Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!




лазерная эпиляция ног низкие цены . купить виллу первая линия у моря

плиты дорожные на сайте

tdsmr.ru

Назад К содержанию Дальше

“Эффективная помощь детям, пострадавшим от насилия в семье, зачастую несовместима с применением правоохранительных мер в отношении родителей. Такая помощь может строиться лишь на добровольном желании всей семьи исправить ситуацию. Но одного желания тоже оказывается мало. Требуется поддержка и квалифицированное консультирование профессионалов — психологов, социальных педагогов, медиков, социальных работников и т. д. Понятно, что эти специалисты должны пройти специальную подготовку и иметь стимул для реализации поставленных перед ними целей. Но готовы ли социальные работники в России к оказанию подобного рода помощи и готово ли государство поддерживать эту деятельность?”

Т. В. Шипунова

Жестокое обращение с детьми в семье:
определение, генезис, перспективы исследований

Развитие семейной криминологии в России наиболее интенсивно шло в направлении изучения внутрисемейных насильственных преступлений, в числе которых особое значение приобретают насильственные преступления против детей. В исследовании данной криминофамилистической проблемы сделаны первые шаги (Шестаков Д. А. Убийства на почве семейных конфликтов. Л., 1981. С. 103—112; Сафонова Т. Я., Цымбал Е. И., Олиференко Л. Я., Иванова Н. А., Демьяненко И. И. Жестокое обращение с детьми. М., 1993; Сибиряков С. Л., Демидов Н. Н., Анисимов П.В. Насилие и дети: состояние, причины, защита и профилактика. Волгоград, 1994; Костыря Е. А., Фомина О. А. Проблема жестокого обращения с детьми // Общество и детство: права ребенка. Тезисы докладов и сообщений V Международной конференции “Ребенок в современном мире: права ребенка”. СПб., 1998. С. 59-61), в результате которых отчетливо обозначилась ее актуальность. При этом можно исходить из двух перспектив: первая — изучение открытого и явного насилия против детей, вторая — анализ форм и причин неявного насилия, его последствий для развития детей и формирования негативных явлений в социуме: преступности, девиантности, агрессии и жестокости.

Что касается первой перспективы, то здесь ситуация совершенно прозрачна:
• спасаясь от жестокого обращения, ежегодно кончают жизнь самоубийством примерно 2 тыс. детей и подростков, 50 тыс. уходят из семьи, 6 тыс. — из детских домов и интернатов;

• в общей сложности 25—26 тыс. несовершеннолетних ежегодно становятся жертвами преступных посягательств, из них около 2 тыс. погибают, 8-9 тыс. получают телесные повреждения;

• в России регистрируется свыше 2,5 тыс. сексуальных преступлений, включающих развратные действия взрослых лиц в отношении малолетних детей; с каждым годом совершается все больше изнасилований несовершеннолетних (Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации. Авторский проект Федерального закона. М., 1999. С. 2-3). Как видим, открытое насилие взрослого мира совершенно очевидно и оно давно стало предметом изучения криминологов, социологов, социальных работников и правозащитных организаций.

Вторая перспектива — это, фигурально выражаясь, рассмотрение подводной части айсберга, которая тем не менее является, может быть, более важной при анализе причин насилия и жестокости в современном российском обществе. Речь идет о неявном, неочевидном насилии, которое зачастую воспринимается как легитимное, т. е. вполне одобряемое и повсеместно распространенное. Данное насилие, его виды и формы пока не достаточно осознаны и не стали предметом широкой общественной дискуссии. Однако очевидно, что без такого обсуждения, без осознания глубинных механизмов воспроизводства жестокости в семье и через семью вряд ли можно говорить о возможности понижения уровня насилия в отношении детей. Чтобы понять суть этого насилия, следует рассмотреть объем и содержание понятия “жестокое обращение с детьми в семье”, его генезис и направления научных исследований.

