Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога _
 Химия и жизнь _
 Родительский уголок _
 Закон сур-р-ов! _
 Сверхценные идеи _
 Самопомощь _
 Импульсивная агрессия: распознавание и выбор фармакотерапии
 Клиника



Профилактика, социальная сеть нарком.ру

Лечение и реабилитация наркозависимых - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru

Лечение и реабилитация больных алкоголизмом - Нарком рекомендует Клинику Narcom.ru
Решись стать разумным, начни!





Государственная политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних

 


> Сверхценные идеи > Косые взгляды > Государственная политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних

«Несмотря на то, что российское законодательство в значительной мере приведено в соответствие с общепризнанными нормами и принципами международного права в области защиты прав детей и предупреждения преступности несовершеннолетних, существует ряд существенных пробелов в отечественном законодательстве, не позволяющих в полном объеме использовать весь потенциал разработанных международным сообществом мер и принципов по предупредению подростковой и молодежной преступности».

И. Коновалова

  

Политика в области правосудия в отношении несовершеннолетних в качестве обязательного элемента включает в себя профилактику. А профилактические меры невозможно осуществлять в вакууме. Тем не менее, большая часть профилактической работы – это программы на уровне микрорайонов и местных общин, никак не влияющие на те известные внешние факторы, которые создают или питают благоприятную почву для несовершеннолетней преступности. Более того - отсутствие эффективной профилактики вообще значительно снижает шансы на создание системы правосудия в отношении несовершеннолетних, достойной этого названия.

На практике усилия по профилактике молодежной преступности буквально идентичны соблюдению и защите прав ребенка, которые провозглашает Конвенция о защите прав человека и основных свобод.[1] В этом нет ничего удивительного, однако на это редко обращают внимание. Кроме того, все ещё продолжаются споры об условиях, которые хотя и не являются в полном смысле причиной правонарушений, но, по меньшей мере, повышают их вероятность. Так, например, бедность (как абсолютная, так и относительная) в некоторых кругах все ещё не считается фактором, стимулирующим преступность, несмотря на то, что в Эр-Риядских руководящих принципах она на международном уровне официально признана таким фактором.

Подобным спорам можно положить конец, если подход к реализации Эр-Риядских руководящих принципов тесно связать с осуществлением прав ребенка. Увязывание положений Эр-Риядских руководящих принципов с обязательствами по Конвенции поможет не только усилить действенность профилактических мер, но и вернуть в центр внимания как эту проблему, так и сами повсеместно игнорируемые принципы, которыми часто незаслуженно пренебрегают, считая их слишком расплывчатыми и нереальными.

Такой подход позволяет разрабатывать программы и политику на всех уровнях в самых разных областях – от общественного здравоохранения и образования до службы поддержки семьи. При этом следует более активно учитывать их потенциальный вклад в профилактику несовершеннолетней преступности. Тогда мы сможем радикально изменить сегодняшнее положение вещей, при котором профилактика в основном ограничивается изолированными инициативами и отдельными правозащитными мерами, исходящими исключительно от работников сферы «правосудия в отношении несовершеннолетних».

 

Существует целый ряд основополагающих принципов предупреждения преступности несовершеннолетних, вытекающих из рассматриваемых международных документов:

- законодательство в области правосудия в отношении несовершеннолетних должно применяться ко всем лицам в возрасте до 18 лет;

- правосудие в отношении несовершеннолетних представляет собой составную часть процесса национального развития государства, и в качестве такового требует достаточных ресурсов с тем, чтобы правосудие в отношении несовершеннолетних можно было организовать в соответствии с международными принципами;

- принцип недискриминации и равенства применим в области правосудия в отношении несовершеннолетних, и это предусматривает запрещение дискриминации в отношении ребенка и семьи ребенка (статья 2 Конвенции);

- основополагающим принципом любой политики или действий в области правосудия в отношении несовершеннолетних является уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению интересов ребенка (пункт 1 статья 3 Конвенции);

- задержки в решении вопросов, касающихся ребенка, противоречат наилучшим интересам ребенка (пункт «d» статьи 37 и пункт «2 b» статьи 40 Конвенции);

- каждый ребенок должен иметь возможность пользоваться гуманным обращением и уважением неотъемлемого достоинства его личности с учетом потребностей лиц его возраста (пункт «с» статьи 37 Конвенции);

