Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





индивидуальная обзорная экскурсия по петербургу

o-leningrade.ru

Прокат катера

В продаже - Прокат, низкие цены! Невостребованные остатки

gidriki.ru

Назад К содержанию Дальше

Доклад по проекту, проводимому молодыми симбирскими социологами из научно-исследовательского центра “Регион”. Отличается тщательным анализом экспериментальных данных, попыткой дать рекомендации для планирования и проведения программ профилактики наркомании. Обращаем внимание на сходство выводов симбирских исследователей с выводами, сделанными на основании анализа питерских данных (http://www.narcom.ru/ideas/socio/46.html).
Все выделения в тексте сделаны редакцией НарКома.

Паника и изоляция или знание и помощь?
Рост потребления наркотиков среди различных групп молодежи: стратегии общественного реагирования в региональном контексте социальных изменений

Опыт исследований НИЦ "Регион" по молодежной наркомании показал, что за последние несколько лет в обществе существенно изменились типы реагирования на данную проблему. Часть этих реакций направлена на принятие наркотиков, часть на борьбу с ними. Формирование и утверждение новых реакций привело к пересмотру моделей восприятия молодежной наркомании. Смысловое содержание этих новых моделей малоизвестно. Отсюда, непредсказуемость дальнейшего развития молодежной наркомании, а также несогласованность социальных программ и практик по ее предупреждению с реальной действительностью. Поэтому, наш проект был направлен на изучение комплекса социальных реакций на проблему молодежной наркомании. Мы ставили перед собой задачу выявления факторов, формирующих основные типы социального реагирования. Таким образом, объектом исследования являются социальные реакции, возникающие в обществе вокруг проблемы молодежной наркомании, а также участники этих реакций. Надеемся, что результаты нашего проекта помогут в создании новых социальных программ по профилактике наркомании. Уже сейчас они положены в основу антинаркотической программы, разрабатываемой Комитетом по делам молодежи мэрии г. Ульяновска.

В рамках проекта НИЦ “Регион” исследовал проблему молодежной наркомании в трех регионах Поволжья: республике Татарстан, Ульяновской и Самарской областях. За этот период проведено 695 школьных сочинений, 217 интервью, 13 фокус-групп и 9 дискуссий на родительских собраниях, а также собраны все доступные статистические данные и сделан контент-анализ региональной прессы за сентябрь 1999 - март 2000 года.

"Эксперты"

Проведенное исследование позволяет утверждать, что общество признало молодежную наркоманию как социальную проблему: наркомания имеет не только правовые и медицинские, но и социокультурные определения. Молодежная наркомания сделалась темой широкого обсуждения, полемики, получила различные описания и способы решения. Таким образом, проблема молодежной наркомании стала легитимной. Ее сегодняшнее состояние можно назвать этапом “определения политики”. Моральную панику, при которой единственной реакцией общества было требование “сделать хоть что-то”, сменили дискуссии о специальных программах профилактики наркомании.

Каждая из программ профилактики представляет собой свой тип реагирования на проблему молодежной наркомании. Анализ таких программ показал, что ведущими являются два типа реагирования:

  1. “Молодежная наркомания – новая асоциальная привычка”;
  2. “Молодежная наркомания – новая социальная болезнь”.

Согласно первой точке зрения, наркомания ничем не отличается от употребления алкоголя, курения и даже совершения правонарушений: те же причины возникновения, те же самые группы детей и подростков. Отсюда, для решения проблемы молодежной наркомании предлагается адаптировать уже имеющиеся методики профилактики раннего алкоголизма и табакокурения. При этом основная ответственность за реализацию программы ложится на школу. Второй подход определяет наркоманию как особое социальное явление. Поэтому, ее профилактика требует качественно новых методик, а также открытия специальных центров, которые разрабатывают и реализуют такие методики. Таким образом, второй подход выводит профилактику наркомании за рамки школы и делает ее проблемой всего общества. В свою очередь это предполагает новые формы институционализации проблемы молодежной наркомании. Положительный пример такого подхода показывает Самарская область.

Все административные лица, занимающиеся молодежью, заявляют, что главным принципом профилактики наркомании является системность. Этот принцип предполагает сотрудничество всех органов: от школы и районных психологических центров до администрации города (области). На деле же, как показало наше исследование, происходит конкурентная борьба за право единоличного руководства профилактикой наркомании. Новой для нашего общества стала реакция политического манипулирования проблемой молодежной наркомании. В этом смысле интересным оказался анализ предвыборных кампаний в Государственную Думу РФ (декабрь, 1999 г.). Практически все местные политики включили предотвращение именно молодежной наркомании в свои политические программы.

