнее немецкое исследование, эти группы отличаются друг от друга не только по возрасту начала потребления этанола [28]. Всего было обследовано 268 человек, гопитализированых для проведения детоксикации, которые были разделены на три группы: 1) с началом злоупотребления алкоголя до 25 лет (51 человек -19%); 2) от 25 до 45 лет (172 человека - 64,2%); 3) после 45 лет (45 человек - 16,8%). Критериям хронического алкоголизма по МКБ-10 в первой группе соответствовали 94,1%, в то время как в третьей (позднее начало злоупотребления) – только 62,2%. В третьей группе, по сравнению с первой, достоверно слабее были следующие характеристики: вовлеченность в алкоголизацию, потеря контроля за приемом алкоголя, тяга к спиртному. Реже встречалась и коморбидная психиатрическая патология. Кроме того, у лиц с поздним началом злоупотребления было достоверно меньше детоксикаций в анамнезе, а также редкие и менее продолжительные запои. Ремиссии, наоборот, были более продолжительные. Авторы делают вывод, что в целом злоупотребление алкоголем в позднем возрасте, приводит к менее выраженным последствиям, чем, если оно начинается до 25 лет. В другом исследовании у алкоголиков с поздним началом отмечалось меньшая импульсивность поступков, агрессивность и стремление к поиску новых ощущений, по сравнению с пациентами, чей алкоголизм начался в первой половине жизни [16].

Справедливости ради следует отметить, что эта точка зрения высказывалась еще в середине ХХ века. Так F. Bronish в 1958 году писал: «Если регулярное употребления алкоголя начинается после 50 лет, то психическая зависимость может не возникнуть и чрез 15 лет» [Цит. по 9; С. 187]. Сходные идеи высказывал и Ch. Müller [22], который считал, что алкоголизм позднего возраста – это «проблемный» алкоголизм, в том смысле, что чаще всего он провоцируется такими явлениями, свойственными возрасту как изоляция, разочарованность, неудовлетворенность прошлым и настоящим, озлобленность, физический и психический дискомфорт. Им, по мнению автора, заболевают в основном мужчины, ранее умеренно пившие, и одинокие женщины. В связи со снижением влечения и интолерантностью поздний алкоголизм развивается замедленно и ограничивается симптомами I стадии.

Вместе с тем, мнения разных авторов по поводу течения алкоголизма позднего возраста также противоречивы. Так Э.А. Бабаян и М.Х. Гонопольский [2] утверждают, что в пожилом возрасте стадии алкоголизма формируются быстро. За 3-4 года формируется похмельный синдром, понижается толерантность, изменяется личность. К этому времени анамнез больного отягощен рядом соматических заболеваний. У пожилых людей чаще встречаются судорожные припадки, психозы. Течение алкоголизма всегда более злокачественное, с быстрым темпом развития и неблагоприятным прогнозом. Согласно наблюдениям И.Г. Уракова и В.В. Куликова [10], у лиц, начинающих злоупотреблять спиртным после 50-ти лет, формирование «осевых симптомов» алкоголизма ускорено.

В.Б. Альтшулер [1] соглашается, что в пожилом возрасте алкоголизм развивается на фоне разнообразной соматической отягощенности, что приводит к утяжелению симптоматики постинтоксикационных и абстинентных расстройств, появлению органической окраски клинической картины и быстрому развитию алкогольной психической деградации. Прекращение профессиональной деятельности, потеря друзей и близких, одиночество пожилого человека также неблагоприятно сказываются на прогнозе заболевания. Вместе с тем, по мнению автора, патологическое влечение к алкоголю в пожилом возрасте у многих больных характеризуется сравнительно небольшой интенсивностью. В этих условиях играют сдерживающую роль опасения за здоровье, тягостные состояния похмелья, снижение толерантности к алкоголю. Они становятся мотивами, успешно конкурирующими с патологическим влечением к алкоголю. В результате формирование алкоголизма и его дальнейшее течение отличается медленными темпами. Таким образом, заключает автор, «одни и те же обстоятельства обуславливают весьма разные варианты течения алкоголизма в пожилом возрасте» [1; С. 283]. Благоприятное течение заболевания отмечается у преморбидно-стеничных лиц при малой наследственной отягощенности.