- на всех этапах с детьми следует обращаться таким образом, чтобы это содействовало их реинтеграции и выполнению ими полезной роли в обществе (пункт 1 статьи 40 Конвенции);

- дети имеют право свободно выражать свои взгляды в связи с процессом уголовного правосудия, и взглядам ребенка необходимо уделять должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка (статьи 12 и 13 Конвенции);

- дети имеют право искать, получать и передавать информацию, касающуюся системы правосудия в отношении несовершеннолетних, в доступной для детей и соответствующей потребностям детей форме (статья 13 Конвенции и принцип 11 «b» Руководящих принципов);

- правосудие в отношении несовершеннолетних должно быть организовано таким образом, чтобы это соответствовало правам ребенка на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции (статья 16 Конвенции);

- если дети лишаются своего семейного окружения, они имеют право на особую защиту и помощь (пункт 1 статьи 20 Конвенции);

- ни один ребенок не может быть подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания (статья 37 Конвенции и правило 87 «А» Правил);

- ни на каком этапе процесса правосудия в отношении несовершеннолетних дети не могут быть лишены свободы незаконным или произвольным образом (пункт «b» статьи 37 Конвенции);

- арест, задержание и тюремное заключение детей используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени (пункт «b» статьи 37 Конвенции);

- родители должны уведомляться о любом аресте, тюремном заключении, перемещении, заболевании, телесном повреждении или смерти их ребенка (пункт 4 статьи 9 Конвенции и правило 56 Правил).

 

Ряд принципов связан с соответствующими этапами процесса правосудия в отношении несовершеннолетних.

1. Следует особое внимание обратить на тенденцию к установлению стандартов, в соответствии с которым в отношении всех детей в возрасте до 18 лет должна обеспечиваться специальная защита и помощь, в области правосудия в отношении несовершеннолетних в качестве основной должна выступать цель защиты и оказания помощи подросткам, оказавшимся в сфере правосудия, обеспечения благополучия несовершеннолетнего (правило 5.1 Пекинских правил, п. 1 ст. 3 Конвенции). При соблюдении этого стандарта на всех детей в возрасте до 18 лет будут распространяться положения о выведении за рамки системы уголовного правосудия, о специальных судах по делам несовершеннолетних и о других предусмотренных для детей специальных процедурах.

2. Правосудие в отношении несовершеннолетних является составной частью процесса национального развития государства и в качестве такового требует ресурсов, достаточных для организации правосудия в отношении несовершеннолетних в соответствии с международными принципами  (правило 1.4 Пекинских правил). В соответствии с международными принципами при распределении ресурсов государства правосудие в отношении несовершеннолетних нельзя рассматривать в качестве неприоритетного направления деятельности. Государства обязаны незамедлительно обеспечить абсолютную защиту гражданских прав ребенка в системе уголовного правосудия, что возможно только в случае выделения достаточных ресурсов, в частности, для оказания детям правовой помощи.

3. При избрании лишения свободы в качестве крайней меры для несовершеннолетних, преступивших закон, государство обязано также предоставить специальную защиту и помощь (правило 26.2 Пекинских правил), что также означает выделение достаточных ресурсов для обеспечения соответствия международным стандартам условий содержаний осужденных.

Кроме того, хорошо обеспеченная в финансовом плане система уголовного правосудия для рассмотрения дел несовершеннолетних отвечает интересам общества в целом, поскольку таким образом снижается риск повторного совершения преступлений.

4. Принцип недискриминации и равноправия (ст. 2 Конвенции, п. 1 ст. 2 Межднародного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 2 и ст. 3 Международного пакта о социальных, экономических и культурных правах) также применим в области правосудия в отношении несовершеннолетних, что предусматривает запрещение дискриминации в отношении ребенка или семьи ребёнка. На настоящем этапе развития в международном праве идет процесс объединения некогда карательных и реабилитационных функций правосудия в отношении несовершеннолетних с функциями по предоставлению услуг и защите благополучия ребёнка. Единообразный подход, основанный на правах ребёнка, является новым стандартом, подлежащим применению в отношении детей, и полностью соответствует принципу недискриминации.

По мнению ряда авторов, соблюдение указанного принципа означает, что законодательные акты не должны содержать ссылок на «несовершеннолетних преступников»; вместо этого следует использовать нейтральные и не подрывающие репутацию термины «правосудие в отношении несовершеннолетних» и «дети в системе уголовного правосудия»[2].