Настораживает и тенденция коммерционализации программ по наркомании. Эксперты считают, что часть авторов программ разрабатывает их ради личной выгоды. Коммерческий интерес приводит к тому, что основное внимание уделяется не программам по профилактике наркомании, а программам по реабилитации больных наркоманией, вложения в которые быстро окупаются за счет предоставления платных услуг. Для городских отделов образования и психологических центров такие коммерческие программы по профилактике наркомании недоступны. В итоге, они вынуждены сами составлять собственные программы, качества которых заметно уступает коммерческим проектам.

Экспертные интервью наглядно показали, что реакции административных органов на разных уровнях власти отличаются между собой. Инициаторами программ на государственном уровне выступают министерства и ведомства, которые "спускают" свои разработки на региональные органы власти: областную администрацию, правоохранительные органы и комитеты здравоохранения. Лейтмотив таких антинаркотических программ - борьба с наркоманией. Ее основные направления - пресечение сбыта и производства наркотиков, усиление материально-технической базы отделов УВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, а также оснащение наркодиспансеров, создание коммерческих реабилитационных центров для больных наркоманией. Таким образом, на государственном уровне приоритет решения проблемы молодежной наркомании отдается в пользу правоохранительных и медицинских органов, чьи способы реагирования обычно не выходят за рамки карательных и принудительных мер. При этом профилактике наркомании отводится второстепенное место. Перед профилактикой ставится задача "уменьшение спроса на наркотики со стороны подростков", то есть она также формулируется в терминах правоохранительных органов.

На среднем уровне проблемой молодежной наркомании занимаются городские и районные учреждения, например, городские комитеты по делам молодежи, управления образования, а также различные социальные и психологические центры. Именно эти учреждения являются непосредственными организаторами мероприятий по профилактике наркомании, однако, их редко упоминают в областных программах, где в качестве основных исполнителей заявляются различные органы региональной власти. Возможно, игнорирование областными программами непосредственных исполнителей определяет низкую эффективность реализации этих программ, которые ставятся в зависимость от инициативы и творческого потенциала отдельных учреждений среднего уровня.

Эксперты среднего уровня настроены очень критично. Они полагают, что государство возложило на них всю ответственность за проблему молодежной наркомании, отстранившись от участия в ее решении. На их взгляд, проблема молодежной наркомании требует в первую очередь государственного вмешательства, и поэтому все местные программы заведомо обречены на неудачу. Для них наркомания - это "знак времени", общий результат перемен, произошедших в стране за последние десять лет. Руководители среднего уровня объясняют рост наркомании потерей ценностей и идеалов не только у молодежи, но у всего населения. Опираясь на результаты исследования, мы можем констатировать, что во всех трех регионах существует разрыв между государственным уровнем и среднем уровнем на всех этапах профилактики наркомании: от разработки программы, назначения ее конкретных исполнителей - до их реализации.

Наконец, необходимо выделить первичный уровень социального контроля. Его основные субъекты - школы и инспекции по делам несовершеннолетних. Их волнует отсутствие заинтересованности государственных органов в оценке эффективности их работы. Они испытывают острую потребность в методической литературе и профессиональных консультациях. Их реакции на проблему молодежной наркомании консервативны. В школах по-прежнему стремятся поставить на наркологический и милицейский учет всех учеников, употребляющих наркотики. Позиция по отношению к таким ученикам зависит от установок на воспитание директора школа и завучей. Сторонники "советской" воспитательной системы выступают за исключение из школы даже за разовые употребления наркотиков. Директора, придерживающиеся более демократичного подхода к воспитанию, считают, что учителя должны терпеть "трудных" подростков, и их исключение из школы - это крайняя мера. Однако все директора без исключения убеждены, что начать употреблять наркотики способны не все школьники, а только "трудные" или "патологические" подростки. Отсюда, проблему молодежной наркомании, по их мнению, должны решать специальные учреждения, например, некоторые из учителей предлагали создать закрытые "загородные" школы для ребят, употребляющих наркотики.

Итак, сегодняшняя ситуация по профилактике наркомании характеризуется отсутствием прочных межуровневых связей между субъектами социальной политики. Все эксперты выступили за создание на государственном уровне специального межведомственного органа, координирующего всю работу по проблеме молодежной наркомании. Областные и городские административные органы считают, что инициатива по составлению программ профилактики должна исходить "сверху". Себя они видят скорее исполнителями, чем разработчиками подобных программ.