Американские авторы, проведя десятилетнее лонгитюдинальное исследование на выборке 1291 человек пожилого возраста, имевших алкогольную зависимость, обнаружили, что снижение кратности и количества потребления алкоголя, продолжительность ремиссий положительно коррелировали с утяжелением соматических симптомов. Вместе с тем, стрессовые ситуации приводили к усилению потребления алкоголя [21].

Авторитетный американский исследователь болезней зависимости М. Schukit [23] считает, что течение алкоголизма у пожилых пациентов в принципе сходно с таковым в молодом возрасте, хотя имеются важные исключения: 1) Возможно, что у 1/3- 1/2 мужчин и женщин, которые являются зависимыми от алкоголя в возрасте 50-60 лет, не отмечается прогредиентного усиления зависимости после 40 лет. 2) Вероятно, что пожилые люди с алкоголизмом менее зависимы от влияния родственников-алкоголиков, чем лица молодого возраста, страдающие алкоголизмом. 3) У пожилых людей чаще отмечаются соматические проблемы, вызванные алкоголизмом, и реже – проблемы с полицией, работой и случаи насилия, чем среди молодых алкоголиков.

Практически все авторы подчеркивают, что в значительной степени на клинику и течение алкоголизма позднего возраста оказывают существенное влияние факторы, связанные со старением, и, прежде всего - соматическое неблагополучие. В целом, лица с поздним алкоголизмом реже имеют семейные/генетические предпосылки для развития этого недуга, так как при наличие таких факторов риска алкоголизм проявляется ранее. Кроме того, пожилые, страдающие алкоголизмом, чаще принадлежат к более высокому социально-экономическому слою общества, чем те, у кого симптомы алкоголизма проявляются в более молодые годы [7]. У пожилых алкоголиков чаще отмечаются органическое поражение головного мозга [17].

По мнению А.В. Надеждина [6], в последнее время к неблагоприятным соматическим факторам, свойственных пожилому возрасту, присоединилась и алиментарная недостаточность, которая приводит к более токсическому поражению ЦНС при алкоголизме. В связи с этим, в последние годы чаще отмечается факты «галопирующего» течения алкоголизма у стариков. Нарастающая цереброваскулярная недостаточность в сочетании с токсическим действие алкоголя и алиментарной недостаточностью приводят к быстрому формированию корсаковского синдрома разной степени выраженности, характеризующего исход хронического алкоголизма. Действительно, постепенное формирование психического и физического маразма, аналогичное таковому у больных со старческим слабоумием является одним из исходов позднего алкоголизма. Это состояние было описано французским психиатром XIX века Форелем термином «dementia alcoholico-senilis».

М.Г. Пятов и Н.Г. Шумский [9] отмечают, что в отдельных наблюдениях ускоренного развития алкоголизма во второй половине жизни речь идет о вторичном, или симптоматическом, алкоголизме. У лиц 45—60 лет это чаще всего наблюдается при неглубоких затяжных депрессиях и исподволь развивающемся шизофреническом процессе. В более позднем возрасте развитие алкоголизма может быть также обусловлено мягким атрофическим процессом с затянувшимся психопатоподобным дебютом, поэтому алкоголизм, развившийся во второй половине жизни, особенно тяжел и требует выявления основного заболевания.

Среди клинических особенностей алкоголизма в позднем возрасте В.Б. Альтшулер [1] отмечает дисфорические и эксплозивные состояния в опьянении, обилие диэнцефальных расстройств в структуре абстинентного синдрома, аффективные нарушения – тревожно-депрессивные проявления, эмоциональная лабильность, слезливость, ипохондричность, мнестические расстройства при отсутствии явных признаков нравственно-этического снижения.

