Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Проблема наркомании в России: позиция наркозависимых и их родственников

 


> Родительский уголок > Родители родителям > Проблема наркомании в России: позиция наркозависимых и их родственников

Не вызывает сомнений, что позиция наркозависимых в отношении проблем наркомании пристрастная и субъективная. Однако она не менее субъективна, чем позиция врачей, правоохранительных органов, власти и общества в целом. Именно по линии наркоманы (их родственники) - общество столкновение интересов проявляется в наибольшей степени.

В. Менделевич

Традиция такова, что подавляющее большинство государственных решений в сфере антинаркотической политики в России принимается без учета мнения одной из заинтересованных сторон - больных наркоманией и их родственников. Видимо, это происходит в силу консервативных патерналистских установок общества, считающего, что точка зрения больных является второстепенной и, к тому же, пристрастной.

Другого мнения придерживаются сами наркозависимые, их родители и их сообщество. Многие процедуры и принципы в сфере наркологии, антинаркотической работы рассматриваются ими как дискриминационные, несправедливые, негуманные и нерезультативные. Иногда вся работа по борьбе с наркотрафиком, по профилактике употребления психоактивных веществ, по лечению и реабилитации пациентов видится ими как имитация.

Всех лиц, употребляющих наркотические вещества, позволительно разделить на две группы: тех, кто является больным наркоманией, т.е. у кого уже сформирована патологическая зависимости от наркотика, и тех, кто является лишь потребителем без признаков наличия наркологического заболевания. Данная несомненно научная дифференциация, к сожалению, не находит своего отражения в общественном сознании. Подавляющее большинство россиян относит к наркоманам практически всех людей, кто употребляет с различной регулярностью наркотики, не задумываясь о том, что по отношению к употребляющим алкоголь их позиция более гибкая, если не сказать инверсная.

Не вызывает сомнений, что позиция наркозависимых в отношении проблем наркомании пристрастная и субъективная. Однако она не менее субъективна, чем позиция врачей, правоохранительных органов, власти и общества в целом. Именно по линии наркоманы (их родственники) - общество столкновение интересов проявляется в наибольшей степени.

1. Клинико-психологическая характеристика наркозависимых и их родственников

Для того, чтобы понять суть и мотивацию оценок наркозависимыми и их родственниками проблемы наркомании необходимо знать их психологические особенности. Интересы этой группы людей проистекают из их миропонимания, мироощущения, а также из некоторых психологических и психопатологических основ личностных смыслов.

Не вызывает сомнений тот факт, что любое поведение, характеризующееся признаками зависимости, имеет не внешнее, а внутреннее происхождение. Индивид становится зависимым от чего-либо или кого-либо не в силу давления или принуждения извне, а благодаря готовности подчиняться, в определенном смысле «страсти быть во власти другого», жажды чтобы им руководили и вели по жизни. Полизависимость - типичная и основополагающая характеристика. Справедливости ради, следует признать, что внешние факторы играют определенную роль в формировании зависимого поведения. Но они являются условиями, а не причинами становления зависимостей.

В этом отношении и химические зависимости (алкоголизм, наркомания, токсикомания, никотинизм) как и несубстанциональные (гемблинг, интернет-зависимость), и сексуальные девиации, и зависимость от пищи, и фанатизм как проявление зависимости от идеи и ее проповедников имеют сходные корни. Все они базируются на индивидуально-личностных качествах человека. То есть можно с высокой вероятностью предполагать, что зависимая личность, сформированная в процессе социализации, сама даже без внешнего инициирования способна легко найти себе в окружающем мире «подходящий» объект или субъект зависимости. Ведь соблазнить (прельстить, привлечь) можно только того, в ком уже созрело искушение. Соблазном обозначается нечто влекущее. А, как известно, влечение - это внутреннее состояние, заставляющее действовать определенным предвзятым образом.

Подавляющее большинство специалистов, изучающих наркоманию, алкоголизм, никотинизм и иные формы зависимого поведения сходятся во мнении о том, что в основе подобного поведения лежат доболезненные (предпатологические) личностные особенности, в силу которых у индивида и сформировалась зависимость. Однако, список значимых личностных особенностей настолько широк (а иногда и противоречив), что затруднительно выделение сущностных характеристик подростка, склонного к зависимому поведению.