"Молодежь"

Для многих подростков и молодежи наркотики не являются социальной или личностной проблемой, они скорее воспринимают наркотики как часть своей повседневной жизни. Отсюда, тесная взаимосвязь наркотиков с различными сферами жизни подростков: “двором”, компанией знакомых, “клубом, дискотекой” и т.п. Наркотики становятся реальным или символическим элементом не только молодежных, но и детских культур. Так, если сегодняшние десятиклассники первый раз слышали о наркотиках в 9-10 лет, то шестиклассники узнали о них уже в 6-7 лет. Важно отметить, что так или иначе наркотики включаются в детскую игру. “Наблюдения за наркоманами”, “убегания от наркоманов”, игра с найденными шприцами и т.п. – это все не так уж редко встречающие детские игры.

В своем исследовании мы не ставили задачи выявления масштабов наркомании. Эта проблема уже была ранее изучена нашими коллегами в каждом из выбранных регионов. Для нас было важно найти показатели, определяющие характер реагирования подростков на проблему наркомании. На наш взгляд, наиболее существенными являются такие показатели, как:

  1. Доля девочек, пробовавших наркотики.
  2. Отношение между числом подростков, имеющих друзей с опытом употребления наркотиков и не имеющих таких друзей.

Эти два показателя позволяют выявить в каждом классе (школе) “группы риска”, а также в целом дать прогноз развитие ситуации с употреблением наркотиков. Оказалось, что в классах с высокой долей девочек, пробовавших наркотики, и большим числом подростков, имеющих друзей с опытом употребления наркотиков, практически все школьники терпимо относятся к ним и не видят в их употреблении ничего страшного. В таких классах личный опыт употребления наркотиков не скрывается от одноклассников, а сами наркотики являются обычной темой разговоров в классе. Парадоксально, но главная проблема в этих классах состояла в том, чтобы найти ребят с реакциями неприятия наркотиков. Отметим, что возникновение реакций неприятия в классах “риска” также во многом связанны с наркотиками, например, со смертью друга от передозировки и т.п. Исходя из рассматриваемых показателей, наиболее опасная ситуация сложилась в г. Ульяновске, Димитровграде и Тольятти.

В классах, где данные показатели низки, для большинства подростков характерны социально одобряемые реакции. Ребята обычно скрывают то, что они пробовали наркотики. Эта тема широко не обсуждается среди одноклассников. Чаще всего инициаторами бесед о наркотиках становятся взрослые: родители, учителями, тренеры спортивных секций и т.п. Однако и в таких классах есть свои “подводные камни”. Например, среди ребят довольно заметна реакция усталости от широкого потока информации о наркотиках. Реакция усталости выражается в сознательном избегании любых материалов о наркотиках: передач по телевидению, статей в СМИ, классных часов и т.д. Другая проблема заключается в том, что мнения школьников шаблоны, они выражают скорее позицию родителей или классного руководителя, нежели самого подростка. Не зря в фокус-группах ребята часто ссылались именно на родителей и учителей, когда им было необходимо обосновать свою точку зрения. Следовательно, отношение к наркотикам не связано с ценностным миром самого подростка и зависит от внешних факторов. Такой тип реагирования характерен для специализированных классов и “элитных” школ. Он встречается в каждом из городов и не имеет ярко выраженную региональную специфику.

Анализ используемых в школах программ по профилактике наркомании показал, что большинство из них составлено без учета возрастных и гендерных особенностей. Самая распространенная практика - администрация школы по своему усмотрению выбирает классы, в которых будут проводиться мероприятия против наркотиков. Как правило, это бывают 9-10 классы, на лекции с наркологом или психологом иногда собирают сразу по два-три класса. Администрация школы считает 6-8-классников еще слишком маленькими, чтобы знать о наркотиках. Тем более не идет речь о каких-либо отдельных программах профилактики для мальчиков и девочек. Однако можно выделить ряд отличий в реагировании на проблему наркотиков в разных возрастных и половых группах. Мы думаем, что внимание к ним повысит эффективность этих программ.