В развернутой – II-й стадии болезни – возникают продолжительные запои с литическим окончанием или больной постоянно потребляет небольшие дозы алкоголя. Характерны амнезии и палимпсесты опьянения. Абстинентный синдром пролонгирован во времени с явлениями тревожно-депрессивного аффекта и ипохондрическими переживаниями [10]. Похмельный синдром затягивается на 5—7 дней, после которого больные могут пить ежедневно в незначительных дозах. При ежедневном пьянстве толерантность снижена больше. Нередко, когда проходят симптомы опьянения, эти лица испытывают отвращение к алкоголю. Алкогольные эксцессы усиливают проявления как различных сопутствующих алкоголизму соматических заболеваний, которые в позднем возрасте наблюдаются у большинства больных, так и тех заболеваний, которые с ним непосредственно не связаны.

Американские исследователи изучали, как персональные факторы риска (степень самореализации в предыдущей жизни, принадлежность к мужскому полу, отсутствие супружеского партнера, раннее начало алкогольных проблем и копинг-стратегия избегания) наряду с внешними факторами риска (негативные жизненные события, хронические стрессы, влияние пьющих друзей) влияют на течение алкоголизма в пожилом возраста. Оказалось, что усугубляют алкоголизацию в пожилом возрасте такие персональные факторы как недостаточная самореализация, принадлежность к мужскому полу и копинг-стратегия избегания, а из внешних факторов – негативные жизненные события, стрессы, связанные с супружескими отношениями и здоровьем, и влияние пьющих друзей. [14]. Сходные результаты были получены в итальянском исследовании: оказалось, что принадлежность к мужскому полу, разочарование в своих доходах, а также сниженные когнитивных функций связаны с возникновением алкогольных проблем в пожилом возрасте [18].

Исследовались также особенности влияния стрессовых факторов на поздний алкоголизм в гендерном аспекте. Все алкоголики пожилого возраста сообщали о более частых негативных жизненных событиях, хронических стрессах и дефиците социального общения, чем это делали умеренно выпивающие пожилые люди. При этом мужчины-алкоголики упор делали на существующие стрессы, связанные с финансами и друзьями, а также недостаточную помощь со стороны детей и других родственников. В отличие от мужчин, женщины обращали большее внимание на негативные жизненные события, существующие трудности с мужьями и недостаточную помощь с их стороны [12].

В более поздней работе те же авторы обращали внимание на различные личностные характеристики и жизненные события, отмечавшиеся у женщин и мужчин с поздним алкоголизмом. Проанализировав результаты интервью со 183 женщинами и 476 мужчинами, авторы пришли к выводу, что в позднем возрасте женщины, по сравнению с мужчинами, сталкиваются с меньшим количеством проблем, связанных с алкоголизацией. Они чаще параллельно с алкоголем употребляют ПАВ, у них более выражены депрессивные переживания, и они реже обращаются за квалифицированной медицинской помощью. Из стрессоров у женщин на первом месте стоят проблемы в семье, а у мужчин – финансовые проблемы. Вместе с тем, именно женщины сообщили о большей поддержке со стороны детей, более дальних родственников и друзей, чем это отмечалось у мужчин. [13].

По данным американских авторов, пожилые женщины чаще злоупотребляют алкоголем, чем молодые [7].

Собственные клинические наблюдения позволяют выделить ряд особенностей позднего алкоголизма у женщин, которые, на наш взгляд, в значительной степени связаны с демографической ситуацией в России. По данным Госкомстата РФ средняя продолжительность жизни мужчин составляет около 59 лет, а женщин – около 73-х лет, т.е. на 14 лет больше. Кроме того, существует еще и разница в возрасте вступления в брак – у мужчин он традиционно выше. Так по данным Госкомстата на конец XX столетия, средний возраст вступления в первый брак мужчины составил 24,4 года, а женщины – 22, 2 года [8]. Таким образом, на настоящий момент в России среднестатистическая женщина проживает в положении вдовы не менее 15 лет.