Наиболее часто упоминается такая характеристика как инфантильность или психический инфантилизм. Считается, что именно эта особенность наиболее часто лежит в основе формирования зависимого поведения. Во-первых, потому что именно в детстве и юности (а инфантильность и означает - детскость) преимущественно возникают зависимости, во-вторых, потому что гармоничный взрослый человек стремится к независимости и свободе.

В рамках оценки проблемы наркомании также следует учитывать тот факт, что наркозависимые анализируют ее, опираясь на собственные инфантильные паттерны осмысления действительности. Это подразумевает то, что любая проблема рассматривается в черно-белом максималистском свете. Все, что делает государство и общество в сфере антинаркотической политики, подвергается критике с позиции доминирующей инфантильности, т.е. непосредственности восприятия, максимальной открытости, острой восприимчивости к несправедливости и с повышенным уровнем эмоционального реагирования. Вследствие этого, наркозависимых можно назвать самыми въедливыми незаформализованными критиками всех антинаркотических мероприятий.

Помимо инфантильности (но и внутри нее) наркозависимых отличает повышенный уровень внушаемости, что также может объяснить их ответы в рамках социологического исследования. Под внушаемостью понимается легкость усвоения человеком внешних по отношению к нему побуждений, стремлений, желаний, установок, оценок, форм и стилей поведения, повышенная восприимчивость к психическому воздействию со стороны другого лица (лиц) без критического осмысления реальности и стремления противостоять этому воздействию. Считается, что при этом многое из происходящего принимается на веру, глубоко не анализируется и не подвергается пристрастному осмыслению. В.М.Бехтерев писал, что внушение входит в сознание человека не с «парадного входа, а как бы с заднего крыльца», минуя сторожа - критику.

Наркозависимая личность оказывается некритичной, часто легковерной, податливой групповому воздействию, авторитарному управлению. Такой человек вырабатывает стереотип поведения не в соответствии с убеждениями и разъяснениями окружающих, не исходя из собственных рациональных суждений и умозаключений, а в обход их. Как показали результаты социологического исследования, мнение группы наркозависимых характеризовалось большей консолидированностью и единообразием, чем мнения иных групп. Из этого следует, что оно носит, как правило, внушенный групповой характер. Лишь по некоторым аспектам проблемы наркомании были выявлены принципиальные расхождения внутри группы наркозависимьгх.

Наши (Менделевич В.Д., Хусаинова И.Р., 2001) исследования 24 наркозависимых мужчин разного возраста (выборка 1 - от 27 до 30 лет, выборка 2 - от 18 до 22 лет) позволили выявить иные типичные личностные качества наркоманов с повышенным уровнем внушаемости. На основании использования 16-ти факторного опросника изучения личности Р.Кеттелла с оценкой интеллектуальных (В, М, Q), эмоционально-волевых (С, G, I, О, Q, Q3,Q4) и коммуникативных особенностей (А, Н, Е, N, Q2, L) были получены следующие результаты (таблицы 1 и 2).

Таблица 1

Средние показатели 16-ти факторного опросника по первой выборке

A B C E F G H I L M N O Q1 Q2 Q3 Q4 MD
4,8 5,2 4,3 4,2 7,0 4,8 5,9 5,0 3,3 7,5 5,2 5,6 7,5 4,7 5,5 5,8 4,2

Таблица 2

Средние показатели 16-ти факторного опросника по второй выборке

A B C E F G H I L M N O Q1 Q2 Q3 Q4 MD
5,1 5,6 3,9 4,7 5,5 6,2 5,9 5,5 3,7 7,3 4,2 4,4 5,8 4,2 6,6 6,4 5,7

В результате проведенного исследования в обеих выборках выделялись низкие значения по фактору L «доверчивость-подозрительность», что демонстрировало такие характеристики обследованных как откровенность, доверчивость, благожелательность по отношению к окружающим людям, открытость и непосредственность. Помимо этого в первой выборке были обнаружены высокие показатели по фактору F - «сдержанность - экспрессивность», что отражало эмоциональную окрашенность и динамичность общения. То есть, испытуемым от 27-30 лет наиболее присущей была активность, бодрость, беспечность. Отмечалось повышение показателей по фактору М - «практичность - развитое воображение», а также по фактору Q1 - «консерватизм - радикализм», характеризовавшему испытуемых как лиц с повышенными интеллектуальными интересами, склонностью к экспериментированию.