Возрастные особенности

Современные шестиклассники в той или иной степени знают, что такое наркотики. Они без труда могут дать определение наркотика, назвать некоторые из них, например, героин, кокаин, трава, клей “Момент”. Для них наркотики - это самое “страшное”, “опасное”, “пугающее”, что есть в жизни. Такая реакция вполне закономерна, ведь для многих шестиклассников первая информация о наркотиках воспринимается как шок, даже если ее сообщают родители. Пожалуй, наиболее сильное воздействие на детей оказывает телевидение. В телепередачах они чаще всего обращают внимания не на антинаркотический пафос передач, а на само действо: внешний вид наркоманов, их жилища, слежку за ними милицией, перевозку наркотиков и т.п. Поэтому, школьники средних классов чаще всего узнают впервые о наркотиках из таких передач, как “Дорожный патруль”, “Человек и закон”, местных криминальных новостей, молодежных сериалов.

В этом возрасте ребята еще мало обсуждают наркотики с компанией своих друзей и не боятся обращаться с вопросами на эту тему к взрослым. Кроме того, среди шестиклассников наиболее распространены различные мифы про наркоманов. Эти мифы чаще всего строятся вокруг ситуация принуждения детей к употреблению наркотиков. К числу таких мифов можно отнести истории о “конфетах с наркотиками вместо начинки”, “о дядях, вкалывающих наркотики детям в автобусах” и т.п. Поэтому, дети 10-12 лет особо выделяют людей, принимающих наркотики, из круга своих знакомых. Такие люди воспринимаются ими как опасность.

К восьмому классу происходят качественные изменения в отношениях к наркотикам. Главная причина этих изменений - в том, что наркотики для подростка становятся персонифицированными. Наркотики непосредственно связываются с друзьями и знакомыми, попробовавшими их. Отсюда, реакции на наркотики во многом определяются личным отношением подростка к человеку, их употребляющему. Восьмиклассники гораздо больше получают сведений о наркотиках от своих друзей, чем шестиклассники. К тому же они чаще делятся с друзьями своими впечатлениями от телепрограмм о наркотиках. Результаты исследование дают основание предполагать, что общение с друзьями на “интересные, но опасные” темы, их совместное проговаривание является личностной потребностью подростка. К сожалению, большинство мероприятий, проводимых в школе, делают ребят пассивными слушателями, а не активными участниками обсуждения проблемы. К 13-14 годам заметно изменяется и содержание мифов о наркотиках, в которых основное место занимают истории о знакомых, принимающих наркотики, о различных “глюках”, способах употребления наркотиков, а также их покупки. Степень доверия к данным мифам также влияет на реакции подростков на проблему наркомании. Поэтому, у восьмиклассников представления о наркотиках противоречивы, например, они могут приписывать героину последствия от употребления анаши и наоборот. На наш взгляд, именно в этом возрасте будет эффективным хорошо продуманный информационный подход к профилактике наркомании.

Десятиклассники придерживаются мнения, что принимать или не принимать наркотики - это личное решение человека. Никто из взрослых не может помешать подростку их попробовать. Для них наркотики затрагивают ту сферу личной жизни, в которую они не хотели бы пускать взрослых. Применение качественных методов позволило нам обнаружить некоторые причины такой реакции старшеклассников. Вначале необходимо остановиться на особенностях социализации нынешних десятиклассников. По их словам, они узнали о наркотиках еще до того, как о них стали широко говорить в СМИ. Большинству из них о наркотиках рассказали друзья или знакомые, но не родители или учителя. Таким образом, у сегодняшних десятиклассников нет опыта проговаривания темы наркотиков с взрослыми. Отсюда, и стремление обсуждать эту тему только со своими сверстниками. Тем более что для старших подростков именно компания является той сферой жизни, в которой он чувствует себя самостоятельными и взрослыми.

Другая причина заключается в том, что для десятиклассников наркотики являются символом молодежных культур, молодежного образа жизни. Молодость считается временем, когда "все надо успеть попробовать". Взрослая же жизнь обязывает человека строго следовать нормам общества. Ребята, употребляющие наркотики, заявляли, что никогда не позволят себе этого, когда создадут семью или найдут работу. Еще одно отличие десятиклассников заключается в том, что их отношение к наркотикам целиком определяется внутренними ценностными характеристиками. Так, среди мотивов принятия наркотиков появляются мотивы самореализации, а наиболее частой причиной отказа от наркотиков становится страх не достигнуть жизненных целей. В целом зависимость между отношением к наркотикам и наличием долговременных жизненных планов является одной из наиболее сильных. Ребятам, имеющим цели в жизни, легче принять самостоятельное решение о неупотреблении наркотиков. Наоборот, активные реакции принятия наркотиков свойственны тем подросткам, у которых отсутствуют долговременные жизненные цели. У таких подростков нет позитивного взгляда на будущее, их жизнь целиком сосредоточенна на настоящем. Наркотики для них – это способ заполнения времени, поэтому среди их мотивов употребления чаще всего встречаются “просто так”, “от нечего делать” и т.п. Основная сложность профилактики наркомании среди таких подростков состоит в том, что очень трудно найти ценностную основу для отказа от употребления наркотиков. По существу, их компании можно рассматривать как близкие к наркотическим. Для подавляющего большинства десятиклассников опыт употребления наркотиков достаточно ограничен по времени и, как правило, быстро вытесняется актуальными жизненными планами. Таким образом, типы реагирования на проблему наркомании определяется собственными характеристиками ценностной структуры, а не какими-либо внешними факторами.