Принцип равноправия предусматривает также соблюдение принципа раздельного содержания осужденных мужского и женского пола, что предполагает создание государствами специальных детских учреждений для девушек. В настоящее время в отдельных государствах ввиду отсутствия таких учреждений несовершеннолетние осужденные женского пола отбывают наказание либо в одном учреждении с совершеннолетними, либо в местах заключения, предназначенных для несовершеннолетних без разделения по половому признаку. Принцип равноправия полов распространяется также на возраст, по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности: государства, устанавливая возраст привлечения к уголовной ответственности, должны следить за тем, чтобы он был одинаковым как для юношей, так и для девушек.

5. Одним из основополагающих принципов любой уголовной политики в отношении несовершеннолетних является необходимость уделять первоочередное внимание наилучшему обеспечению интересов ребёнка (ст. 3 Конвенции). Этому способствует осуществление всех прав, закреплённых в Конвенции о правах ребёнка и других соответствующих международных документах. Понимание «наилучшего обеспечения прав ребенка» основывается на учете определенного круга фактов,  зависящего от конкретной практической ситуации, однако в любом случае включающего в себя учет мнения ребёнка и семьи ребёнка, основных прав человека, которыми обладает ребёнок.

6. Благополучие ребенка зависит от решения правовых и процессуальных вопросов в максимально короткие сроки, но только применимыми в отношении совершеннолетних способами и методами. Необходимо осуществлять достаточное обеспечение, чтобы дети с самого начала не страдали от «ненужных задержек» (правило 20 Пекинских правил, правило 17 Правил) и могли бы «в кратчайший срок доставляться в суд для вынесения решения» (пункт 2 «b» статьи 10 Международного пакта о гражданских и политических правах).

7. Каждый ребенок должен пользоваться гуманным обращением и уважением достоинства его личности с учетом потребностей, характерных для его возраста (ст. 37 Конвенции). Любая политика, сложившаяся практика, а также любое действие любого лица, нарушающие этот принцип, являются нарушением международного права. Этот принцип распространяется на все аспекты системы правосудия в отношении несовершеннолетних, в том числе и на принятие любых дисциплинарных мер и любых мер, в результате которых ребенок отделяется от семьи, а также на установление возраста уголовной ответственности.

На всех этапах осуществления правосудия с детьми следует обращаться таким образом, содействовать их реинтеграции и выполнению ими полезной роли в обществе. Говоря о реинтеграции, Конвенция отменяет представление о том, что проблемы, с которыми сталкиваются дети, носят исключительно индивидуальный характер. Выполнение детьми полезной роли в обществе и их реинтеграция означает, что дети не должны изолироваться для перевоспитания и их репутации не должен наноситься ущерб.

8. Дети имеют право на свободное выражение своих взглядов в процессе уголовного правосудия (правило 14.2 Пекинских правил), и свободно выраженному мнению ребенка следует уделять должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка (ст. 12 Конвенции). Указанное право ребенка часто игнорируется в процессе осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних, однако дети не утрачивают права на свободное выражение своего мнения даже в случае нарушения уголовного законодательства, если обвиняются или признаются виновными в его нарушении. Право ребенка на свободное выражение своего мнения предусматривает активное участие детей в любых программах предупреждения преступности и вторичной криминализации, а также обеспечение возможности для детей поддерживать свободные контакты с любыми государственными органами, осуществляющими надзорные функции и рассмотрение жалоб. Система уголовного правосудия, основанная на реализации указанных принципов, не только ориентирована на интересы ребенка, но дает возможность обеспечивать более ясную отчетность и более высокую эффективность деятельности.

9. Дети имеют право на получение и передачу информации (ст. 17 Конвенции), касающуюся системы правосудия в отношении несовершеннолетних. Информация должна предоставляться в доступной для понимания подростка и соответствующей его потребностям форме, поэтому необходимо принимать во внимание возраст ребенка, его лингвистические способности, физические, умственные, психологические и социальные особенности (например, когда дети имеют инвалидность или являются неграмотными). Для этого необходимо принять широкий круг мер от предоставления информации в полицейских участках до обеспечения детям доступа к информации в тюрьмах.

