Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Разнообразие аддиктивного поведения

 


> Кабинет нарколога > Наркология on-line > Разнообразие аддиктивного поведения

«Очевидно, что практически любое излишество в пользу чего-то одного, тормозя проявление разных сторон личности человека, таит в себе угрозу возникновения зависимого поведения. Именно поэтому нехимические зависимости в значительной степени покрывают весь спектр поведенческих актов человека, все стороны его жизни: секс, любовь, работа, деньги, спорт и т.д.»

Д. Ковпак, Ю. Палкин

Как и большинство слов, имеющих давнюю историю, аддикция включает множество различных смыслов. Во времена античности оно определяло имущественные отношения граждан. В Древнем Риме должник в качестве аддикта (присуждённого, addictus) становился рабом кредитора. В психологии термин аддикция (addictus - лат., слепо преданный, полностью пристрастившийся к чему-либо, обреченный, порабощенный, целиком подчинившийся кому-либо, addiction - англ., склонность, пагубная привычка, зависимость) за последние годы также претерпел существенные изменения.

Первоначально он использовался исключительно для описания поведения людей, зависимых от химических веществ, таких как никотин, алкоголь, наркотики. Более глубокое исследование этого феномена определило и более широкий взгляд на него как на специфическое поведение, в формировании которого участвуют как социальные условия раннего развития, так и психологические и физиологические особенности человека.

Выделяют следующие факторы формирования аддикций:

  • психоактивные вещества (алкоголь, наркотики и т. д.);
  • активность, включенность в процесс (хобби, игра, работа и т. д.);
  • люди, другие предметы и явления окружающей действительности, вызывающие различные эмоциональные состояния.

Часто два последних пункта объединяют и на этом основании аддик- ции делят на химические и нехимические формы. Нехимическими называются аддикции, при которых объектом зависимости становится какой-либо поведенческий паттерн, а не вещество, вызывающее изменение психического состояния. Именно на этом основании такой вид зависимости называется поведенческой аддикцией. Известны типы поведения, при которых люди меняют свое психическое состояние с помощью какого-либо вещества, а через определенную последовательность действий. Это поведение усиливается по мере повторения по механизму оперантного обусловливания, при котором запоминается последовательность действий, приводящих к эффекту.

Психологические факторы определяют причины первоначального обращения к наркотику, регулярность его приема, а потому и скорость развития аддикции. Чем больше человек знает об ощущениях, которые он получит с помощью наркотика, тем легче они возникают. Чем негативнее отношение к подобным препаратам, тем более психика устойчива к формированию зависимости.

Использование наркотика в присутствии других лиц ведет к иным ощущениям, чем в одиночестве. Например, в одиночестве алкоголь вызывает заторможенность и сонливость, тогда как в группе людей провоцирует у того же человека возбуждение и повышение настроения. Курящие марихуану в компании испытывают более сильные ощущения, чем те, кто это делает один. Умудренный опытом курильщик обучает начинающего испытывать тонкие переживания, которые трудно уловить тем, кто не знает, на чем можно фиксировать внимание.

Большинство наркотиков возбуждает человека, хотя некоторые из них, например опиаты и алкоголь, вызывают как возбуждение, так и расслабление. По-видимому, возбуждающее действие является более востребованным теми, кто стремится химически изменить свое состояние. Свой вклад в развитие аддикции вносят все три группы факторов. Психологические факторы предопределяют сам выбор неадаптивного снятия хронического стресса, физиологические - реакцию организма на интоксикацию, а фармакологические свойства наркотика - вид аддикции. Общей чертой аддиктивного поведения в современном его понимании является стремление уйти от реальности путем искусственного изменения психического состояния. Этот путь стереотипизируется, генерализуется и для каждого человека в существенной мере ограничивает сферу взаимодействия с окружающей средой. Хотя для разных людей это может быть большой спектр способов изменения своего состояния. В соответствии с тем, какой конкретно способ используется, выделяют зависимость от наркотиков, курения, алкоголя, еды (часто сладкого), сексуального общения, компьютера, интернета, азартных игр и т. д.