Нами изучались особенности алкоголизма у 16 женщин в возрасте от 43 до 76 лет, которые начали злоупотреблять алкоголем во второй половине жизни после (или на фоне) психотравмирующей ситуации. Во всех случаях психотравмой были длительная болезнь, закончившаяся смертью (7 человек), внезапная смерть мужа (постоянного сожителя) (5 человек), либо разрыв отношений (4 человека) с мужем (постоянным сожителем). Иными словами, во всех случаях причиной алкоголизма называлась ситуация эмоциональной утраты.

Согласно критериям МКБ-10 у всех женщин алкоголизации достигала выраженности F10.1 - синдром зависимости, а у 12-ти отмечалось F10.3 – состояние отмены, т.е. признаки алкоголизма II-й стадии. Длительность злоупотребления алкоголем на момент обращения за помощью находилась в пределах от 1 до 8 лет (средняя продолжительность 3,3±1,2 года), средняя продолжительность формирования синдрома зависимости составила 1,8±,1,1 года. Это свидетельствует о высоко прогредиентном формировании симптомов алкогольной зависимости у женщин обследованной группы. Систематическое злоупотребление алкоголем отмечалось у 10 женщин, у 5-ти потребление алкоголя приобрело запойный характер. У одной женщины отмечался перемежающийся тип потребления спиртного. Толерантность отличалась сравнительно невысокими показателями и составила в среднем 100-150 мл чистого этанола. Рост толерантности на фоне развития заболевания был, в целом, незначительным.

Систематическая алкоголизация у вдов начиналась либо на фоне действующей психотравмы, либо в течение первого года после смерти (ухода) супруга. Большинство (9 человек) алкоголизировались преимущественно в одиночку, меньшинство (7 человек) в компании близких подруг или родственников.

Образовательный уровень у обследованных женщин был достаточно высоким: высшее образование – 10 человек, незаконченное высшее- 2, среднее специальное – 4; у четверых были ученые степени. Уровень алкоголизации (по Э.Е. Бехтелю [3]) до психотравмы ретроспективно оценивался как случайный у 6 человек, умеренный – 6, систематический – 4 человека. У двоих вдов мужья ранее обращались за наркологической помощью по поводу алкоголизма, а еще у четверых уровень алкоголизации их мужей, никогда не обращавшихся к специалистам, ретроспективно позволял оценить его как синдром зависимости, т.е. алкоголизм. Именно в этих семьях отмечались случаи совместного употребления спиртных напитков. Эти факты лишь частично подтверждают данные австралийского психиатра А. Blankfield [11] утверждавшей, что у вдов алкоголиков их собственный алкоголизм развивался под влиянием мужа.

Всем обследованным предлагалось оценить основные причины алкоголизации по 5-ти бальной шкале. Женщины должны были оценить от 1 (минимальное значение) до 5 (максимальное значение) актуальность возможной причины их алкоголизации (Табл.).

Таблица. Результаты самооценки причин алкоголизации у женщин с поздним (вдовьим) алкоголизмом.

Причина алкоголизации Средний балл
  1. Одиночество
4,8
  • Плохое настроение
  • 4,7
  • Плохое физическое самочувствие
  • 3,1
  • Ощущение беспокойства
  • 2,7
  • Бессонница
  • 2,6
  • Недостаток внимания со стороны детей, родственников
  • 3,1
  • Финансовые проблемы
  • 2,1
  • Проблемы с жильем
  • 1,3
  • За компанию с подругами (родственниками)
  • 1,9
  • Профессиональная неудовлетворенность
  • 1,1
  • Иная причина (вписать)
  • 2,1