Во второй выборке обнаруживались высокие значениями по фактору М - «практичность - развитое воображение», что указывало на такие присущие обследованным качества как развитое воображение, ориентированность на внутренний мир, обладанием высоким уровнем творческого потенциала, а также низкие значения по фактору С - «эмоциональная неустойчивость - эмоциональная устойчивость», отражавшие низкую толерантность по отношению к фрустрации, подверженность чувствам, переменчивость интересов, склонность к лабильности настроения.

Одной из важных характеристик наркозависимой личности считается неспособность в полной мере и адекватно планировать и прогнозировать будущее. Известно, что для таких людей типичным является прямое следование случайно возникшей ситуации под непосредственным влиянием внешних условий без учета соответствующего вероятностного прогноза. Они обычно опираются на короткий ряд предшествующих последовательностей (Гульдан В.В., Иванников В.А.). В определенных ситуациях у них может проявляться интеллектуальная недостаточность в виде своеобразной некритичности, склонности их к поступкам без понимания путей и средств, ведущих к их результативности, отсутствие, несмотря на печальный жизненный опыт, какого-либо понимания своей недостаточности. Эта недостаточность проявляется не в связи с утратой знаний, снижением способности к усвоению нового, а в связи с отсутствием должного учета прошлого, надлежащего прогнозирования на будущее, осмысления и предвидения последствий сделанного.

В соответствии с результатами наших исследований в структуру гармоничной личности входит антиципационная состоятельность (прогностическая компетентность). Под этим свойством понимается способность предвосхищать будущее, прогнозировать поведение окружающих и собственные реакции и поведение. У гармоничной личности преобладающим является нормовариантый тип вероятностного прогнозирования, у зависимой - моновариантый. Последний характеризуется нацеленностью лишь на один единственный субъективной значимый прогноз развития событий при игнорировании всех иных.

Подросток с зависимыми формами поведения, как правило, либо не склонен прогнозировать и планировать собственное будущее, либо ориентирован лишь на успех - положительный для него исход событий. Так, наркозависимый живет сегодняшним днем, минутой. Его не страшит и не пугает состояние, которое может развиться после употребления наркотика. Его ничему не учит прошлый (собственный или чужой) опыт. Он не способен или не желает в полном объеме представить свое будущее.

Исследования (Менделевич В.Д., Брагина Е.А., Узелевская А.Э., Боев И.В., 2001) 63 человек (31 подростков с наркотической и 32 с алкогольной зависимостями) с помощью модифицированного варианта теста фрустрационной толерантности Розенцвейга и теста антиципационной состоятельности, а также с целью оценки психофизиологических особенностей испытуемых теста на анализ реакций на движущийся объект - РДО (без пропадания и с пропаданием движущейся метки) дали следующие результаты (таблица 3).

Таблица 3

Усредненные значения по тесту антиципационной состоятельности и по методике РДО


Антиципационная состоятельнгость РДО

Личностно-ситуативная Пространственная Временная

%

без пропад. дсм с пропад.

дсм

Норма-контроль 174,1 53,5 41,9 66,5 45,4 81,9
Лица с наркозависимостью 163,5 39,5 35,4 58,3 74,5 142,2
Лица с алкогольной зависимостью 153,8 41,6 36,3 57,2 61,3 200,6

Как видно из приведенных в таблице 3 данных, у обследованных с наркотической и алкогольной зависимостями отмечалось снижение показателей по всем составляющим антиципационной состоятельности (прогностической компетентности) по сравнению с контролем. Наиболее выраженные отличия регистрировались по личностно-ситуативной и пространственной составляющим, что указывало на снижение способностей зависимых от психоактивных веществ людей прогнозировать поведение окружающих и собственные поступки, а также нарушение временно-пространственного упреждения. Последний факт был подтвержден с помощью методики РДО.