Уточнение понятий

Многим представляется, что жестокое обращение с детьми — это единичные случаи, и что есть некоторые семьи, относящиеся к группам риска, в которых насилие против детей имеет “естественные” детерминанты, обусловленные специфическими характеристиками самих семей: плохое экономическое положение, низкий уровень образования родителей, девиантное и преступное поведение членов семьи, отсутствие одного из родителей, наличие психических заболеваний у членов семьи и т. д. Такое понимание насилия против детей напрямую связано с достаточно ограниченным представлением о том, что же на самом деле следует считать жестоким обращением с детьми.

Тема насилия против детей в семье возникла в XIX в. в ходе процесса индустриализации, когда семья потеряла функцию защиты ребенка и сама стала эксплуатировать его, отправляя на работу, лишая образования, нормальных условий развития и перспектив на будущее. В то время старшие дети (в лучшем случае) были просто обречены на добывание средств существования для родителей и младших братьев и сестер. Ответной реакцией передовой общественности на насилие над детьми было создание различных союзов и обществ: в 1871 г. в Нью-Йорке — “Общество предупреждения жестокого обращения с детьми”; в 1898 г. в Германии — “Союз защиты детей от использования и жестокого обращения”, который позднее был преобразован в “Немецкий союз защиты детей”; в 1899 г. в Британии под патронажем королевы Виктории — “Национальное общество предупреждения жестокого обращения с детьми” (в начале XX столетия это общество опубликовало следующие данные: выявлено 428 тыс. детей, против которых совершается насилие; из них 61 тыс. — с ранами, кровоподтеками и ожогами, полученными от лопат, кнутов, кожаных ремней, кипятка, 11 тыс. — изнасилованных детей, 18 тыс. — детей, умерших от жестокого обращения. Эти первые статистические данные, по сути дела, надолго определили направления социологических исследований по теме насилия против детей: убийства, изнасилования, избиения и причинение другого физического вреда).

Начиная со второй половины XX в. появляются новые подходы к изучению данного явления. Так, в 1961 г. X. Кемпе (Henry Kempe) предложил свою концепцию “синдрома битых детей”, где описал педиатрические, психиатрические и правовые аспекты насилия над детьми. Дальнейшее развитие эта концепция получила в работах Ж. Гарверино (James Garberino, концепция “синдрома детей, битых в психологическом смысле”) и исследованиях Е. Триве-Бекер (Elisabeth Trube-Becker). Важным в этих исследованиях является обращение к теме психологического насилия над детьми в семье и его последствий для дальнейшей судьбы ребенка.

Даже такой краткий экскурс в историю вопроса ясно показывает, что определение понятия “жестокое обращение с ребенком” зависит от правовой и моральной точек зрения точно так же, как и от исторически изменяющихся социокультурных и профессиональных подходов и условий. Обобщая сложившиеся в настоящее время подходы к определению этого понятия в цивилизованном мире (Там же. С.2-3; Kindesmisshandlung. Erkennen und Helfen. Berlin 2000; Signale sehen — Hilferufe horen. — Bundesministerium fur Familie, Senioren, Frauen und Jugend. Bonn; Berlin, April 1998; Thiman Praxis — Leitfaden: Hil-fen fur misshandelte Kinder / Hrsg. E. E. Jungjohann / Lemke, Peters & Partner GmbH, Ratingen, 1999; HoUhusen, Bernd: Gewaltpravention — Moglichkeiten und Ansatze in der Jugendhilfe / Vernunft start HSrte: Anforderungen an eine praventive Arbeit zu Gewalt und Aggression. AJS. Koln / Krefeld. Juli, 1998; Feltes Thomas: Abweichendes Verhalten und Gewalt in der Schule — Pada-gogische Reaktionen und Konsequenzen // Jugend — Kriminalitat: wir Diskutieren: Informationen und Bausteine fur Unterricht und ausserschulische Jugendarbeit. 7. uberarbeitete Neuauflage — MAGS, 1997), можно сказать, что жестокое обращение с детьми происходит там и тогда, где и когда детям фактически причиняется вред через оскорбление, несправедливое наказание, побои, чрезмерные требования или запрещения чего-либо из “любви к ребенку”. Оно включает в себя: физически жестокое обращение, убийство, вред вследствие неоказания помощи, дефицит необходимой защиты и заботы, вред психике, пренебрежение.