    Видно, что на первом месте женщины называют причины, связанные состоянием эмоциональной утраты – одиночество, депрессию, тревогу, бессонницу, а также плохое физическое самочувствие, которое может быть вызвано не только коморбидной соматической патологией, но и собственно реактивной депрессией. Социальные стрессоры (жилье, финансы, работа), о важности которых пишут западные исследователи, в обследованной группе среди причин алкоголизации играли менее важную роль. Высокая оценка причины «Недостаток внимания со стороны детей, родственников» не может рассматриваться только как влияние социального стрессора, но также отражает сниженный эмоциональный фон с характерными идеями малоценности, ненужности и т.д. В п.11 чаще всего вписывались причины, так или иначе характеризующие состояние эмоциональной утраты: «безысходность», «тягостные воспоминания», «заглушить угрызения совести» и т.д.

    Полученные данные свидетельствуют, что особенности позднего женского алкоголизма в России позволяют говорить о «вдовьем алкоголизме», ведущим фактором возникновения которого является ощущение эмоциональной утраты, связанное с преждевременной смертью (уходом) супруга или сожителя. О важном значении ощущения одиночества как фактора риска женского алкоголизма во всех возрастных группах уже сообщалось ранее [4]. В США, где продолжительность жизни мужчин и женщин достаточно высока и сопоставима по продолжительности, также имеет место усиление алкоголизации до проблемного уровня в позднем возрасте, что связывают с фактором одиночества, однако это касается и женщин, и мужчин [20].

    После проведенной терапии, которая включала в себя психотерапию (у всех), психофармакотерапию (у всех) и сенсибилизурующую терапию (у 12-ти), нам удалось проследить одногодичные катамнезы у 11-ти из 16-ти обследованных женщин. Одна пациентка умерла от острого нарушения мозгового кровообращения после рецидива алкоголизации, наступившего через шесть месяцев лечения. Еще у троих отмечались неоднократные рецидивы алкоголизции продолжительностью 2-5 дней с последующим выходом в короткие (до 2-3 месяцев) ремиссии. У остальных семи отмечалась полное воздержание от употребления спиртного в течение года.

    Как показывают зарубежные исследования, устойчивость ремиссии у лиц с поздним алкоголизмом зависит ряда факторов. Прежде всего, она зависит от ухода от созависимых отношений с супружеским партнером. Важную роль в становлении ремиссии играют желание обращаться за помощью, а также поддержка и доброжелательное отношение со стороны друзей [24]. Десятилетнее изучение спонтанных ремиссий у лиц с алкоголизмом пожилого возраста, по сравнению с умеренно пьющими той же возрастной группы, показало, что предикторами устойчивой ремиссии являются: 1) принадлежность к женскому полу; 2) меньше количество и позднее начало проблем, связанных с алкоголизацией; 3) друзья, поощряющие отказ от алкоголизации; 4) снижение объема и кратности употребляемого алкоголя. Угрозу рецидива вызывают депрессия, стрессоры, связанные со здоровьем и финансами, использование ПАВ, фиксация на копинг-стратегиях избегания, меньшая социальная поддержка со стороны друзей. По данным авторов спонтанные ремиссии у проблемно пьющих лиц пожилого возраста отмечаются в 30% случаев, что выше, чем у лиц с ранним началом алкоголизма [25]. При лечении алкоголики с поздним началом заболевания антидепрессантом из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина флювоксамином более устойчивые ремиссии отмечаются чаще, чем у пациентов с ранним началом алкоголизма [15].

    Таким образом, можно говорить, что алкоголизм в позднем возрасте характеризуется следующими особенностями:

    1. Алкоголизм в позднем возрасте является самой распространенной формой химической зависимости в этой возрастной группе.

    2. Исходная гетерогенность группы, которую составляют лица с ранним началом алкоголизма и которые продолжают злоупотребление во второй половине жизни, а также лица с собственно поздним алкоголизмом.