Еще одной характеристикой наркозависимой личности является ригидность. Под ригидностью понимается негибкость, туго-подвижность всей психической деятельности и, в частности установок, экспектаций (ожиданий), стилей поведения, осмысления действительности. По мнению Г.В.Залевского, психическая ригидность включает в себя склонность к широкому спектру фиксированных форм поведения и неспособность при объективной необходимости изменить мнение, отношение, установку, мотивы, модус переживания и т.п. Ригидность - трудность, с которой изменяются установившиеся навыки (habits) перед лицом новых требований - по Кэттеллу. Х.Инглиш и А.Инглищ определяют ригидность как привязанность ставшему неадекватным способу действия и восприятия или относительная неспособность изменить действие или отношение, когда этого требуют объективные условия. Данное качество в социологическом исследовании проявило себя в неприкрытой конфронтации с теми традициями, которые выходят за рамки выработанного стереотипа.

В структуру наркозависимой личности входят характеристики наивности, простодушия, непосредственности, которые являются базой для формирования свойств внушаемости. Под наивностью понимается неопытность и неосведомленность. Подросток, склонный к наркозависимости, часто не имеет всей полноты правдивой информации о том, каковы реальные последствия употребления наркотических веществ. Его представления в этом вопросе носят детский непосредственный характер. Он часто склонен удивляться, обижаться и разочаровываться в силу отсутствия точного представления о реальности. Простодушие - это бесхитростность, неточное понимание смысла поступков окружающих, излишняя доверчивость. Такой человек часто попадает впросак в силу непосредственного инфантильного взгляда на жизнь. Все эти качества проявляют себя в выборе ответов на вопросы анкеты социологического исследования.

Для наркомана типичным является наличие такого свойства как максимализм, под которым имеется в виду крайность в какие-либо требованиях, взглядах, эмоциях. Для подростка, склонного к формированию зависимых форм поведения, характерна категоричность в суждениях. Он воспринимает мир двухцветным - черно-белым. Он не склонен к компромиссам, особенно в сфере значимых отношений. Для него существуют «либо все - либо ничего». Подобные проявления пронизывают наркозависимую личность альтернативностью: любить-ненавидеть, желать-отвергать, радоваться-горевать. У такого подростка отсутствуют тонкие эмоциональные переживания. Он склонен к гротескному восприятию и оцениванию себя и окружающих. Вследствие этого, качество умеренности («разумности потребностей») у него отсутствует. В выборе реагирования на проблему наркомании наркозависимый также проявляет максимализм, он часто не хочет учитывать реальность и мнение большинства людей, которые не употребляют наркотики.

Вся структура наркозависимой личности пронизана эгоцентризмом - фиксацией внимания на себе, своих интересах, чувствах и пр. Ведь основная потребность зависимой личности - гедонистическая (получение удовольствия, радости, удовлетворения) - не может быть неэгоцентрической.

В силу высокой активности в поиске, направленной на новые ощущения и впечатления, наркозависимая личность испытывает т.н. «голод по сенсорной стимуляции». Такой человек стремится (и, заметим, способен испытывать) к особо ярким впечатлениям. Для него типична способность фантазировать, перевоплощаться, жить в выдуманном окружении, погружаться в мир грез, легко отрешаясь от действительности. Как ребенок зависимая личность легко способен переходить в мир вымысла и фантазий. Именно поэтому, он быстро и без особого труда вживается в роль честного и искреннего человека, будучи нередко лжецом. Он сам верит в свою ложь.

Несомненно важным качеством наркозависимой личности является нетерпеливость, отсутствие выдержки. Наркоман хочет как можно быстрее решить все проблемы (в том числе те, которые связаны с наркоманией в обществе) и вследствие этого предлагает кардинальные решения, не учитывающие реальности.

По нашим данным, выборка больных наркоманией и их родственников отличается от иных выборок. В частности, у 95% родителей наркозависимых отмечается наличие психосоматических заболеваний (язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, язвенный колит, нейродермит, ревматоидный артрит), нарушений эмоциональной сферы (эмоциональная неустойчивость, инертность, вязкость, «застревание» эмоций, раздражительность, дисфория, подавленность, тревожность). Кроме того, у 87% родителей выявлена склонность к зависимому поведению: у 79% (67% отцов и 12% матерей) - склонность к алкогольной зависимости; у 8% отцов склонность к наркозависимости. Исследования семей наркозависимых показывает, что аддиктивное поведение присуще не только пациентам, но и одному из родителей (чаще всего отцу), и проявляется в таких формах, как: гемблинг (12,9% случаев), трудоголизм (38,7%), религиозный фанатизм (9,7%), сверхценные увлечения, в частности паранойя здоровья (22,6%).