10. Правосудие в отношении несовершеннолетних должно быть организовано в  соответствии с правами ребенка на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции (ст. 16 Конвенции). Важнейшим элементом права ребенка на личную жизнь является недопустимость нанесения ущерба репутации или определения ребенка в качестве правонарушителя (правило 8 Пекинских правил). Обеспечение соблюдения этого права отвечает интересам общества, поскольку предупреждение ущерба репутации снижает риск повторного совершения правонарушения. Обеспечение права на семейную жизнь также снижает риск повторной криминализации, поскольку тесные контакты с семьей и привлечение семьи к решению проблем подростка на ранних этапах обеспечивают ребенку необходимую поддержку и снижают опасность возникновения чувства изоляции и отчужденности.

11. Если дети лишаются своего семейного окружения, они имеют право на особую защиту и помощь (ст. 20 Конвенции).

Исследования, проводимые международными организациями, свидетельствуют о том, что разлученные с семьей дети намного чаще оказываются жертвами различного рода злоупотреблений и отсутствия должной заботы. Для предупреждения негативных последствий подобного обращения необходимо обеспечить достаточные финансовые и кадровые ресурсы, систему отчетности, позволяющие предотвращать и нивелировать возможные последствия.

12. Ни один ребенок не может быть подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания (ст. 37 Конвенции, п. 53 и 54 Эль-Риядских руководящих принципов). К таким видам обращения относится порка, избиение или использование силы или угроз для получения информации. Кроме того, к запрещенным видам обращения можно относить такие особые условия, как отсутствие пищи, воды, лишение необходимой одежды.

13. Ни на каком этапе процесса правосудия в отношении несовершеннолетних дети не могут быть лишены свободы произвольно или незаконным образом (ст. 37 Конвенции). Дети могут быть лишены свободы только в соответствии с нормами законодательства, каким бы кратким срок лишения свободы не был. Лишение свободы несовершеннолетнего возможно только в случае совершения им тяжкого либо особо тяжкого преступления (правило 17 Пекинских правил).

14. Арест, задержание и тюремное заключение детей используются только как крайняя мера и только в течение максимально короткого периода времени (ст. 37 Конвенции, правила 13.1, 17.1 и 19.1 Пекинских правил). Наиболее важным следствием соблюдения этого принципа является необходимость поиска возможных и наиболее эффективных альтернатив аресту (п. 17 Правил). Необходимо более внимательно рассматривать возможность применения таких мер воздействия, как вызов в суд, выдача на поруки под залог. Сами несовершеннолетние и их семьи зачастую не в состоянии заплатить залог, в связи с чем подростков лишают свободы вследствие их бедности, а не с учетом каких либо соответствующих факторов, относящихся к сфере уголовного правосудия (характеризующих личность несовершеннолетнего либо совершенное деяние как требующее применения мер воздействия в виде ареста).

15. Родители должны незамедлительно получать информацию, касающуюся судьбы их ребенка - уведомляться о любом аресте, тюремном заключении, перемещении, заболевании, телесном повреждении или смерти их ребенка (правило 10.1 Пекинских правил, п. 22 и п. 56 Правил). Государства обязываются международными актами обеспечивать незамедлительное уведомление об аресте, задержании, перемещении, заболевании, телесных повреждениях или смерти. Такое уведомление является обязательным элементом любой юридически подотчетной системы, которую необходимо обеспечить в соответствии с международным правом.

 

Следует особо отметить, что международное сообщество не ограничивается принятием конвенций и договоров, касающихся предупреждения правонарушений несовершеннолетних. Правовое регулирование закрепляется и на организационном уровне. В настоящее время в мире создан и функционирует целый ряд международных организаций, занимающихся проблемами правонарушений несовершеннолетних, вопросами предупреждения правонарушений и ресоциализации детей. Необходимость разработки мер по охране прав ребенка, потребовала выделение международной защиты прав детей в особое направление деятельности международных организаций. С этой целью в ООН были созданы Социальная комиссия и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ). Кроме того, защитой прав детей по отдельным направлениям занимаются специализированные учреждения ООН: Международная организация труда (МОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Организация Объединенных Наций по вопросам науки, культуры и образования (ЮНЕСКО).

