Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





Назад К содержанию Вперед

О роли экспертно-криминалистической службы в организации системы мониторинга наркоситуации
Аналитическая записка

К. Кузьминых

(текст приводится с незначительными сокращениями)

Сегодня в России наркобизнес превратился в одну из ключевых отраслей теневой экономики, а получаемые российскими и зарубежными организованными преступными сообществами доходы от операций на нелегальном рынке наркотиков исчисляются миллиардами долларов. Эти теневые доходы идут на укрепление финансовой базы организованной преступности и коррупции, на финансирование террористических организаций.

Но что такое нелегальный рынок наркотиков, какова его структура? Могут ли правоохранительные органы своевременно отслеживать ее изменения с тем, чтобы упреждающе противостоять организации новых каналов поступления и сбыта наркотиков? На эти вопросы сегодня специалисты не могут дать удовлетворительных ответов.

На состоявшемся 15 мая 2002 г. заседании окружной антинаркотической комиссии в докладе рабочей группы под руководством А. Аграшенкова было указано, что “если говорить об объективности и тем более об оперативности оценки наркоситуации, о соответствии данных официальной статистики реальному состоянию наркоситуации, то в настоящее время ни государственные структуры, ни общественные организации, ни отдельные исследователи не располагают необходимым комплексом показателей, определенных с достаточной степенью достоверности…, по причине отсутствия комплексной системы мониторинга наркоситуации”. Прямым следствием отсутствия системы мониторинга является невозможность достоверно оценить эффективность принимаемых мер по стабилизации наркоситуации, обосновать необходимые для сокращения уровня немедицинского употребления и незаконного оборота наркотиков организационно-тактические решения и требующиеся для их реализации финансовые затраты.

Одним из элементов мониторинга наркоситуации является мониторинг структуры нелегального рынка наркотиков.

Санкт-Петербургским университетом МВД России, ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области был проведен анализ традиционных данных о структуре нелегального рынка наркотиков, основанных на сведениях об изъятиях из незаконного оборота различных видов наркотических средств и психотропных веществ. Как видно из официальной статистики, в 2001 – 2002 гг., как и несколькими годами ранее, в структуре нелегального рынка наркотиков продолжал доминировать героин (диаграмма 1).

Диаграмма 1

Наибольший рост изъятий героина из незаконного оборота, как в целом по России, так и в Санкт-Петербурге, имел место в 1999 – 2000 гг. (см. диаграмму 2)

Диаграмма 2

Из диаграммы 2 видно, что, несмотря на активизацию усилий правоохранительных органов по выявлению каналов поступления героина из-за рубежа, наблюдающееся в последнее время усиление мер по выявлению наркотрафика из государств Средней Азии, известные военные операции в Афганистане, официальная статистика продолжает свидетельствовать о сохранении доли героина в структуре нелегального рынка наркотиков как в целом по России, так и в Санкт-Петербурге, на стабильно высоком уровне.

О чем это говорит? Либо предпринимаемые усилия не смогли оказать влияния на состояние наркоситуации и существенно не отразились на структуре нелегального рынка наркотиков, либо официальная статистика не отражает реального положения вещей.

Известно, что нелегальный наркопрепарат – сложная субстанция, не имеющая “гостированных” параметров качества. Кроме общей массы она характеризуется и компонентным составом, который, как известно, может существенно меняться. Вероятно, именно эти изменения и не нашли отражения в официальной статистике. А тем не менее, как показал проведенный нами анализ выполненных в ЭКУ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области экспертиз, в которых устанавливалось количественное содержание диацетилморфина в уличных препаратах героина, такие изменения в 2001 – 2002 гг. были весьма существенными.