2. Социологическая картина. Пристрастная оценка доступности и эффективности лечения

Результаты социологического исследования зарегистрировали, что почти пятая часть (19,4%) родителей наркоманов имеет собственный опыт употребления наркотиков (сравнительные данные на рисунке 1). Если сравнить данные опроса наркоманов и их родителей, то окажется, что по некоторым позициям их точки зрения сходятся, а по другим - принципиально различаются.

В том, что проблема наркомании для двух этих групп является актуальной, соглашаются 100% родителей и 96,9% больных. По поводу же выраженности их волнений в связи с этой проблемой мнения несколько различаются. 94,4% родителей и 84,4% самих наркозависимых назвали проблему наркомании очень их волнующей (12,5% больных посчитало, что «есть более важные проблемы»). Эти данные существенно превышают данные опроса иных групп населения, среди которых наибольшую озабоченность высказали медицинские сестры (81,0%) и рабочие (70%).

Как было показано выше, отношение общества к наркозависимым характеризуется репрессивной парадигмой. С чем, конечно же, не согласны сами наркозависимые. В частности, разошлись мнения общества и больных по поводу добровольности или принудительности оказания им помощи со стороны общества. Наркоманы и их родители почти в полтора раза чаще выбирали добровольность (соответственно 62,5% и 63,9% против 47,8%). Имелось ввиду не лечение, а все многообразие помощи (социальная, правовая, финансовая). Та же тенденция была обнаружена и при оценке добровольности или принудительности лечения. Наркозависимые в два, а их родители в полтора раза чаще выбирали принцип добровольности лечения (соответственно 78,1 % и 58,3% против 41,2%). Следует отметить, что позиции больных и их родственников также различались. Но особое противостояние мнений наблюдалось между больными и их родственниками, с одной стороны, и представителями правоохранительных органов, с другой. Милиционеры почти в четыре раза чаще, чем наркозависимые ратовали за принудительность лечения. Сходная тенденция наблюдалась при оценке необходимости введения принудительного лечения в условиях лечебно-трудовых профилакториев. В отношении ЛТП противостояли точки зрения наркоманов и их родственников (рисунок 2), 56,3% и 47,2% которых выступали категорически против лечения в этих заведениях, и всех иных групп населения (29,4%). Интересен факт амбивалентного отношения родителей наркоманов к лечению их детей в ЛТП. За и против подобного лечения высказалось равное количество опрошенных родителей (по 47,2%). Напомним, что сходную противоречивость проявили и врачи-наркологи, часть из которых ратовала за ЛТП (37,9%), а другая часть (44 9%) была против этого. Ни в одной иной группе респондентов такого разброса мнений не обнаруживалось.

Иную, более категоричную позицию родители наркоманов занимают по поводу того, стоит ли принудительно лечить наркомана, если он оказался в местах лишения свободы за совершение какого-либо преступления. За это выступает подавляющее большинство родителей (77,8%). Мнение обывателя по поводу необходимости принудительного лечения практически не меняется в зависимости от лишения или нелишения больного наркоманией свободы (соответственно 51,9% и 59,3%). Сами же наркоманы также не изменяли своего неприятия принуждения при назначении терапии. В рамках социологического исследования изучалось также отношение респондентов к применяемым методам терапии наркомании, которые опрошенные называли приоритетными. Если для наркоманов этот выбор был вполне реальным, то для всех иных гипотетическим. Удивительно, что по многим параметрам их выбор совпал. Лишь лечение психотропными препаратами больные предпочитали чаще, чем обыватели (31,3% против 22,2%) и, что удивительно, стереотаксические операции (операции на мозге). Пятая часть наркоманов посчитала их эффективным способом лечения. С ними не согласились ни их родители (ни один из которых не отозвался об этом методе положительно), ни врачи-наркологи (6,9%), ни общество в целом.