Организацией, которая занимается исключительно детскими проблемами, является Детский фонд ООН. ЮНИСЕФ был создан резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 57(1) об учреждении ЮНИСЕФ[3] от 11 декабря 1946 г. В ней было сказано, что Фонд создается для оказания помощи детям в послевоенной Европе. Он был организован и функционировал в пределах имеющихся в его распоряжении средств, а получающие помощь от ЮНИСЕФ правительства обязывались распределять эту помощь соответственно потребностям и без дискриминации в отношении расы, национальности, религиозных и политических убеждений. Руководящим органом ЮНИСЕФ является Исполнительный совет, созданный ЭКОСОС путем отбора из кандидатов, предоставленных государствами — членами ООН. Резолюция определила 25 государств, которые представляют кандидатов в члены Исполнительного совета: США, СССР, Австралия, Бразилия, Великобритания, Канада, Китай, Франция, Польша, Швеция, Югославия. Свое первое заседание Исполнительный совет ЮНИСЕФ провел 19 декабря 1946 г. В 1953 г. Детский фонд вошел в систему ООН, его полномочия были расширены за счет предоставления права долгосрочной помощи детям, которые терпели лишения в результате сложившейся экономической и политической обстановки в странах-участницах, а также во время вооруженных конфликтов. Основной функцией ЮНИСЕФ является помощь правительствам развивающихся стран: поставка оборудования для школ, продуктов питания, медикаментов, предоставление стипендий для преподавателей. Основные направления деятельности ЮНИСЕФ определяет Исполнительный совет, состоящий из 36 членов, в его функции входит также анализ программы Фонда и утверждение бюджета. Секретариат ЮНИСЕФ, штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке, проводит свою работу через бюро (которых более 200), расположенные более чем в 140 странах. В рамках ЮНИСЕФ функционирует Международный центр развития ребенка, созданный в 1988 г. в качестве специализированного исследовательского и учебного учреждения при базовой финансовой поддержке правительства Италии.

Кроме международных организаций, создан и функционирует целый ряд национальных структур, самым тесным образом взаимодействующих с ООН по проблемам предупреждения правонарушений и детской преступности. К их числу следует отнести Австралийский институт криминологии (основан в 1971 г.  в г. Канберра), Международное движение в защиту детей (1979 г., Женева), Проект по правам ребенка (1994 г., Нью-Йорк), Институт по проблемам изучения преступности и борьбы с ней (1931 г., Лондон), Международный институт по правам ребенка (1995 г., Швейцария), Международная ассоциация судей по делам несовершеннолетних и семейным делам (1926 г., Нидерланды), Международное католическое бюро ребенка (1948 г., Женева), Международный центр по реформам уголовного законодательства и политики в области уголовного судопроизводства (1991 г., Ванкувер), Международный центр по предупреждению преступности (1994 г., Монреаль), Международная сеть в области правосудия в отношении несовершеннолетних (1997 г., Швейцария), Шведская организация защиты детей (1919 г., Стокгольм), Межрегиональный научно-исследовательский институт Организации Объединенных Наций по вопросам преступности и правосудия (1968 г., Рим) и ряд других. Функции данных организаций связаны с научной и методологической поддержкой развития законодательства, в том числе национального, обеспечивающего защиту прав и интересов детей, разработкой проблем ювенальной юстиции и систем уголовного правосудия[4].

 

Учитывая значение, которое придает предупреждению преступности несовершеннолетних международное сообщество, о чем свидетельствуют диапазон и обстоятельность принятых в этой области международных документов, представляется довольно парадоксальным, что соответствующие права, нормы и принципы систематически игнорируются и грубо нарушаются буквально во всем мире и в таком масштабе, который, вероятно, не имеет аналога в области соблюдения гражданских прав. Примером может служить резолюция Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в связи с принятием «Пекинских правил», где говорится, что «хотя в настоящее время достижение таких стандартов может показаться трудным, учитывая существующие социальные, экономические, культурные, политические и правовые условия, тем не менее, их достижение предполагается в качестве политического минимума»[5]. В резолюции о принятии Правил ООН, касающихся несовершеннолетних, лишенных свободы, сказано, что Генеральная Ассамблея «встревожена условиями и обстоятельствами лишения несовершеннолетних свободы во всем мире»[6]. Тем не менее, обе резолюции призывают государства-члены выделить необходимые средства для обеспечения успешного осуществления каждого из документов.