    3. Возникновение позднего алкоголизма в большей степени связано с социально-психологическими факторами, нежели с наследственной предрасположенностью.

    4. Большинство авторов считают, что поздний алкоголизм менее злокачественный, чем при раннем его начале.

    5. Алкоголизм в позднем возрасте протекает на фоне соматической и органической мозговой патологии, которая неоднозначно влияет на его течение и прогноз.

    6. Существуют гендерные различия позднего алкоголизма, связанные с большей ролью фактора одиночества в его генезе у женщин.

    7. Из-за специфики российской демографической ситуации (средняя продолжительность жизни женщин превышает мужскую на 14 лет) среди женщин второй половины жизни приходится сталкиваться с феноменом «вдовьего» алкоголизма, где факторы состояния эмоциональной утраты и одиночества играет основную роль.

    Список литературы

    1. Альтшулер В.Б. Алкоголизм // В кн.: Руководство по психиатрии /Под ред. А.С. Тиганова. Т. 2. М.: Медицина, 1999. С. 250-338.
    2. Бабаян Э.А., Гонопольский М.Х. Наркология. М.: Медицина, 1987. 336 с.
    3. Бехтель Э.Е. Донозологические формы злоупотребления алкоголем. М.: Медицина, 1986.
    4. Егоров А.Ю., Шайдукова Л.К. Современные особенности алкоголизма у женщин: возрастной аспект// Наркология. 2005. № 9. С. 49-55.
    5. Косарева С.П. Химическая зависимость в пожилом возрасте//Форум «Нарком». № 28(109). Октябрь 2005. www.narcom.mos.ru
    6. Надеждин А.В. Возрастные особенности наркологических заболеваний// Руководство по наркологии /Под ред. Н.Н. Иванца. М., Медпрактика-М, 2002. Т. 1. С. 408-422.
    7. Наркология /Под ред. Л.С. Фридмана, Н.Ф. Флеминга, Д.Х. Робертса, С.Е. Хаймана. М.; СПб.: "Бином"- "Невский диалект", 1998. 318 с.
    8. Население России 1998. Шестой ежегодный демографический доклад. ЦДЭЧ ИНП РАН. М., 1999.
    9. Пятов М.Г., Шумский Н.Г. Алкоголизм у пожилых людей// В кн: Алкоголизм/ Г.В. Морозов, В.Е. Рожнов, Э.А. Бабаян (ред). М., Медицина. 1983. С. 185-188.
    10. Ураков И.Г., Куликов В.В. Возрастной фактор при алкоголизме: его патогенетическая, патокинетическая и патопластическая роль// Тез. докл. научно-практ. конф. Владимир. 1973. С. 156-161.
    11. Blankfield A. Grief, alcohol dependence and women// Drug and Alcohol Dependence. Aug. 1989. V. 24. № 1.P. 45-49.
    12. Brennan P.L., Moos R.H. Life stressors, social resources, and late-life problem drinking// Psychol. Aging. 1990 Dec. V. 5. N 4. P. 491-501.
    13. Brennan P.L., Moos R.H., Kim J.Y. Gender differences in the individual characteristics and life contexts of late-middle-aged and older problem drinkers// Addiction. 1993 Jun. V. 88. N 6. P. 781-790.
    14. Brennan P.L., Moos R.H., Mertens J.R. Personal and environmental risk factors as predictors of alcohol use, depression, and treatment-seeking: a longitudinal analysis of late-life problem drinkers// J. Subst. Abuse. 1994. V. 6. N 2. P. 191-208.
    15. Chick J., Aschauer H., Hornik K. Efficacy of fluvoxamine in preventing relapse in alcohol dependence: A one-year, double-blind, placebo-controlled multicentre study with analysis by typology// Drug and Alcohol Dependence. 2004. V. 74. N 1. P. 61–70.
    16. Dom G., Hulstijn W., Sabbe B. Differences in impulsivity and sensation seeking between early- and late-onset alcoholics// Addictive Behaviors. 2005 (article in press).