Если сравнивать настрой в отношении возможности излечения от наркомании всех заинтересованных сторон, одна из которых уже имела опыт наркологического лечения, а вторая основывалась на опыте других или информации из прессы, то больные и их родственники в этом вопросе проявили выраженный оптимизм. Из этого можно сделать вывод о том, что реальная практика и опыт терапии более положительны по сравнению с представлением об этом. О том, что излечение достижимо в ста процентах случаев указали 15,6% наркоманов и 16,7% их родителей (среди всех иных групп опрошенных таких оказалось в три раза меньше - 5,3%, а среди врачей-наркологов всего 3,4%). На эффективность выше 50% указало 37,5% больных и 22,2% их родителей (врачи были более осторожны в оценках - 10,4%). Учитывая тот факт, что реально достижимая эффективность составляет около 30-35% (в зависимости от уровня развития медико-психологической помощи), а в российских условиях максимально 20% (т.е. от 5 до 20%), то небезынтересной являлась оценка не экспектаций, а совпадения с имеющейся. Врачи-наркологи оказались самыми трезвомыслящими в анализе этого вопроса, 44,4% из них оценило вероятность излечения в приведенных пределах (еще 17,3% назвали эффективность ниже пятипроцентного уровня и треть затруднились с выбором ответа). Приблизились к ним больные наркоманией (38,5%). Общество в целом, оказалось, по непонятным причинам излишне оптимистично настроенным, что явно противоречило широкораспространенному мнению о том, что «бывших наркоманов не бывает». Можно предположить, что это связано со стремлением выдавать желаемое за действительное и необладание всей полнотой информации.

В обществе и среди профессионалов остро обсуждается вопрос о том, как может быть связано повышение эффективности лечения от наркомании со страхом первых проб наркотиков теми, кто не имел до этого подобного опыта. Часть руководителей отечественной наркологии видят эту связь прямой - чем лучше лечение, тем больше подростков, готовых рискнуть и попробовать психоактивные вещества (Надеждин, А.В., 2001). С этим мнением согласно большинство респондентов (50% против 23,4%, не обнаруживающих подобную связь и 15,1% тех, кто видит ее обратной). Интересно, что родители наркоманов чаще, чем иные опрошенные подобной связи не обнаруживают, впрочем, также как и врачи-наркологи.

Как было показано выше, часть наркоманов (43,8%) выступает за легализацию легких наркотиков, видимо видя в этом путь решения проблемы. С ними согласны лишь учащиеся средних учебных заведений (38%), но категорически не согласны ни родители больных (всего 2,8% из них выступают в поддержку легализации), ни общество в целом. Таким образом, если по многим параметрам наркозависимые и их родители выступают «единым фронтом», то по вопросу легализации наркотиков их мнения не совпадают. Справедливости ради следует отметить, что опрошенные наркоманы разделились практически поровну в оценке этого процесса (против высказалось даже чуть больше из них - 46,9%).

Интерес представляет анализ того факта, что подавляющее большинство наркозависимых (62,5%) в отличие от всех иных групп респондентов (33,1%) затруднились ответить на вопрос о том, происходит ли утечка наркотиков на «черный рынок» из медицинских лечебных учреждений. Можно предполагать, что страх правоохранительных органов по этому поводу необоснован и хранение наркотиков контролируется в больницах и диспансерах вполне достаточно. Тем более что по поводу опасности того, что конфискуемые милицией наркотики потом попадают на «черный рынок» наркоманы и их родители высказались категорично: 81,3% наркозависимых и 80,6% родителей посчитали такую опасность реально высокой по сравнению с 24% работниками правоохранительных органов.

Зарегистрированное и известное противостояние родителей наркозависимых и правоохранительных органов нашло свое отражение в ответе на вопрос о том, каким путем попадают наркотики на «черный рынок» помимо их завоза из зарубежья. Работники правоохранительных органов категорически отрицают, что это может происходить по их вине (6%), тогда как родители больных наркоманией в шесть раз чаще (в 36,1 % случаев) указывают именно на этот путь. По отношению к медикам в этом вопросе они не настроены негативно.

Претензии больных и их родственников к наркологической службе затрагивают иные аспекты. В частности, отмечается несходство представлений пациентов и врачей по поводу необходимости соблюдать «строгую конфиденциальность» при оказании помощи наркологических больным. За это выступают 81,3% наркозависимых, 64,6% их родителей, но лишь 44,8% врачей-наркологов. Видимо, это связано с тем, что нередко врач исходит не только из принципа охраны здоровья и благополучия пациента, но и из принципа гражданской позиции. Тогда как пациент всегда ожидает, что приоритет будет отдан защите его прав.

