Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





турбовак сервис

хенковак.рф

Гель лак купить москва

Мыло, шампуни, маски, гели для душа и пр

laki-darom.ru

Миф для врачей и наркомафии

 


> Сверхценные идеи > Глас народа > Миф для врачей и наркомафии

На вопросы "Новой Сибири" отвечает директор центра психотерапии "Транс" Алексей Дериев

Помните, читатель, мы когда-то учили: "Жить в обществе и быть от него свободным нельзя". Мы и правда зависим: от кошки, которую нельзя надолго оставлять одну, до Аннушки, разлившей масло. Жизнь - цепь зависимостей. Наших. И от нас.

Директор центра психотерапии "Транс" Алексей Дериев считает, что моменты работы с психологической зависимостью от наркотиков наиболее сложны.

- Не бывает проблем с тем, чтобы снять физическую зависимость. Люди, употребляющие наркотики, сами знают, как это сделать: постепенно снизить дозу, может быть, попить вино, пиво. Сложность в том, что на какое-то время нарушается сон, человек переживает состояние, называемое ломкой. Но есть достаточно медикаментов, которые могут снять ломку, купировать абстинентный синдром, восстановить сон.

Терапия психической зависимости от наркотиков - вещь более тонкая. В отличие от алкоголя, выработать отвращение к наркотику невозможно.

Работа с психологической зависимостью сложна еще и потому, что в силу специфического воздействия наркотиков происходит, скажем так, внутреннее раздвоение личности: одна желает бросить, другая - продолжать. Специалист в основном работает с той ее частью, которая хочет бросить. Которой не надо ничего объяснять о вреде наркотиков. Она сама все прекрасно знает. Другое дело, какая часть личности (я не люблю слова "наркоман") потребителя наркотиков "включается" за пределами кабинета.

- Алексей, если нет гарантий в том, какая часть личности "включится" за пределами кабинета, то, значит, наркомания - диагноз фатальный. И тогда зачем лечение?

- Я не знаю, наркомания излечима или неизлечима. Так же, как и алкоголизм. Если подходить как к болезни, возможно, те изменения, которые произошли, - безвозвратны и сам диагноз - на всю жизнь. Если подходить не как к болезни, а как к проблеме потребления наркотиков или алкоголя, - проблему решить можно. Это я знаю точно.

Я знаю точно, как важно, работая с проблемой психической зависимости от наркотика, дать человеку несколько идей. Хотя бы такую: время может сжиматься, и человек когда-нибудь все равно перерастет свою проблему.

Клиенту я обычно говорю: "Я могу с тобой работать, если только знаю, что ты остановился. Если ты не уверен, поколись какое-то время. Непринципиально, когда начнем работать. Главное, чтобы ты остановился. Когда решишь, тогда начнем". Обычно это как-то его цепляет.

Мне важно, чтобы человек принял решение бросать. Может быть, я сейчас возлагаю большие надежды на технику интенсивной психотерапии: недирективный гипноз, холотропное дыхание. Думаю, что они в состоянии помочь любому, кто решает проблему расставания с нар-котиками.

- Любому?

- Мне было бы приятно, чтобы клиент разрешил свою проблему сейчас. При мне. Со мной. Но даже если это случится не сейчас, пусть поймет идею: он может бросить. И в своем результате он не обязан ни на кого ориентироваться. Кроме себя. Он не обязан носить чужие одежды и не обязан умирать, если кто-то умер от наркотиков. И не обязан снова начинать себя пичкать наркотиками, если кто-то начинает. Я говорю клиенту: "У тебя будет твой и только твой результат".

Конечно, и врачам, которые проводят терапию, и клиенту нужно отдавать себе отчет, что эта работа на первых порах очень непрочная. И если проверять ее на прочность... Но вот представьте себе хрупкую вазу ручной работы. Обычно ее берут не для того, чтобы устраивать ей проверки на прочность. Если относиться к ней бережно, ваза прослужит долго и доживет до антикварного возраста.