Соблюдение международных норм и приведение национального законодательства в соответствие с международными стандартами – основное обязательство, принимаемое государством на себя при подписании международных соглашений. Российская Федерация стремится к приведению законодательства в соответствие с международными стандартами и создает необходимые предпосылки для максимально полной реализации международных принципов обращения с несовершеннолетними, попавшими в сферу уголовного правосудия. Приведение национального законодательства в соответствие с международно-правовыми нормами направлено на обеспечение социальной справедливости для несовершеннолетних.

 

Один из основных международных актов в области защиты прав и предупреждения преступлений несовершеннолетних – Конвенция о правах ребенка - подписан от имени СССР 26 января 1990 г., ратифицирован Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I[7], и   вступил в силу для СССР 15 сентября 1990 г. Россия в качестве правопреемницы СССР взяла на себя все международные обязательства, в том числе и обязанность соблюдать все обязательства, вытекающие из Конвенции ООН о правах ребенка.

Приведению национального законодательства в соответствие с нормами международных актов начало было положено закреплением положения о приоритете международного права над наднациональным. Конституция РФ устанавливает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы», устанавливается приоритет этих норм  международного  права  по отношению к российскому законодательству (ч. 4 ст. 15). На основании указанных положений Конституции РФ с учетом международных стандартов в российском законодательстве постепенно формируется правовая основа обеспечения прав ребенка.

В соответствии с принципами и положениями Конвенции ООН о правах ребенка и в целях создания правовых условий для профилактики социального неблагополучия ребенка усовершенствовано и российское федеральное законодательство. В частности, Государственной Думой 24 июля 1998 г. принят Федеральный закон № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[8], 24 июня 1999 г. - Федеральный закон № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[9], 16 апреля 2001 г. – Федеральный закон № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»[10], Правительство РФ 25 апреля 1995 г. издало Постановление № 420 «Об утверждении Типового положения о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением»[11].

Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» устанавливает, что государственная политика в интересах детей является приоритетной областью деятельности органов государственной власти Российской Федерации, что имеет большое значение для формирования идеологии и практики защиты прав детей.  Кроме того, принят ряд программ, направленных на улучшение положения детей и подростков. Государственные органы, работающие с «трудными» детьми, делают попытки реформировать существующие учреждения по профилактике детской безнадзорности и подростковой преступности с учетом существующих условий.

В Семейный кодекс Российской Федерации внесены изменения в части защиты интересов детей при международном усыновлении и введения еще одной формы воспитания детей-сирот, такой как приемная семья[12]. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, вступившем в силу в 2002 году, усилены санкции к родителям за ненадлежащее исполнение ими обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних[13].

Воспринимая принципы международного права и, следуя новым требованиям законодательства, суды вместо назначения уголовного наказания стали чаще применять в отношении несовершеннолетних преступников меры воспитательного воздействия, предусмотренные ст. 90 Уголовного кодекса РФ. Усовершенствовано в значительной степени уголовно-процессуальное законодательство в области отправления правосудия по делам несовершеннолетних, защите детей от любого рода насилия и жестокого обращения[14]. С принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в 2001 году установлено большое количество процессуальных гарантий для несовершеннолетних с учетом международно-правовых стандартов и норм ООН в области правосудия в отношении несовершеннолетних[15].

 

Уголовно-исполнительное законодательство также восприняло положения Конституции РФ о применении норм международного права, закрепив ряд принципов применения норм международного права, относящихся к исполнению наказаний и обращению с осужденными (ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса РФ от 8 января 1997 года[16]):

- строгое соблюдение гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными;

- приоритет норм международных договоров над нормами национального уголовно-исполнительного законодательства в области исполнения наказаний и обращения с осужденными;

- соблюдение международных норм рекомендательного (декларативного) характера осуществляется при условии наличия экономических и социальных возможностей для их соблюдения.

Однако до настоящего времени российским законодателем не урегулирован ряд вопросов, с которыми связано внедрение ювенальной юстиции. Международное сообщество, в частности Комитет ООН по правам ребенка, регулярно указывает России в числе проблем вызывающих озабоченность, на то, что Россия, несмотря на ряд законодательных попыток, до сих пор не ввела на федеральном уровне и не учредила суды по делам несовершеннолетних правонарушителей, которые в системе правосудия должны рассматриваться отдельно[17]. Дискуссионным является и вопрос о возможности участия в уголовном процессе социального работника или медиатора при осуществлении процедур восстановительного правосудия. Отсутствие правового регулирования на национальном уровне не лишает суд возможности действовать в соответствии с нормами международного права, имеющими обязательную силу для Российской Федерации.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами международного права при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснения в постановлении № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[18].  Согласно разъяснению, данному в пункте 9 Постановления, «при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статей 369, 379, части 5 статьи 415 УПК РФ, статей 330, 362-364 ГПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права».