Сходство мнений врачей и пациентов обнаруживается по вопросу о необходимости платных наркологических услуг, за которые выступают 68,8% наркозависимых, 63,9% их родителей и 89,6% наркологов. Различие регистрируется лишь в оценке того, почему эти услуги нужны. С точки зрения пациентов и их родственников в частных (платных) структурах качество оказываемой помощи выше, чем в государственных (бесплатных). Так считают 31,3% больных и 38,9% их родителей (врачей, разделяющих это мнение всего 13,8%). Сами наркологи делают упор на другом параметре -возможности пациенту реализовать право выбора специалис-та.79,3% из них указали именно на эту сторону платных услуг. С подобной расстановкой приоритетов согласились лишь 28,1% больных и 36,1% их родственников. Среди тех, кто высказался против частных (платных) наркологических структур (и врачи, и пациенты), преобладало консолидированное мнение о том, что частнопрактикующие наркологи ориентированы в основном на получение прибыли (20,7% наркологов, 34,4% наркоманов).

Столкновение интересов общества и больных наркоманией обнаружилось при оценке необходимости ограничения профессиональной деятельности больных. Среди наркоманов, естественно, поддерживающих такую идею было меньшинство (31,3%, против этого высказалось 56,3%), а среди иных групп населения большинство - 64,6%.

3. «Достучаться до небес»

Особую проблему для наркоманов и их родственников представляет проблема донесения «их боли», их точки зрения до общества и органов государственной власти, принимающих решения в сфере антинаркотической политики. Наркотическое сообщество считает, что его мнение не учитывается, игнорируется и, вследствие этого, многие хорошие начинания не достигают своей цели, поскольку не находят поддержки у наиболее заинтересованной стороны. Фактически многие аспекты проблемы наркомании не могут быть поняты без учета мнения наркоманов и их родственников. Это касается вопросов реальной распространенности наркопотребления и наркомании, реально предоставляемой медиками помощи и оценки ее качества, специфики отношения правоохранительных органов к потребителям и соблюдению прав наркозависимых и многое другое.

Так, к примеру, по мнению наркоманов и их родственников, которому можно доверять в силу хорошего знания среды потребителей наркотиков, за последние год-полтора количество употребляющих наркотики изменилось. Родители солидаризировались в своей оценке с иными группами населения, отметив увеличение потребителей психоактивных веществ, хотя их оценка процесса увеличения менее пессимистична (63,9% против 70,1% в обществе в целом). Интересен тот факт, что часть наркозависимых (15,6%) отметила противоположную тенденцию - уменьшения числа потребителей. Данный показатель оказался в три раза выше по сравнению с показателем по всей выборке. Таким образом, можно предположить, что в разных социальных слоях происходят различные по направленности процессы. Видимо, среди наркоманов действительно имеет место тенденция уменьшения потребления психоактивных веществ или отказ от них. Тогда как, в иных группах населения обнаруживается тенденция к расширению числа лиц, вовлеченный в процесс наркопотребления.

Особое мнение наркозависимые имеют и по поводу звучания проблемы наркомании в обществе. Если среди студентов, милиции, рабочих и особенно врачей-наркологов мнение о том, что проблема наркомании преувеличена практически не представлено, то среди наркоманов на это указывают 18,8% респондентов. Их представление о «раздутости проблемы» в шесть раз больше, чем представление их родителей, что легко объяснить анозогно-зией. По мнению родителей пациентов, врачей-наркологов, а также служащих данная проблема преуменьшена по сравнению с реальностью (так считают соответственно 41,7%, 48,3%, 52%).