Повторюсь. Самый важный принцип терапии психологической зависимости от наркотика - чтобы человек мог перерасти: пожить какое-то время и вырасти из проблемы. Но в менталитете русского человека - надежда на быстрый результат, на чудо. К сожалению, чаще всего чудес ждут родственники наших клиентов.

...Ко мне прибежала мамаша. С ее сыном мы работали каждый месяц по три дня. Женщина сочла лечение неэффективным: "Это только выкачивание денег. Сын как употреблял наркотики, так и употребляет".

Разговариваю с парнем. Выяснилось, что за месяц наркотики были трижды. Когда приступали к терапии, он кололся трижды в день. Сын доволен результатом, хочет продолжить работу. Мать изменений не замечает. Пришлось сказать ей: "Если вы считаете, что употребление наркотиков три раза в месяц вместо трех раз на дню - катастрофа, тогда, действительно, нет смысла продолжать терапию. Оставайтесь ждать чудес. Я же считаю, что работа идет достаточно хорошо".

Да, наши люди настроены на быстрые результаты. И все-таки, слушая рекламу, обещающую исцеление за один день, за один час, нужно отдавать себе отчет, что это только реклама. Я не знаю, как скоро придет время длительной поддерживающей терапии. Но пока, к сожалению, волна наркомании растет быстрее волны подготовленных психологов и терапевтов, способных работать с людьми, длительно употребляющими наркотики.

- Родственников, которые нервно ждут быстрых результатов, можно понять. Как они реально могут помочь тем, кто прощается с наркотиками?

- В чем нужна "родственная поддержка"? В том, чтобы не строить иллюзий. Помнить, что человек делает очень серьезный шаг: ему много надо менять в своей жизни. Наркотики останавливают психологическое взросление. Человек застревает в том возрасте, когда началось потребление. А если учесть, что дети дегустируют наркотик в 12-13 лет, то... Двадцатилетний парень может сохранить интеллект, психологическую организацию на уровне подростка. Те же поведенческие реакции демонстрировать. Быть лживым. И очень важно, чтобы прекратилось вранье, чтобы две личности в одном человеке соединились в одну. Тогда проблема зависимости вполне решаема. Но проблема так и останется проблемой, если за желание ее решить будет выдаваться игра. Игра на уровне: "Я хороший мальчик. Я хорошая девочка. Я вам нужные слова скажу. Но как только контроль ослабите - побегу и уколюсь". Самая знаменитая из игр - "Попробуй меня останови".

Есть один интересный афоризм: "Для того чтобы помочь человеку бросить пить, нужно перестать помогать ему". То же самое и с наркотиком. Можно всю жизнь посвятить спасению своего заблудшего ребенка от "нехороших окружающих". Методично ходить и охранять, чтобы к нему никто не пришел, чтобы он никуда не зашел. Чтобы ребенка никто больше не соблазнил на наркотик. Но все-таки уместнее переложить эту часть проблемы с родительской головы на голову клиента. И пусть клиент знает: продолжать употреблять наркотик или перестать - это чисто его проблема. В конце концов родительские деньги и терпение могут кончиться. И они вправе сказать: "Дорогой, иди живи сам".

Когда в человеке заложена программа: "Если ты уколешься раз, у тебя снова возникнет зависимость", и он будет эту программу выполнять. Хорошо. Человек жил без наркотиков полтора года. А потом попробовал один раз. Почему вдруг он непременно обязан себе наркоманию восстанавливать? Почему нужно делать трагедию из двух-, трехдневного запоя, когда человек до этого год не пил? Срыв можно остановить, сказав: "Ты опять хочешь вернуться и все начать сначала? Ничего страшного, в принципе, не произошло. Такие срывы-проверки бывают. Но сейчас ты просто остановись. Опыт останавливаться у тебя есть. Что тебе нужно для этого?"