Гендерные особенности. Гендерные аспекты наркомании мало изучены не только в российской, но и в западной социологии. В отечественной социологии весьма обширное место занимает дискуссия об ускоренной феминизации наркомании, которая построена на данных количественных замеров числа употребляющих наркотики среди девушек и юношей. Однако качественные различия в отношениях к наркотикам девушек и юношей практически не рассматривались. Реакции мальчиков и юношей объясняются во многом тем, что все они в той или иной степени включены в дворовые компании. Главная особенность провинциальных дворовых компаний - влияние на их формирования криминальных традиций. Дворовые компании, судя по их описаниям из интервью, переняли большинство норм и ценностей молодежных криминальных группировок и бригад, в которых всегда было терпимое отношение к разовым употреблениям наркотиков. Девушки в дворовых компаниях обычно не участвуют в делах, связанных с правонарушениями. Они меньше включены в дворовые практики, связанные с покупкой, производством наркотиков, их постоянным употреблением. Прерогативой юношей считается знание о системе распространения наркотиков, способах их приготовления.

Обращает на себя внимание и другой гендерный аспект. Позиция юношей по отношению к наркотикам более четкая, чем девушек. Юношей довольно легко разделить на "поддерживающих" наркотики и их "отвергающих". В то же время среди девушек достаточно велика группа "сомневающихся". Их реакции более сложны. Для девушек главная проблема - не столько в том, чтобы принимать или не принимать наркотики, сколько в том, чтобы поддерживать ли дружбу с теми, кто начал их употреблять, или от нее отказаться. Таким образом, результаты исследования позволяют выдвинуть следующую гипотезу. В гендерном аспекте реакции на наркотики становятся выражением всей ценностной системы подростка. Правомерность этой гипотезы подтверждает и то, все подростки выступают против, того, чтобы их любимый человек употреблял наркотики. Причем, к друзьям такие жесткие требования не предъявляются.

Одной из целей проекта было выявление также региональной специфики в реагировании на проблему молодежной наркомании. Анализ ситуаций в исследуемых регионах показал, что наибольшее значение имеют не столько различия между ними, сколько различия между областными центрами и “вторыми” городами. В Димитровграде, Набережных Челнах и Тольятти сложилась предэпидемическая ситуация с употреблением наркотиков. В этих трех городах установки большинства подростков на наркотики совпадают с установками потребителей наркотиков. По нашему мнению, главная проблема заключается в том, что условия социализации подростков (отсутствие возможностей продолжения образования, нехватка рабочих мест, неразвитость современных форм досуга и т.п.) в данных городах способствуют закреплению реакций принятия наркотиков. Число моделей социализации настолько ограниченно, что практически в каждой из них, так или иначе, присутствуют экспериментирование с наркотиками.

Наше исследование позволяет предположить, что у подростков существуют свои устойчивые определения “наркомании”, “наркотиков” и “наркоманов”, которые, как правило, не совпадают с теми, что дают им взрослые. Эти определения сложны, в них входят сведения, почерпнутые из разговоров друзей, телепередач, бесед с родителями и учителями, личных наблюдений и т.п. Они нередко противоречивы и сочетают в себе как положительные, так и отрицательные установки на наркотики, например, "наркотики - это, конечно, смерть, но зато какие классные ощущения".

Для профилактики наркомании существенным моментом является то, что никакая информация о наркотиках не принимается школьниками “на веру”, даже если она идет от друзей. Она обязательно перерабатывается и находит свое место в представлениях подростка о наркотиках. Так, врачи-наркологи обычно в своих лекциях много говорят о физической и психической зависимости от наркотиков, а также о таких последствиях, как СПИД, гепатит и т.п. Многие подростки признавались в интервью, что боялись возникновения зависимости или появление симптомов какой-то тяжелой болезни сразу после первой пробы. Ничего подобного не произошло и теперь ребята уверены в том, что зависимость грозит только “отмороженным наркоманам”, а не им. Таким образом, в профилактике наркомании важно опираться на актуальный личностный опыт подростка. Подобная "лекционная" профилактика неэффективна, потому что она не учитывает социально-психологических особенностей детского развития.