Справка: В соответствии с заключениями Постоянного комитета по контролю наркотиков, героин определяется как любой препарат, содержащий диацетилморфин - количественное содержание диацетилморфина в препарате не имеет значения. Иными словами, в современной правоприменительной практике героином может быть признана вся масса вещества, независимо от процентного содержания в нем диацетиморфина. Такое положение имеет место с 1996 года, в то время как ранее для определения массы героина требовалось не только установить наличие в порошке диацетилморфина, но и определить его количественное содержание в процентах от массы изъятого вещества. До 1996 г. понятия “героин” и “диацетилморфин” рассматривались как синонимы. До последнего времени, и даже сегодня, сохраняется ситуация, когда добавив в 1 кг героина 9 кг глюкозы мы, согласно действующим заключениям Постоянного комитета по контролю наркотиков, получим 10 кг того же героина. В некоторых случаях (примерно в 1 из 10) ввиду специального требования следствия или адвоката экспертиза проводит количественное определение содержания диацетилморфина в изъятом порошке. Однако, ввиду слабой аппаратурной базы ЭКП проводить количественный анализ даже пятой части изымаемых из незаконного оборота уличных препаратов героина не представляется возможным. В результате между следователями, прокурорами и адвокатами продолжаются нелепые споры о том, какою массу наркотика, изъятого у обвиняемого, считать доказанной. Еще до конца 90-х годов, когда уличные препараты героина содержали 50% и более диацетилморфина данное определение понятия “героин” как любого препарата, содержащего диацетилморфин, в большинстве случаев было допустимым и более того – облегчало работу экспертной службы по делам о наркотических средствах, количество фактов изъятий которых увеличивалось в “геометрической” прогрессии. Сегодня же, и это показывает текущая судебная практика, в целом ряде случаев такая трактовка понятия “героин” приводит к нонсенсу – наркотическим средством признается по сути не активное вещество. С другой стороны, и правоохранительные органы, не учитывая качественные характеристики уличных препаратов героина, вынуждены давать искаженную статистику об объемах изъятий героина из незаконного оборота.

На диаграмме 3 представлена динамика среднего содержания диацетилморфина в уличных препаратах героина в Санкт-Петербурге с 1996 г. по I полугодие 2002 г. Из диаграммы видно, что в 2001 – 2002 гг. произошло существенное снижение “качества” уличных препаратов героина за счет разбавления более качественных героиновых препаратов различными наполнителями или добавками – сахарами, димедролом, хингамином и пр. При этом если раньше разбавление героина было распространено в основном на стадии продажи наркотика потребителям, то сейчас имеются основания полагать, что и оптовые поставки героина поступают на нелегальный рынок с существенным разбавлением наркотика. Показательно в этой связи, что в конце апреля 2002 г. в Санкт-Петербурге была изъята крупная партия героина, к которой прилагалось такое же количество наполнителя – хингамина. При этом героин массой около 1 кг уже содержал всего 5% диацетилморфина, а при его разбавлении прилагавшимся к нему количеством хингамина, содержание диацетилморфина в этой оптовой партии составило бы 2,5%.

Диаграмма 3: в уличных препаратах героина в Санкт-Петербурге и Ленинградской области произошло существенное снижение содержания диацетилморфина – в среднем с 70% в 1996 – 2000 гг. до 12% в 2001 г. и 8% и менее в 2002 г.

Сегодня нередко изъятые “чеки” героина содержат менее 1% диацетилморфина, что делает такие уличные препараты практически неактивными по сравнению с теми, которые имели распространение еще в 1997 – 2000 гг. Об этом же свидетельствуют и результаты проведенного нами опроса потребителей наркотиков, сотрудников правоохранительных органов и медицинских работников. Более 70% опрошенных оценили “качество” героина в Санкт-Петербурге как низкое, причем существенное снижение “качества” уличных препаратов героина, как указало большинство респондентов, имело место в 2001 г.

Данные опросов убедительно подтверждаются результатами проведенного нами анализа данных экспертно-криминалистических подразделений о содержании диацетилморфина в уличных препаратах героина и массах “чеков” уличных препаратов героина (в ходе исследования мы провели анализ масс героина в 21,8 тыс. упаковок, поступивших на исследование в 1998 – 2002 гг.). На диаграмме 4 приведена динамика качественных параметров уличных препаратов героина с учетом минимально необходимой для получения наркотического эффекта дозы диацетилморфина. Как видно из диаграммы, с 1998 по 2002 гг. средняя масса героина в “чеке” увеличилась почти вдвое, а количество содержащихся в нем минимальных наркотических доз сократилось в пять раз.

Диаграмма 4: Динамика характеристик уличных препаратов героина в Санкт-Петербурге в 1998 – 2002 гг.

Данная ситуация имеет и токсикологическое значение. Если наркопотребитель сегодня все более убеждается в слабой активности уличного героина, не видя особой опасности в двукратком и более увеличении дозы, то в очередной раз получив от сбытчика “чек” героина, который окажется таким же “качественным”, как и в 1999 году или смесевой формой наркотика, он весьма рискует получить передозировку, возможно с летальным исходом.