- Алексей, если один и тот же тип поведения может передаваться по наследству, то тогда почему в одной и той же семье вырастают личности, друг на друга не похожие?

- В одной и той же семье между детьми случается конкуренция. Лидер должен играть роль: "Я - хороший, я - надежда родителей". Аутсайдеру достается роль "плохиша". И если его низкую самооценку поднять, он может войти в роль основательно.

В семье моего клиента фамильной гордостью был старший брат. Он стал учителем, завучем школы. Младший очень хорошо вошел в роль спившегося человека. Мы с ним поговорили как раз на тему воспитания: "Ты собираешься выполнять инструкции и быть плохим, никчемным?" Сейчас этот человек иногда напивается, но восстанавливается сам.

Говорят, зависимость от алкоголя, например, передается по наследству. Но, может быть, "по наследству" из поколения в поколение передается одна и та же инструкция? Те наставления, которыми взрослые потчуют ребенка? Дети до 13 лет очень гипнабельны и буквально впитывают эти инструкции. И, общаясь с сыном или дочерью, очень важно проследить, чтобы словом "плохой" обозначились не его или ее личность, а поступок: "Ты хороший мальчик, но ты говоришь плохие слова". Ну а если мать постоянно вдалбливает мальчику: "Будешь пить - станешь как он", эта инструкция включится, как только человек первый раз попробует, к примеру, пиво. Он выпил, и значит, должен демонстрировать поведение пьяного родителя.

Лучше вставлять инструкции на тему: "Очень осторожно и бережно относись к тому, что будут предлагать пробовать". Милтон Эриксон, основатель недирективного гипноза, на детские вопросы: "Папа, что это такое?", отвечал: "А ты попробуй". И дети на подсознательном уровне очень осторожно относились ко всему тому, что им предлагали пробовать. В семье Эриксонов ни у кого не было проблем с алкоголем, наркоманией, курением.

- Как я вас поняла, можно перестать быть рабом наркотика? Это реально?

- Миф о том, что наркотик невозможно бросить, выгоден для тех, кто торгует наркотиками, и для тех, кто... лечит. Терапевт может сказать клиенту, прошедшему терапию: "Ты здоров, иди работай, живи. Поскорей забудь то, что происходило с тобой. И будь очень осторожен к тому, что будут предлагать пробовать". Терапевт может дать запрет, чтобы человек не поддерживал разговоры о наркотиках, не смотрел передачи о наркотиках, потому что они включают внутреннюю память в человеке, погружают в ТЕ воспоминания. Но терапевт может обронить другую фразу: "Через три месяца - вернись ко мне. Потому что наркомания неизлечима и на всю жизнь". Мама снова будет искать деньги на терапию.

Я хотел бы, чтобы читатели помнили: инструкции и прогнозы - это всего лишь слова. Всего лишь чье-то мнение. Я хотел бы, чтобы человек научился защищаться от плохих инструкций и плохих прогнозов. Выбирать хорошие. И пользоваться ими.

Татьяна БЕКИШЕВА, специально для "Новой Сибири"

Другие интересные материалы:
Этюды об этикете
Данное исследование является интересным продолжением изучения такой формы...

Не будет преувеличением сказать, что многие конфликты проистекают из–за...
Как «горячие» финские парни построили экономику знаний
Финны, знакомые нам по анекдотам, медленно соображают и никуда не торопятся....

Материал на основе обзора «Finland as a Knowledge Economy: Elements...
Потребности психиатрии зависимостей и деятельность специализированных центров психического здоровья в Литовской республике
Видеоматериалы Первого научно-образовательного форума Евразийской...

Предлагаем вашему вниманию видеозапись выступления доктора А....
Проблема наркомании в современном обществе


М. Рохлина, А. Козлов Значительное увеличение заболеваемости...
Социальные координаты наркотизма


1. Введение Все, что было связано с потреблением наркотиков, как и...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100