 

Таким образом, суд должен применить норму международного права в случае, когда:

- в российском законодательстве отсутствует норма, регулирующая отношение в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, являющимися частью правовой системы РФ,

- имеющаяся норма российского законодательства противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права, являющимся частью правовой системы РФ,

- имеющаяся норма российского законодательства содержит неопределенность, и возникла необходимость в ее толковании.

Например, в российском уголовно-процессуальном законодательстве нет понятий «социальный работник», «посредник», «ведущий программы восстановительного правосудия», в связи с чем высказывались мнения о незаконности их участия в уголовном процессе. Деятельность организаций,  которые взаимодействуют с судами и правоохранительными органами в целях создания специализированной системы в отношении несовершеннолетних, признавалась вмешательством в деятельность правоохранительных органов и правосудия.

Однако если обратиться к нормам международного права, то можно найти правовые основания для деятельности перечисленных лиц. В частности, статья 40 Конвенции о правах ребенка предусматривает, что государства-участники признают право каждого ребенка, который, как считается, нарушил  уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и стремление к содействию в реинтеграции и выполнению полезной роли в обществе. Пункт 1.3 Пекинских правил обязывает государство уделять достаточное внимание осуществлению позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов, включая семью, добровольцев и другие группы общества, а также школы и другие общественные институты, с целью содействия благополучию подростка, с тем, чтобы сократить необходимость вмешательства со стороны закона, и эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом.

 

Таким образом, на основании проведенного анализа международных актов в области защиты прав ребенка и профилактики преступлений несовершеннолетних, можно сделать ряд выводов.

1. Международные стандарты -  это общепринятые в мировом сообществе нормы, правила поведения, которые могут быть закреплены как в международных актах, имеющих обязательную юридическую силу для государств, подписавших их, так и в рекомендательных нормативно-правовых актах.

2. Международно-правовой статус несовершеннолетних регулируется целым рядом международно-правовых актов, среди которых можно выделить международные акты, декларирующие основные права человека и их защиту; международно-правовые акты, провозглашающие права детей и гарантирующие особую защиту детей в чрезвычайных ситуациях, и международно-правовые акты, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и обращения с несовершеннолетними осужденными.

3. Нормы международных актов фактически сформировали международную политику обращения с несовершеннолетними, совершающими правонарушения, включающую в себя профилактические меры, социальную реинтеграцию, обеспечение гарантий соблюдения прав человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей, применение альтернативных лишению свободы мер, осуществление ареста, задержания или тюремного заключения ребенка лишь в качестве крайней меры и на максимально короткий срок, отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни или пожизненного тюремного заключения.

4. Вопросы профилактики подростковой преступности рассматриваются в международных актах с позиции необходимости формирования собственно антикриминогенных навыков у несовершеннолетних, а не просто устранения, нейтрализации криминогенных факторов детской преступности.

5. Основу международно-правовых норм обращения с несовершеннолетними, попавшими в сферу правосудия, составляют принципы применения особого законодательства ко всем лицам в возрасте до 18 лет; запрет дискриминации в отношении ребенка и семьи ребенка; уделения первоочередного внимания наилучшему обеспечению интересов ребенка; недопустимости задержек в решении процессуальных вопросов, касающихся ребенка; гуманного обращения и уважения неотъемлемого достоинства личности ребенка с учетом потребностей лиц его возраста; содействия реинтеграции ребенка и выполнению им полезной роли в обществе; свободы ребенка в выражении своих взглядов в  связи с осуществлением правосудия; особой защиты и помощи детям, лишенным своего семейного окружения; запрета пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания; запрета лишения свободы незаконным или произвольным образом; использования ареста, задержания и тюремного заключения детей только в качестве крайней меры.

6. Выбор мер воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя должны быть основан на принципах соизмеримости мер воздействия с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, положением и потребностями несовершеннолетнего. Решение об ограничении свободы несовершеннолетнего может быть принято только после тщательного рассмотрения всех обстоятельств, только при совершении им серьезного насильственного преступления и на как можно более краткий срок.