Первую классификацию нехимических аддикций в России предложил Ц.П. Короленко (1991). Он выделил непосредственно нехимические аддикции (азартные игры, аддикция отношений, трудоголизм, навязчивая потребность в трате денег, ургентная аддикция) и промежуточные (между нехимическими и химическими) аддикции (зависимость от еды), при которых объект зависимости включает непосредственно биохимические механизмы.

Для диагностики нехимических зависимостей можно использовать следующие критерии:

1) Навязчивое стремление к определенному поведению;

2) Нарастание напряжения, если есть препятствие для его осуществления;

3) Временное снятие напряжения при завершении поведения;

4) Цикличность этого поведения;

5) Специфичность для каждого типа нехимической аддикции определенного паттерна поведения;

6) Возникновение каждого последующего цикла предопределяется как внутренними, так и внешними причинами;

7) Наличие приятных эмоций на первых циклах подобного поведения (Marks, 1990).

Каждый год описывают все новые и новые варианты навязчивого поведения, задачей которого является немедленное изменение психического состояния так, чтобы на некоторое время забыть о существовании проблем вместо того, чтобы искать способ их решения.

К нему относится и активно вошедший и в нашу повседневную жизнь шопинг и шопомания (посещение магазинов и покупки товаров и услуг не потому, что нечто необходимо, а для получения удовольствия или отвлечение от неудовольствия). Homo consommatus - человек потребляющий - смесь лат. и фр. - как окрестил такую личность Фредерик Бекбедер в «99 франках». Такую личность характеризует совершение непрактичных и нецелесообразных покупок, но приносящих облегчение, удовлетворение и даже удовольствие. Как и наркомания с алкоголизмом, характеризуется «запойностью», чередующейся с эпизодами раскаяния и легкого чувства вины. Сюда также относятся и варианты потребления услуг (парикмахерские, косметология, престижные курорты и т. п.).

Промискуетет часто становится отражением сексоголизма (сексомании). Сексуальные отношения вследствие хронического внутриличностного конфликта и порождаемого им хронического невроза теряют свою остроту и насыщенность, пациент предпочитает исправить эти нарушения поиском нового сексуального объекта и/или формы сексуальных отношений (включая различные сексуальные девиации). Такой личностью движет иллюзия, что, добившись очередного, навязанного подсознанием, модой и рекламой образа, он разрешит свою проблему и преодолеет довлеющий кризис. 

К нехимическим аддикциям ряд авторов относит игры и рискованные спекуляции на бирже, азартное участие в аукционах, неукротимый просмотр телевизионных программ, в частности, телесериалов, длительное прослушивание музыки, основанной на низкочастотных ритмах. Иногда сюда же относят всепоглощающее занятие политикой, фанатичные религиозные пристрастия, сектантство, злоупотребление спортом, нездоровое увлечение литературой в стиле «фэнтези», «дамскими романами», новостями и т. д.

В настоящее время список нехимических аддикций неуклонно растет за счет таких «новинок» как, например, интернет-зависимости (Young, 1998), спортивные аддикции (Murphy, 1993; Griffiths, 1997), синдром Тоада, или зависимости от азартного «веселого» автовождения (joy riding dependence) (McBride, 2000), которое является веселым лишь для аддикта, а для окружающих автомобилистов он представляет реальную угрозу жизни. Все чаще к этому виду патологии относят и фанатизм, какова бы ни была его природа (религиозный или национальный). Это возможно, так как аддикция предполагает сверхценное увлечение чем- то одним, что практически блокирует любую иную реализацию человека в деятельности (Менделевич, 2003).