Справка: сегодня судебные медики уже говорят о том, что официальная статистика совершенно не отражает реальной картины смертности от наркотиков.

Рассматривая наркобизнес как специфическую сферу теневой экономики, логично было бы предположить, что существенное снижение качества наркопрепарата должно было бы привести к снижению его доли в структуре потребления: как известно, резкое увеличение поставок сравнительно качественного и недорогого героина в Санкт-Петербург во второй половине 90-х годов привело к практически полному вытеснению с нелегального рынка маковой соломы, ацетилированного опия и опия-сырца – до этого весьма распространенных в городе наркотических средств. Представляется, что тенденция вытеснения героина с нелегального рынка наркотиков должна быть еще более выражена, учитывая, что цены на уличные препараты героина не снижались пропорционально снижению “качества” наркотика (диаграмма 5).

Диаграмма 5: качество героина в 2001 году резко снизилось, а цена и сейчас практически не меняется…

Если учесть среднее количественное содержание диацетилморфина в изъятых уличных препаратах героина и проанализировать объемы изъятий этого наркотика не в количестве фактов и общей массы, а в количестве изъятых доз, то динамика изъятий героина будет выглядеть несколько иначе (см. диаграмму 6). Даже при условии, что к концу текущего года из незаконного оборота будет изъято более 50 кг героина, по количеству минимальных доз наркотика это не превысит уровень 1998 года, в то время как общая масса порошка будет не ниже, чем масса героина, изъятого в наиболее удачном в этом отношении 1999 году.

Диаграмма 6

Ранее мы обращали внимание на то, что несмотря на наблюдавшийся в конце 90-х годов и в 2000 г. беспрецедентный рост уровня распространения героина в структуре наркооборота, такое положение вещей следовало рассматривать все же как временный фактор. С изменением ситуации, связанной с наркотрафиком из центральноазиатских государств, потоки героина в Россию могут резко сократиться. Но при этом вряд ли столь же резко сократится спрос на героин. В этих условиях “карт-бланш” получат внутрироссийские подпольные лаборатории, изготавливающие синтетические заменители героина – более активные и значительно более токсичные вещества: 3-метилфентанил, этанитазен, а также широко известный и в середине 90-х годов весьма распространенный в Санкт-Петербурге – метадон. Представляется, что в настоящее время ситуация уже меняется в соответствии с данным прогнозом. При этом в случае существенного распространения на нелегальном рынке синтетических аналогов героина потребуется расширение технической базы экспертно-криминалистических подразделений, без чего будет невозможно идентифицировать новые наркотики, особенно смесевые формы наркотических средств, что является гораздо более сложным процессом, чем идентификация героина. С другой стороны, продолжая акцентировать внимание на выявлении героинсодержащих препаратов, можно упустить ситуацию с распространением синтетических наркотических средств.

Учитывая данные факты, Санкт-Петербургский университет МВД России, ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Санкт-Петербургский общественный фонд “Наркологическая безопасность” и РОО “СПИД. Статистика. Здоровье” провели исследование использованных одноразовых шприцев, сдаваемых в работающие в городе пункты обмена шприцев.

Результаты, полученные при исследовании 50 шприцев, сданных в пункты обмена в июле 2002 г.: только 12% шприцев содержали следы героина, в то время как в 42% шприцев был обнаружен метадон, доля которого в структуре нелегального рынка наркотиков, согласно официальной статистике, оценивалось всего в 0,5%. В августе мы провели анализ еще 29 шприцев. Результат тот же: 20,7% - героин, 58,6% - метадон.

Таблица 1

Результаты исследования шприцев, сданных потребителями наркотиков в пункты обмена шприцев в Санкт-Петербурге в июле – августе 2002 г.