Пренебрежение — это отсутствие таких необходимых компонентов нормального развития ребенка, как уход, содержание (питание, обеспечение одеждой и т. д.), забота о здоровье, защита, контроль и требовательность родителей или опекунов. Понятие “здоровье ребенка” следует рассматривать в данном контексте очень широко: это и физическое развитие в соответствии с возрастом, и душевное здоровье, и социальная зрелость. Важно обратить внимание на то обстоятельство, что отсутствие требовательности и контроля со стороны родителей оценивается не только как пренебрежение, но и как жестокое обращение. Почему? Основанием для такого подхода являются следующие соображения.

В процессе педагогического и социализационного воздействия ребенку необходимо усвоить те нормы и моральные практики, которые сложились в социуме. Только тогда он имеет шанс интегрироваться в социальное пространство и занять определенную социально одобряемую позицию, дающую ему возможность действовать легально. В противном случае ему предстоит пройти путь формирования девиантной или преступной карьеры, которая, вырастая из неблагоприятных условий в семье, может развиваться по трем схемам: 1) “неудачи в школе — знакомство с преступной субкультурой — правонарушения — тюрьма/колония — углубленная профессионализация в преступном мире”; 2) “неудачи в школе — знакомство с делинквентной субкультурой — девиантное поведение (злоупотребление алкоголем, наркотиками, проституция и т. д.) — смерть или самоубийство”; 3) наложение друг на друга первого и второго направлений.

Психологическое или эмоционально жестокое обращение: поведение, вызывающее у детей страх; заниженные или завышенные требования, свидетельствующие о непризнании ребенка родителями и препятствующие построению им представлений о собственной ценности. Сюда же относятся: душевная жесткость; психологическое давление в унизительных формах (унижение, оскорбление), а также некоторые запреты чего-либо, якобы оправданные любовью; гиперопека и чрезмерная забота, которые могут вызвать чувства беспомощности, бесполезности и абсолютной зависимости ребенка от родителей.

Принуждение “из любви” и невнимание к детским потребностям также являются насилием. Насилие над душой относится к такой форме насилия, которую трудно узнать и воспринять. Оно делает ребенка неуверенным, заставляет держаться особняком, вгоняет в депрессию и печаль или же делает агрессивным и способным к ответному насилию (может быть, не сейчас, а через некоторое время, возможно, — через годы). Если ребенок в прямом или переносном смысле “остается один”, если к нему долгое время не проявляется внимание и нежность, у него не появляется связанной с этим эмоциональной защищенностиь, а это и есть насилие над душой ребенка. Сигналами такого насилия являются: боязливость, запуганность, покорность, апатия, депрессия, пассивность, отставание взросления, тревожность, беспомощность, некоммуникабельность.

Жестокое физическое обращение — насильственное воздействие на ребенка, которое ведет или может привести к причинению физического вреда. Жесткость и интенсивность насильственного поведения оценивается в зависимости от возраста и чувствительности ребенка, а также от отношений между взрослым и ребенком (бытует мнение, что чем ужаснее внешне видимые проявления физического насилия, тем страшнее последствия для развития ребенка. Исследования, однако, показывают, что это не так, поскольку дети и подростки существенно отличаются по своим психологическим характеристикам).

Сексуальное злоупотребление происходит, когда ребенок используется взрослым человеком или старшим ребенком (подростком) как объект для удовлетворения сексуальных потребностей с применением насилия или без него. При этом насильник злоупотребляет доверием ребенка и использует свои властные возможности. Наиболее частые формы сексуальных злоупотреблений: словесные приставания; “сексуальные прикосновения”; оральные, вагинальные и анальные изнасилования. Ребенок не всегда осознает значение злоупотребления (и ему не обязательно будет нанесен физический вред), поэтому он может бездумно согласиться на предлагаемые ему действия.