    17. Finlayson R.E., Hurt R.D., Davis Jr L.J., Morse R.M. Alcoholism in elderly persons: a study of the psychiatric and psychosocial features of 216 inpatients// Mayo. Clin. Proc. 1988. V. 63. P. 761–768.
    18. Geroldi C., Rozzini R., Frisoni G.B., Trabucchi M. Assessment of alcohol consumption and alcoholism in the elderly// Alcohol. 1994. V. 11. N 6. P. 513-516.
    19. Moos R.H., Brennan P.L., Schutte K.K, Moos B.S. Older adults' health and changes in late-life drinking patterns// Aging Ment. Health. 2005 Jan. V. 9. N 1. P. 49-59.
    20. Moss H.B., Lynch K.G. Comorbid disruptive behavior disorder and their relationship to adolescent alcohol use disorders // Drug and Alcohol Dependence. 2001. V. 64. P. 75-83.
    21. Moos R.H., Schutte K., Brennan P., Moos B.S. Ten-year patterns of alcohol consumption and drinking problems among older women and men// Addiction. 2004 Jul. V. 99. N 7. P. 829-838.
    22. Müller Ch. Toxicomanie dans l’age avancé (médicament, alcohol). Manuel de géronto-psychiatrie. Paris. 1969. 275 p.
    23. Schukit M.A. Drug and alcohol abuse. A clinical guide to diagnosis and treatment. 5th ed. NY: Kluwer Academic/Plenum Publishers. 2000. 380 p.
    24. Schutte K.K., Brennan P.L., Moos R.H. Remission of late-life drinking problems: a 4-year follow-up// Alcohol Clin. Exp.Res. 1994 Aug. V. 18. N 4. P. 835-844.
    25. Schutte K.K., Byrne F.E., Brennan P.L., Moos R.H. Successful remission of late-life drinking problems: a 10-year follow-up// J. Stud. Alcohol. 2001 May. V. 62. N 3. P. 322-334.
    26. Ticehurst S. Alcohol and the elderly// Aust. N. Z. J. Psychiatry. 1990 Jun. V. 24. N 2. P. 252-260.
    27. Tivis L.J., Brandt E.N. Jr. Alcohol consumption among the elderly: dispelling the myths// J. Okla. State Med Assoc. 2000 Jul. V 93. N 7. P. 275-284.
    28. Wetterling T., VeltrupC., JohnU., Driessen M. Late onset alcoholism// European Psychiatry. V. 18, N 3 , 2003 May. P. 112-118.
    29. Zimberg, S. Diagnosis and treatment of the elderly alcoholic// Alcohol. Clin. Exp. Res. 1978. V. 2. Р. 27–29.
    30. Zimberg S. Alcohol problems in the elderly// J. of Psychiatric Treatment and Evaluation. 1983. V. 5. P. 515-520.

    ALCOHOLISM IN THE LATE AGE: gender aspects

    A.Y. Egorov

    ABSTRACT

    Preliminary publications on late age alcoholism peculiarities have been analyzed. Late age alcoholism is the most widespread chemical addiction in this life period. Group heterogeneity of late age alcoholics is highlighted, i.e. early onset alcoholics, who continue drinking in the late age, and late age onset alcoholics. It is shown that late age alcoholism is connected more with social-psychological factors than with an inherited predisposition, and is thought to be developing on the base of somatic and organic brain insanity. According to the majority of authors, this causes a less progredient course of late alcoholism than in its early onset. The main part of the publication is devoted to gender peculiarities of late alcoholism. According to literary and own clinical data the conclusion of solitude factor prominent role in its genesis in female is made. Because of the present demographic situation in Russia (female mean life duration is 14 years higher than male) the “widow” alcoholism phenomenon occurs in women in the second half of their life, when emotional bereavement situation and solitude are main provoking factors.

     
       наверх 
    Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
    Rambler's Top100