Результат исследования Количество исследованных шприцев % от общего количества результатов
Июль 2002 г.
Героин 6 12,0 %
Метадон 21 42,0 %
Не обнаружено 23 46,0 %
Август 2002 г.
Героин 6 20,7 %
Метадон 17 58,6 %
Не обнаружено 6 20,7 %
Всего, июль – август 2002 г.
Героин 12 15,2 %
Метадон 38 48,1 %
Не обнаружено 29 36,7 %

Эти результаты нашли подтверждение и при анализе шприцев, собранных в рамках данного исследования во Всеволожском и Адмиралтейском районах Санкт-Петербурга. На основании данных результатов, безусловно, нельзя сделать вывод о том, что уровень распространения героина на нелегальном рынке в Санкт-Петербурге не 80, а 15 процентов, а метадона – не 0,5, а 50%. Для внесения соответствующих корректив в официальную статистику необходимо провести исследование не 100 или 200 использованных шприцев, а гораздо большего количества, в том числе с дифференцировкой по районам города. Однако, эти результаты показывают, что наряду с официальной статистикой для оценки структуры нелегального рынка наркотиков необходимо располагать данными, полученными в ходе подобного рода скрининговых исследований, не связанных со статистикой изъятий наркотиков из незаконного оборота и со статистикой наркологической службы. Следует отметить и то, что в основе распространенности метадона, а возможно и иных синтетических опиатов, на нелегальном рынке очевидно лежит резкое снижение качества уличных препаратов героина в 2001 – 2002 гг. Употребляющие героин наркозависимые в данных условиях вынуждены искать синтетические заменители героина, к числу которых относится и метадон, а также целый ряд других высоко активных и при этом весьма токсичных синтетических опиатов.

Не снижая значения данных правоохранительных органов и наркологической службы в системе оценки структуры нелегального рынка наркотиков, следует отметить, что получаемая таким образом информация не может полноценно отражать реальное состояние структуры нелегального рынка наркотических средств.

Во-первых, в наркологические учреждения обращаются в основном лица с развившейся физической зависимостью от опиатов, и таким образом, статистика органов здравоохранения отражает структуру нелегального рынка наркотиков примерно полугодичной или даже годичной давности. Более того, на достоверность данных, получаемых органами здравоохранения, в известной степени, отрицательно влияют и особенности сбора сведений об анамнезе пациента. Нередко, такие данные могут быть получены только со слов пациента или его родственников, которые далеко не всегда сами в достаточно степени осведомлены о составе веществ, ставших предметом немедицинского потребления, а нередко и не хотят добровольно сообщать такие сведения работникам государственных наркологических учреждений.

Во-вторых, наиболее легко попадают в сферу деятельности правоохранительных органов прежде всего героиновые наркозависимые. При том, что правоохранительные органы выявляют не более 10% преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, причем в основном – наиболее очевидные, предоставляемая ими статистика также не вполне объективно отражает структуру нелегального рынка наркотиков. Результаты проведенного нами анкетирования сотрудников органов внутренних дел Санкт-Петербурга показали, что более 70% опрошенных считают, что официальная статистика правоохранительных органов не отражает реальной структуры нелегального рынка наркотиков.

Последним по порядку, но далеко не по значению, является вопрос об изучении состава наиболее распространенных на нелегальном рынке наркотических средств с целью выявления в нем компонентов, способных оказывать влияние на особенности наркотической интоксикации и на ее последствия. В настоящее время такие данные наркологическим учреждениям и токсикологическим центрам практически не доступны. На это хотелось бы обратить особое внимание, поскольку данный вопрос является не проблемой органов внутренних дел, а самой что ни на есть межведомственной проблемой.

В то же время, поступающие в экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел изымаемые на нелегальном рынке наркотики выборочно уже давно могли бы систематически исследоваться не только на содержание основных наркотических компонентов (что, как правило, вполне достаточно для решения задач предварительного следствия), но и на содержание сопутствующих веществ. Такая информация может оперативно направляться в органы здравоохранения, что позволит проводить более точную диагностику состояния пациентов как в наркологических учреждениях, так и в токсикологических центрах. Обобщенный анализ данных о компонентном составе наркотиков может представлять интерес и для оперативно-розыскных подразделений, поскольку на основе его изучения могут выдвигаться и проверяться версии о каналах поступления и сбыта наркотиков.

Однако, для эффективной организации работы экспертно-криминалистических подразделений по исследованию структуры нелегального рынка наркотиков на системной основе необходима организация специализированной лаборатории по исследованию нелегальных наркотических препаратов.