Для обозначения новых форм поведенческих аддикций, связанных с высокими технологиями, М. Гриффите (Griffiths, 2000) предложил термин «технологические зависимости». Их, в свою очередь, он подразделил на пассивные и активные. При пассивных технологических зависимостях человек не предпринимает собственной активности, например, в случае зависимости от определенных телевизионных программ. В отличие от них при активных технологических зависимостях аддикт предпринимает специальные действия, как, например, при интернет-зависимости, когда он либо интенсивно общается в чатах, либо ищет определенные сайты и т. д.

Тем не менее, очевидно, что практически любое излишество в пользу чего-то одного, тормозя проявление разных сторон личности человека, таит в себе угрозу возникновения зависимого поведения. Именно поэтому нехимические зависимости в значительной степени покрывают весь спектр поведенческих актов человека, все стороны его жизни: секс, любовь, работа, деньги, спорт и т. д.

Еще в середине 50 г. 20 столетия Э. Фромм (2000, 2006), рассматривая взаимодействие в семье, выделял симбиотические взаимоотношения, при которых люди живут вместе не потому, что любят друг друга, а потому, что зависят друг от друга и боятся оказаться в одиночестве. С его точки зрения, большинство браков можно отнести именно к такому типу.

Еще одной специфической особенностью аддикции является возможность легкого перехода от одной формы аддикции к другой, от одного аддиктивного объекта к другому. Со стороны отказ от алкоголя может казаться выздоровлением. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что он заменятся трудоголией или аддикцией отношений, которая так легко просматривается во всех группах бывших алкоголиков.

Такое многообразие факторов, определяющих зависимое поведение, обусловлено не тем, что существует множество факторов, способных вызывать патологическое влечение. Причина неконтролируемого пристрастия к чему-либо находится не в окружающем мире, а внутри человека. Когда такой человек оказывается в ситуации внутриличностного конфликта и хронического стресса, он, вместо направления своих усилий на решение проблемы, предпочитает либо отрицать само ее существование, либо уходить от нее. Этот уход маскируется иногда под вполне безобидное внешне поведение (например, коллекционирование книг, марок или монет), либо даже под социально одобряемые формы поведения, например, трудоголизм.

Люди с подобным поведением характеризуются пониженной стрессоустойчивостью, низкой фрустрационной толерантностью, страхом перед жизненными трудностями, неразвитыми способностями ждать и терпеть, жаждой немедленного осуществления желания.

Любая аддикция формируется на основе последовательного чередования специфических психологических состояний, при которой переживание напряжения, эмоциональной боли, чувства одиночества сменяется сильным положительным ощущением и запоминается путь приобретения этого опыта устранения неприятностей. Следовательно, для скорости и стойкости формирования аддикции важна интенсивность сменяемых эмоциональных переживаний. Чем сильнее переживаемые эмоции, тем легче формируется зависимость.

Аддиктивная реакция развивается как субъективная фиксация на том, что человек считает для себя безопасным и успокаивающим. Мучительные события жизни у человека, не имеющего сил и умений преодолевать трудности, порождают нестерпимую жажду мгновенного их устранения или немедленного счастья. Если каким-либо способом удается осуществить подобную стратегию, то формируется связь между этим состоянием и действием, которое привело к нему. Каждое последующее подобное отрицательное переживание будет ускорять появление действия, которое приведет к искусственному и краткосрочному способу ликвидации негативных эмоций.

В результате человек попадает в ловушку, стремясь достичь немедленного удовольствия, даже зная об отдаленных негативных последствиях своего поведения. По этому механизму наркоман тянется к игле, курильщик - к сигарете, алкоголик - к стакану, игрок - к игральному автомату, шопоголик - к покупкам, сексоголик - к промискуитету. Каждое последующее действие по искусственному устранению неприятного состояния у аддикта, но не искоренение причин его возникновения, усиливает вероятность его повторения через все более короткие промежутки времени.