7. Международные акты рекомендуют осуществление мер по профилактике несовершеннолетней преступности на трех уровнях: общие меры по обеспечению социальной справедливости и равенства возможностей; меры по оказанию помощи детям, относящимся к группам повышенного риска – меры по предотвращению первичной криминализации; меры, позволяющие избежать ненужного контакта с формальной системой правосудия, а также меры по предупреждению повторных правонарушений – меры по предотвращению вторичной криминализации.

8. Несмотря на то, что российское законодательство в значительной мере приведено в соответствие с общепризнанными нормами и принципами международного права в области защиты прав детей и предупреждения преступности несовершеннолетних, существует ряд существенных пробелов в отечественном законодательстве, не позволяющих в полном объеме использовать весь потенциал разработанных международным сообществом мер и принципов по предупредению подростковой и молодежной преступности. В частности, в Российской Федерации, несмотря на неоднократные попытки претворения в жизнь идей ювенальной юстиции, все еще отсутствуют специализированные суды для решения вопросов правосудия в отношении несовершеннолетних, а также не урегулирован в полном объеме вопрос участия общественности (социальных работников, посредников) в судопроизводстве по делам несовершеннолетних.

 

 



[1] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950)  //  СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

 

[2]  См.: Исмаилов Б.И. Правовые основы ювенальной юстиции. Учебное пособие. // Allpravo.ru, http://www.allpravo.ru/library/doc117p0/instrum5783/item5789.html

 

[3]  Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 57(1) от 11 декабря 1946 г. «Учреждение международного чрезвычайного фонда помощи детям» //Official Documents System of the United Nations, http://daccessdds.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/035/14/IMG/NR003514.pdf?OpenElement

 

[4]  См.: Папкова Т.П. Международные стандарты и нормы ООН в области предупреждения правонарушений несовершеннолетних // Российский следователь. 2004. № 10. С. 33.

 

[5]  Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 29 ноября 1985 г. «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»)». // Советская юстиция. 1991. № 12-14.

 

[6]  Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 45/113 от 14 декабря 1990 г. «Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы». // Издание Организации Объединенных Наций. – Нью-Йорк, 1992.

 

[7] См.: Постановление Верховного совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I. // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. № 45. Ст.955.

 

[8]  См.: Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (с изм. от 30 июня 2007 г.) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3802.

 

[9]  См.: Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (с изм. от 30 июня 2007 г.)  // СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.

 

[10]  См.: Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 2001. № 17. Ст. 1643.

 

[11]  См.: Постановление Правительства РФ от 25 апреля 1995 г. № 420 «Об утверждении Типового положения о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением» (с изм. от 01 февраля 2005 г.) // СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1681.

 

[12]  Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

 

[13]  Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // СЗ ПФ. 2002. (Часть I). № 1. Ст. 1.

 

[14]  Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

 

[15]  Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (Часть I). Ст. 4921.

 

[16]  Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 2. Ст. 198.

 

[17]  См.: Мамина О.И. Перспективы и проблемы формирования в Российской Федерации системы органов ювенальной юстиции // Российская юстиция. 2007. №  4. С. 68.

 

[18]  См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 12. С. 3.

 

 

 

Об авторе: Коновалова Ирина Анатольевна - кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного права юридического факультета Московского государственного областного Университета. Е-mail:  ia.konovalova@mgou.ru   

 

 
 

Другие интересные материалы:
Функциональная теория организации и организованная преступность
“…не исключается и вариант прихода преступных организаций (их лидеров) к...

"Экономика — это умение пользоваться жизнью наилучшим образом" Б.Шоу...
Денаркотизация
«Активное вторжение антикультуры в молодежную среду подрывает защитные...

Вопрос: что именно можно предпринимать в сфере культуры, если...
Доклад Генерального прокурора Российской Федерации Владимира Устинова на расширенной коллегии Генеральной прокуратуры России
"...Под контроль необходимо взять законность деятельности органов...

Москва, 3 февраля 2006 года Уважаемый Владимир Владимирович!...
Для Летучих Веществ Наркотического Действия


Интоксикация Летучими Веществами Наркотического Действия внешне очень...
Экономическая теория контроля над преступностью
Данная монография, написанная известными американскими...

Производственная функция криминальной юстиции Контроль над преступностью...
 

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2013 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта Петербургский сайт
Rambler's Top100