Проводимые в настоящее время экспертно-криминалистическими подразделениями исследования наркотических средств, направленные в 99% случаях только на установления минимально необходимого для решения вопроса о возбуждении дела или о квалификации преступления количества признаков, не позволяют систематически отслеживать состав нелегальных наркопрепаратов. Соответствующие данные, которыми располагают в настоящее время экспертно-криминалистические подразделения, не могут быть удовлетворительно использованы оперативно-розыскными подразделениями для проверки версий о каналах поступления и сбыта наркотиков, а также о структуре нелегального рынка наркотиков не только в районах города, но в целом на территории Санкт-Петербурга.

Для решения этой задачи необходима организация системного сравнительного исследования изымаемых из незаконного оборота наркотиков, что возможно лишь при наличии в структуре экспертно-криминалистической службы специализированной лаборатории по исследованию нелегальных наркопрепаратов.

Состояние материально-технического обеспечения экспертно-криминалистической службы по линии исследования наркотиков на протяжении более 5 лет продолжает оставаться по сути критическим. С этим нам пришлось в очередной раз столкнуться и сейчас – в ходе проведения исследования одноразовых шприцев.

Прежде всего, это крайне слабая для регионального экспертного подразделения одного из крупнейших городов России материально-техническая база. В настоящее время экспертно-криминалистические подразделения города и области оснащены всего одним хромато-масс-спектрометром – прибором, без помощи которого не могут проводиться не только исследования, о которых мы рассказали выше, но и все более многочисленные химические анализы изымаемых из незаконного оборота порошков и таблеток, внешний вид которых никак не ориентирует на их состав. При этом хромато-масс-спектрометр работает в ЭКУ ГУВД с 1994 года и уже выработал весь гарантированный фирмой – изготовителем временной ресурс.

Прибор не оснащен и автосемплером – специальной установкой для автоматического ввода проб, в связи с чем проведение описанных выше так называемых скрининговых исследований на системной основе, а не разово (как это сделали мы), экспертами химической лаборатории ЭКУ ГУВД представляется не возможным, тем более учитывая крайне высокую нагрузку ее сотрудников: сегодня эксперт – химик в среднем выполняет порядка 150 экспертиз и исследований в месяц, что в 9 раз превышает нормы, установленные ведомственными нормативными документами.

Сохраняющаяся на протяжении длительного времени проблема отсутствия в лаборатории необходимого количества расходных материалов, запасных частей для приборной базы постоянно ставит под угрозу срыва работу единственной в городе в структуре органов внутренних дел лаборатории, способной быстро и с высокой степенью достоверности идентифицировать синтетические и полусинтетически наркотики. А остановка работы лаборатории – это задержка расследования уголовных дел, проверки оперативных материалов, существенные нарушения процессуальных сроков…

Если же говорить о средствах, выделенных ЭКУ ГУВД на приобретение расходных материалов и запчастей для поддержания работы приборной базы химлаборатории, то объемы финансирования совершенно неадекватны объемам работы по идентификации наркотиков, изымаемых из незаконного оборота в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, а также тому уровню химико-аналитических исследований, который необходим сегодня для экспертно-криминалистического обеспечения противодействия незаконному обороту наркотиков.

Неслучайно, доля сравнительных исследований того же героина, проводимых в ЭКУ ГУВД и необходимых прежде всего для выявления каналов поступления и сбыта этого наркотика, не превышает 2-3% от общего числа исследований уличных препаратов героина, а доля экспертиз и исследований, при которых производится количественный анализ героина на содержание наркотическиактивных компонентов – не превышает 10 – 15%.

Не вкладывая сегодня необходимых финансовых средств в криминалистические лаборатории, производящие исследования наркотиков, мы не только не сможем проводить мониторинг наркоситуации, но рано или поздно окажемся не в состоянии обеспечить минимально необходимый уровень экспертного обеспечения расследования наркопреступлений.

Вопрос о финансовом обеспечении химико-аналитической работы в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков сегодня должен стать предметом обсуждения на межведомственных антинаркотических комиссиях, поскольку задачи, которые должны решать экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел при исследовании уличных наркопрепаратов в настоящее время уже приобрели межведомственный характер и напрямую связаны не только с работой оперативно-розыскных подразделений и следственных аппаратов, но и с работой наркологических учреждений и токсикологических центров, с проведением реального мониторинга наркоситуации.

Назад К содержанию Вперед
 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100