Для психологически зрелой личности мир полон возможностей, в нем есть возможность желать, ставить цели и воплощать своими руками свои желания, правда ценой преодоления трудностей и часто томительного ожидания. Для аддикта мир выглядит тюрьмой, вырваться из которой позволяет не ситематическая деятельность, а уход от реальности любым доступным способом (Peele, Brodsky, 1975). Согласно этому представлению, аддикция - это в той или иной мере уклонение от взрослой личной ответственности, свойственной психологически зрелой личности.

Для аддиктов характерно «мышлением по желанию»: чтобы не происходило в действительности, для них реальным является лишь то, что соответствует их желаниям и представлениям. Они строят свой воображаемый мир, в котором и живут, все более и более входя в конфликт с окружающими людьми, которым этот воображаемый мир недоступен.

Аддиктивное поведение формируется постепенно, проходя ряд этапов. Сначала случайно должна возникнуть резкая смена двух состояний: крайне тяжелое, внезапно переходит в эйфорию. Человек осознает способ перехода от одного состояния к другому На следующем этапе эта последовательность возникает систематически, лишь только психологическое состояние ухудшается.

На последнем этапе аддиктивное поведение встраивается в личность и становится ее интегральной частью. Значительную роль на этом последнем этапе играют механизмы психологической защиты, обеспечивая легитимность подобного поведения на уровне сознания. На этом этапе социальная адаптация человека нарушается, так как аддикт, направляя все свои силы на поиск стимула, запускающего эйфорию, уже не способен ни на общение, ни на работу, ни на полноценный отдых. Его психическое и физическое здоровье разрушается.

Аддикции часто сочетаются с пограничными личностными расстройствами или личностными расстройствами. В этом случае на фоне заболевания развиваются эмоциональные нарушения (депрессивные или тревожные расстройства). Человек при этом обычно обращается к врачу и ему выписывают препараты, снимающие эти тягостные чувства.

Но часто он пользуется ими не только по необходимости, но и при любом ухудшении настроения, что приводит к злоупотреблению ими. D. Ortman, отмечает, что 29% лиц, лечившихся по поводу эмоциональных нарушений, злоупотребляли такими веществами. Они обращались к специалистам за помощью в связи, например, с депрессией или тревогой, скрывая зависимость от препаратов, что отражалось на качестве диагностики. Возможно, более 53% лиц с аддиктивными химическими проблемами имеют серьезные, в том числе личностные, психиатрические проблемы. Например, злоупотребление алкоголем может быть связано с использованием последнего как средства, снимающего симптомы некоторых нарушений (приступообразный страх, социальная фобия, психогенная импотенция).

Но и нехимические аддикции могут сочетаться с аффективными и обсессивно-компульсивными расстройствами, расстройствами личности, неврозами и химическими зависимостями. При этом невроз может развиться уже на фоне сформировавшейся зависимости, особенно в том случае, если имела место психотравма или, напротив, длительное невротическое состояние обусловливает возникновение психологической защиты в виде формирования аддиктивного поведения. И, наконец, и невротическое, и аддиктивное расстройства развиваются и протекают параллельно, относительно изолированно друг от друга.

В данном случае эффектом является изменение психического состояния. К таким типам измененного поведения относятся любовная и сексуальная аддикции, трудоголизм, зависимость от игры и т. д. Количество и название их варьируют в различных работах. У всех этих аддикций общие предпосылки возникновения - нарушенная система отношений, которая на уровне симптомов и синдромов может проявляться в качестве проблемы с самооценкой, неспособности любить себя, трудностями в установлении функциональных границ между собой и другими, а потому низкой способностью к реальной оценке окружающих.

Для этих людей существуют проблемы контроля - они позволяют контролировать себя или пытаются контролировать других. Характерны навязчивость в поведении, в эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность действий и поступков, проблемы с духовностью, трудность в выражении интимных чувств.