В вопросе о возможности кардинально решить проблему наркомании сами наркозависимые занимают наиболее пессимистическую позицию. Зная ситуацию изнутри, они в почти два раза чаще указывают на то, что разрешить проблему невозможно (65,6% против 36,1%). Близкое, по сути, мнение высказывают рабочие и студенты. Особо реакционно настроены наркозависимые и их ро дители в отношении оценки того, кто или что является препятствием на пути решения проблемы. И те, и другие чаще, чем иные группы опрошенных винят в этом государство, называя в качестве основной причины бездействия или неэффективности антинаркотической работы незаинтересованность. Среди наркоманов такое мнение распространено в 48,9% случаев, а среди их родителей - в 72,2% случаев. Эти показатели превышают средние по выборке соответственно в полтора и два с половиной раза. Именно в этом вопросе можно усмотреть один из основных пунктов противостояния общества здоровых и сообщества больных наркоманией. Сходные данные получены и по пункту, который приписывает ответственность за неразрешенность проблемы наркомании такому явлению как выгода чиновникам. В качестве одной из важных ее назвали 46,9% наркозависимых и 50,6% их родителей (в общей выборке - 28,5%). Родители более категоричны и в оценке выгоды криминалу (75% против 51% среди иных групп). При этом родители в два раза реже назвали в качестве важной причины нехватку средств (19,4% против 36,1 % среди иных групп). В этом вопросе больные их не поддержали.

Полученные данные убедительно указывают на то, что недовольство родителей наркозависимых помощью, которую они получают от государства, характеризуется раздражением, граничащей со злобой. Сообщество людей, живущих рядом с больными наркоманией, находится в отчаянии. Оно не верит в искренность мыслей и действий государства и общества. Оно на практике сталкивается с нежеланием окружающих (даже тех, кто занимается проблемой антинаркотической работы профессионально) вникнуть в суть их проблем, помочь или, по крайней мере, не мешать эффективно справляться с ними. Это противостояние вылилось в открытую борьбу в период обсуждения специфики применения 228 статьи УК РФ, которая позволяла лишать больных наркоманией людей свободы на длительные сроки только из-за того, что те употребляют психоактивные вещества. Протест родителей вызвало то, что общество и правоохранительные органы не хотят осознать того, что больной в силу глубины своего патологического состояния не способен обходиться без наркотиков. Введение в действие в мае 2004 года постановлением правительства РФ нового подхода к оценке средних доз психоактивных веществ несколько сгладило эмоциональный накал противостояния.

Оценка наркологическим сообществом предпринимаемых мер по профилактике употребления психоактивных веществ не всегда положительна. Естественно, что предложение об ужесточении контроля за распространением наркотиков поддерживают обе стороны. В этом отношении наркоманы и их родители даже более категоричны. Они высказывают данное предложение чаще, чем иные слои населения (соответственно 68,8% и 77,8% против 62,9). Наиболее реакционно больные настроены в отношении мер, направленных против тех лиц, кто продает наркотики. Предложение ввести смертную казнь по отношению к наркодилерам высказывается наркоманами почти в два раза чаще, чем ненаркоманами (65,6% против 36,8%). А в отношении репрессий против потребителей психоактивных веществ соотношение имеет противоположную тенденцию. В обществе (среди респондентов) точка зрения о том, что следует наркомана лишать свободы на длительные сроки за употребление наркотиков распространена шире (16,6%) по сравнению с группой больных (3,1%).

Таким образом, полученные данные социологического исследования показывают, что больные наркоманией и их родственники не ощущают реальной заинтересованности общества и государственных институтов в решении проблемы наркомании в России. В связи с этим, остро встает вопрос о противостоянии интересов общества и сообщества наркозависимых, включая лиц, живущих рядом с больными. В этом противостоянии сталкиваются часто непримиримые позиции больных, родителей, с одной стороны, и правоохранительных органов, медиков, с другой. Первая линия противостояния является более непримиримой и сложной.


Другие интересные материалы:
Профилактика распространения ВИЧ-инфекции в среде людей, злоупотребляющих наркотиками. Концепция системы Организации Объединенных Наций.


1. Цель данной работы - представить глобальную позицию системы Организации...
Социальная психология здоровья. Аннотация.


Работа представляет собой первое в отечественной науке обобщающее изложение...
Возрастные особенности формирования наркомании у женщин


А. Андреева, Л. Никитин, И. Трофимова, И. Булыгина Медицинская...
Заключение Постоянного Комитета по Контролю Наркотиков о размерах незаконной культивации растений, отнесенных к наркотическим средствам


Источник публикации "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 11, 1997...
Экономическая теория контроля над преступностью
Данная монография, написанная известными американскими...

Производственная функция криминальной юстиции Контроль над преступностью...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100