Причины жестокого обращения с детьми в семье

Причины жестокого обращения с детьми в семье, очевидно, следует рассматривать в четырех контекстах.
Социокулътурный контекст подразумевает анализ классовой структуры общества и экономического состояния отдельных классов (работа/безработица; благосостояние/ситуация бедности; условия проживания). Кроме того, здесь следует учитывать в чем-то специфические для каждого общества установки и отношение к насилию, отношения между поколениями и полами, ролями родителей и детей, формальные и неформальные социальные сети и т. д. Например, в культуре существует взаимосвязь между насильственными формами поведения и представлениями о мужественности, которые вырабатывают у “сильного пола” установку на господство над другими людьми, особенно над девочками и женщинами как лицами, принадлежащими к подчиненному полу. Осуществление такого стремления с помощью насилия признается в большинстве случаев как “легитимное”. И хотя мы видим “провал” этих традиционных представлений о мужественности в современном обществе, этот “провал” снова ведет к насилию со стороны мужского пола. Такая ситуация может выступать причиной эскалации жестокого обращения с детьми в семье со стороны мужчин. Другая причина — распространенные в культуре представления о методах воспитания. До сих пор физическое наказание рассматривается как хорошее средство педагогического воздействия на “непослушного ребенка”.

Семейный контекст включает в себя анализ изменений структуры семьи (снижение рождаемости, плюрализм форм супружества и семьи, частоту разводов и разрыва отношений), специфическую структуру отношений и их динамику (большое количество конфликтов между поколениями, неадекватное распределение власти, двусмысленные области взаимоотношений, конфликты и коллизии между супругами, ролевые изменения в отношениях между родителями и детьми), а также фрагментарность семейных отношений и частые нововведения и изменения. Жестокое обращение с детьми в семье в этом контексте детерминируется стрессами родителей, ссорами между супругами, раздражительностью и нервозностью отца и матери. Самое главное, что при этом ребенок перенимает модель решения конфликтов и усваивает образцы поведения в трудной ситуации. А это в последующем ведет к возрастанию непослушания ребенка и применению в отношении него все более жестких форм “усмирения”.

Индивидуальный контекст родителей опирается на предписанное понимание силы и слабости. Он включает в себя: представления родителей о здоровом образе жизни, специфический взгляд на собственный опыт детства, уровень самооценки и самоконтроля, представления о воспитании и воспитательных методах, степень приспособления к фрустрациям и способность бороться со стрессами.

При рассмотрении индивидуального контекста детей следует учитывать, что дети не только объекты воздействия других, но и сами — действующие лица, они не просто реагируют на все происходящее, но сами создают ситуацию и в определенной мере управляют действиями своих родителей как агентов интеракции. Не следует забывать о том, что дети не обладают достаточными полномочиями и знаниями, позволяющими полностью контролировать ситуацию, С этих позиций жестокое обращение с детьми — это, как правило, выражение власти родителей (и в целом взрослого мира), т. е. остаточная и ущербная часть заботы о ребенке как о вещи, которая еще может пригодиться.

Кризисный контекст должен предусматривать изучение: дефицита средств и возможностей для установления и поддержания бесконфликтной ситуации в семье; нагрузок, вызванных социальными изменениями, и снижение сопротивляемости родителей в кризисных ситуациях; компетентности взрослых людей решать конфликты и изменять свои представления о детях в процессе их взросления и т. д.

Направления исследований

Очевидно, что исследования по теме “Жестокое обращение с детьми в семье” должны включать изучение форм и видов насилия против детей, его причин, последствий (как для человека, так и для социума в целом), а также степени готовности общества противостоять такому насилию. Обозначим лишь некоторые актуальные направления исследований, которые пока не получили развития в российской криминологии и социологии.

При изучении форм и видов жестокого обращения с детьми в семье необходимо обратить внимание на следующие вопросы:

• сексуальные злоупотребления в отношении детей до 5 лет. Как отмечают западные исследователи, такое насилие приобрело широкое распространение во всем цивилизованном мире. Для жертв оно чревато тем, что осознание страшных событий детства через много лет может привести (и приводит) человека к “кризису субъективной идентичности”, который надолго выводит его из полноценной социальной и личной жизни, а зачастую обусловливает и уход в разные формы девиантного поведения;