Специфика психотерапевтического лечения в терапии зависимостей предъявляет особые требования к установлению терапевтических отношений. Это связано с рядом особенностей, обусловленных своеобразным существованием аддиктивных расстройств в социуме. Одной из них является спаянность с микросоциальной средой, связь с бытующими в обществе представлениями, традициями и мифами, что затрудняет «распознавание» заболевания самим индивидом и его окружением.

В свою очередь, индивидуально-личностная реакция на зависимость как на феномен, не согласующийся с базовыми, генеральными установками индивида ведет к формированию анозогнозии, психологических защит и т. д. Сформированные на основании этих влияний представления пациентов о заболевании и лечении определяют специфический запрос на терапию, который необходимо учитывать при заключении психотерапевтического контракта.

В рамках традиции, существующей в когнитивно-поведенческой терапии фундаментальной причиной пограничных и невротических психических расстройств принято считать дефицитарные или искаженные процессы обучения, результирующиеся либо в болезненных, то есть доставляющих страдание человеку или его окружению, формах поведения, либо в отсутствии (невыучивании) здоровых его форм (Дж. Вильсон, 2000; В.Г. Ромек, 2001; А.П. Федоров, 2002).

В противовес часто используемой практике запугивания и ограничения, в когнитивно-поведенческой терапии стремятся найти ценное и здоровое в человеке, и вернуть ему утерянные возможности получать удовольствие от естественных процессов жизни. Для этого придется освободить время, ограничивая его на злоупотребления, и стимулировать новые или забытые разнообразные занятия, доставляющие удовольствие.

Оставив очевидные аналогии и отличия от трудотерапии, широко использовавшейся в лечебно-трудовых профилакториях, мы сошлемся здесь на эутимную (ориентированную на удовольствие) терапию в той ее части, которая касается расширения зон доступных человеку удовольствий. Ведь часто, особенно если зависимость формируется в ранние периоды жизни, человек просто не обучен получать весь спектр удовольствия от прогулок, чтения, музыки, путешествий, художественного творчества, работы, учебы, интересов и т. д. (В.Г. Ромек, Е.А. Ромек, 2003). Отнимая у клиента привычные для него удовольствия от злоупотребления, поведенческие и когнитивные терапевты помогают заполнить возникшую нишу новыми конструктивными стратегиями и навыками.

Безусловно, за поведением лежат проблемы личности и экзистенциально-мировозренческие кризисы, нарушенная система отношений. Они становятся предметом и фокусом работы уже в долгосрочной терапии таких клиентов, получивших позитивное подкрепление симптоматическим улучшением своего состояния и редукцией

Безусловно, за поведением лежат проблемы личности и экзистенциально-мировозренческие кризисы, нарушенная система отношений. Они становятся предметом и фокусом работы уже в долгосрочной терапии таких клиентов, получивших позитивное подкрепление симптоматическим улучшением своего состояния и редукцией зависимого

Безусловно, за поведением лежат проблемы личности и экзистенциально-мировозренческие кризисы, нарушенная система отношений. Они становятся предметом и фокусом работы уже в долгосрочной терапии таких клиентов, получивших позитивное подкрепление симптоматическим улучшением своего состояния и редукцией зависимого

Безусловно, за поведен


Другие интересные материалы:
Политика борьбы с наркотиками: путь умеренных ожиданий
Статья Марка Клаймена является программным изложением стратегии “третьего...

Общие принципы стратегии “сокращения вреда” “Наша текущая политика [в...
Мифы и легенды


Отнюдь не сказки, но распространенные заблуждения...
Медико-социальная реабилитация наркологических больных. Методические рекомендации
Описан подход к организации медико-соци­альной реабилитации наркологических...

  ОГЛАВЛЕНИЕ   ВВЕДЕНИЕ СПЕЦИФИКА МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ...
Для производных конопли


Признаки  опьянения препаратами конопли во многом зависят от дозы,...
Преступный оборот наркотиков в России
Незаконная торговля наркотиками все еще представляет сравнительно малую часть...

Расширение в 90-х годах XX в. рынка наркотиков в России привело к...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100