• сексуальные злоупотребления в отношении детей со стороны женщин. Очевидно, что такие злоупотребления имеют место быть. Вместе с тем они, как и другие виды девиантного и преступного поведения женщин, часто остаются вне поля зрения исследователей и правоохранительных органов;

• распространенность жестокого обращения с детьми в процессе педагогического воздействия. Как показывают данные медицинской статистики, в амбулаторной практике педиатров встречается значительное число больных детей и подростков, нуждающихся в разрешении их психологических проблем: более чем у 40% детей обнаруживались соматогенные психические расстройства; в 20% случаев была разнообразная сомато-вегетативная симптоматика, преимущественно психогенного происхождения; у 10% обнаружены психосоматические расстройства; 14% детей составили группу риска, так как они находились в неблагоприятных семейных условиях или неадекватно воспитывались; в настоящее время у нас ежегодно регистрируются с диагнозом психосоматических расстройств свыше 8 млн. детей (Бойко В. В., Оганян К. М., Копытенкова О. И. Социально защищенные и незащищенные семьи в изменяющейся России. СПб., 1999. С.16). Очевидно, что такое положение дел напрямую связано с жестокостью в семье — ее физическими и психологическими проявлениями.

Неизученными детерминантами жестокого обращения с детьми в семье пока остаются:

• распространенность установок родителей на применение физического и психологического наказания в процессе воспитания;

• связь практики применения насилия в процессе воспитания с собственным опытом детства;

• готовность к изменению подходов в практике педагогического воздействия;

• степень информированности родителей о последствиях насилия над ребенком и ненасильственных способах решения конфликтных ситуаций;

• способность изменения установок родителей в отношении собственных детей в сторону признания их самоценности и относительной автономности.

Очень важным является комплексное изучение института детства в России. Невозможно говорить о полноценной и ненасильственной жизни в семье, если не соблюдаются элементарные права ребенка, если общество не прилагает никаких усилий по поддержке детей и семей. Вот только некоторые цифры:

• по данным Госкомстата РФ в результате разводов только в 1996 г. без одного из родителей осталось 463 527 детей;

• продолжает увеличиваться внебрачная рождаемость; интенсивно растет число внебрачных детей у несовершеннолетних женщин: в 1997 г. зарегистрировано 25,6 тыс. таких новорожденных, в том числе среди пятнадцатилетних и моложе — 3,4 тыс., среди шестнадцатилетних — 7,4 тыс., среди семнадцатилетних — 14,8 тыс.; в общей сложности в 1997 г. было 1,5 млн. одиноких матерей; число родившихся вне брака в 1990 г. составило 14,6% (290,6 тыс.) от общего числа родившихся, а в 1997 — 25,3% (319,2);

• наблюдается рост уровня общей заболеваемости: в 1997г. было зарегистрировано более одного заболевания у 1538,3 детей, у подростков — 1248,1 на 1000 человек населения соответствующего возраста; показатели заболеваемости туберкулезом у детей за 1997 г. увеличились на 11,4% и составил 14,7 на 100 тыс. детского населения; ежегодно в стране злокачественными заболеваниями заболевают 400 тыс. человек, из них — 3 тыс. детей; в 1997 г. уровень заболеваемости сифилисом по сравнению с 1989 г. вырос более чем в 64 раза и составил 277,3 на 100 тыс. человек населения, в 1997 г. у 28 тыс. детей и подростков (из них дети в возрасте до 14 лет составляют 10%) диагностирован сифилис, по сравнению с 1989г. число заболевших увеличилось в 77 раз;

• пособие на ребенка составляет лишь 9% прожиточного минимума ребенка; в 1995 г. среднедушевые денежные доходы ниже прожиточного минимума имели 24,7% населения (около 37 млн человек), а в 1999 г. этот показатель составил 48,9%;

• в России ежегодно 60 тыс. женщин лишаются материнских прав.

Результаты такого отношения к молодому поколению и “заботы” общества о них не замедлили сказаться на росте преступности и увеличении численности несовершеннолетнего населения в тюрьмах и колониях: только в Санкт-Петербурге на учете в ОППН в 2000 г. состояло 12 тыс. несовершеннолетних обоего пола, а в 63 воспитательных колониях Российской Федерации на 1 января 1999 г. содержалось 20,1 тыс. подростков.

Пока не нашли достаточного методологического обоснования и не получили широкого распространения исследования по изучению последствий неявного насилия против детей в семье. Например, имеются данные о том, что существует зависимость между стилем воспитания в семье, психологическими изменениями личности ребенка и поведенческими переменными: попустительский и авторитарный стили вызывают снижение толерантности к фрустрациям, неуспеваемость, бунтарство, депрессии, заниженную самооценку, агрессивность, конфликты с учителями и одноклассниками, алкоголизацию и наркотизацию, бродяжничество, мелкие кражи (Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья. СПб., 1999. С. 262-268).

Зарубежные исследователи приводят аналогичные данные.

• примерно 65% детей, подвергающихся жестокому обращению, имеют нарушения в поведении (39% — в контрольной группе); эти нарушения чаще всего проявляются в виде проблем в школе, а также проблем, связанных с интеграцией в социальную среду;

• эмоциональное насилие или изнасилование ведет к отказу от пищи (21% опрошенных взрослых, подвергшихся в детстве этим формам насилия, в контрольной группе — 8%), нанесению себе какого-нибудь вреда (соответственно — 34 и 1% в контрольной группе), воровству (26 и 6% — в контрольной группе);

• среди взрослых, подвергавшихся жестокому обращению в детстве, курили 62% (16% — в контрольной группе), регулярно потребляли алкоголь 22% (5% — в контрольной группе), использовали наркотики 18% (3% — в контрольной группе), предпринимали попытку суицида — 16% (2% — в контрольной группе), имели трудности с сексом 60% (15% — в контрольной группе);

• женщины, подвергшиеся в детстве сексуальному злоупотреблению, позже гораздо чаще становятся жертвами новых изнасилований.

Однако эти последствия еще не исчерпывают негативного влияния жестокого обращения с человеком в семье в детском возрасте. Очевидно, требуются долгосрочные исследования влияния факторов насилия в семье на судьбу человека, поколения и социума в целом в плане распространения в нем установок на использование насилия при решении различных ситуаций и в процессе достижения намеченной цели.

И последнее, что следует сказать о направлениях исследований по данной теме — это серьезное и конструктивное изучение потенциала общества по изменению ситуации с насилием против детей на уровне официальных (государственных) и неофициальных (общественных) социальных институтов. Здесь следует в первую очередь обратить внимание на анализ законодательства о семье, попечительстве и опеке, социальной поддержке нуждающихся категорий семей. И законодательство, и помощь до сих пор остаются интервенционистскими, т. е. ориентированными не на превенцию, а на наказание, на изъятие ребенка из семьи в случае насилия над ним. Думается, что такой подход лишь усугубляет ситуацию жертвы насилия, поскольку депривация в виде лишения семьи скорее приведет к новому витку в процессе социального исключения, послужит еще большей стигматизации и, следовательно, лишь ускорит процесс развития девиантной или преступной карьеры (разумеется, некоторые случаи насилия над ребенком, когда его жизнь находится в опасности, безусловно требуют изоляции его от негативного воздействия окружения родственников).

Другой вопрос — наличие системы помощи жертвам насилия в семье. Как свидетельствует, например, опыт Германии, эффективная помощь детям, пострадавшим от насилия в семье, зачастую несовместима с применением правоохранительных мер в отношении родителей. Такая помощь может строиться лишь на добровольном желании всей семьи исправить ситуацию. Но одного желания тоже оказывается мало. Требуется поддержка и квалифицированное консультирование профессионалов — психологов, социальных педагогов, медиков, социальных работников и т. д. Понятно, что эти специалисты должны пройти специальную подготовку и иметь стимул для реализации поставленных перед ними целей. Но готовы ли социальные работники в России к оказанию подобного рода помощи и готово ли государство поддерживать эту деятельность? Очевидно, что эти вопросы требуют дополнительного изучения, всестороннего общественного обсуждения и организационной проработки.

Об авторе:
Татьяна Владимировна Шипунова
— кандидат социологических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета.

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100