Нам кажется, перспективным применение теории культурного развития Л.С.Выготского к анализу реакций подростков на проблему наркомании. Напомним, что Л.С.Выготский выделял зону ближайшего и зону дальнего развития. Зона ближайшего развития включает в себя "все личностные процессы, находящиеся в периоде созревания", соответственно зона дальнего развития - "процессы, развитие которых еще не началось". Анализ интервью показал, что подростки вырабатывают свое отношение к наркотикам на основе зоны ближайшего развития. Для ребят значимыми оказываются те последствия, которых они боятся в настоящее время, а не те, которые могут наступить через 5-7 лет. Однако наркологи и классные руководители обычно обращаются к зоне дальнего развития ребят. В итоге, обе стороны обвиняют друг друга в отсутствии взаимопонимания.

Итак, одна из главных задач профилактики наркомании заключается в том, чтобы выяснить какие представления будут преобладать в сознании подростка: мнение друзей или мнение родителей, учителей. Сегодня большинство подростков доверяет информации, взятой от друзей и из телепрограмм. Подростковые компании и телевидение следует рассматривать основными каналами создания и распространения мифов вокруг наркотиков. Одним из самых значимых мифов является миф о героине: “героин – это настоящий наркотик”, “героин – это сильный наркотик”, “героин – это самый опасный наркотик”, “героин – это дорогой наркотик” и т.п. Некоторые социологи отмечают этот миф в своих работах, но, наш взгляд, не придают ему должного значения, ссылаясь на высокие показатели употребления подростками анаши и других наркотиков из конопли, а не героина. Однако полученные нами данные говорят о том, что в сознании подростков именно героин служит отправной точкой для определения наркотика. Они не считают за наркотики все то, что слабее, дешевле и безопаснее героина. Следовательно, подростки вырабатывают собственные классификации наркотиков, и характер их реагирования зависит от того, о каком наркотике идет речь.

Многие реакции на проблему наркомании также связаны со сравнением наркотиков и алкогольных напитков. В научной литературе отношение к алкогольным напиткам рассматривается как фактор, повышающий риск употребления наркотиков. Однако этому факту даются главным образом медицинские объяснения. Нам же удалось обнаружить социокультурные аспекты данной проблемы. Не секрет, что алкоголь давно стал частью российской культурной традиции. Подростки в интервью признавались, что не представляют себе праздника без вина или водки. Для некоторых из них праздник удался, если там была “достойная выпивка”, “хорошая пьянка”. Мы предполагаем, что российские питьевые традиции является одним из каналов выработки терпимого отношения подростков к наркотикам. Так, многие шестиклассники сравнивали наркоманов с “пьяными”, “пьянчугами”, “алкашами”, описывая их внешний вид, поведение и образ жизни. Ребята постарше, уже имеющие опыт употребления наркотиков говорили, что им “покурить травку, как выпить бутылку пива” или что “трава, как и водка, это чистый биологический продукт”. Следовательно, сравнение со спиртными напитками, которые знакомы и привычны подросткам, делает наркотики такими же знакомыми и привычными. Не случайно, что во многих компаниях одновременно собирают деньги на спиртные напитки и наркотики. Более того, такое сравнение приводит к тому, что ребята начинают считать последствия от употребления алкоголя и наркотиков (особенно травки) одинаково не опасными. Возможна и другая реакция: “Лучше пусть водку пьют, чем употребляют наркотики”. Отметим, что эту реакцию можно встретить не только в интервью с самими подростками, но и с их родителями. Таким образом, употребление спиртных напитков начинает расцениваться как “безобидное увлечение” и даже становится социально поощряемым. Заметим, что такое отношение к алкоголю в меньшей мере свойственно татарстанской молодежи. Очевидно, это объясняется влиянием этнорелигиозных традиций, основанных на принятых в исламе ограничениях в употреблении спиртных напитков.

Подростки относят наркотики к одному из главных символов своего поколения, отличающего их от родителей. Наркотики играют важную роль в символическом закреплении не только внутригрупповой, но и поколенческой солидарности. Даже подросткам, негативно относящимся к наркотикам, трудно обсуждать эту тему с родителями и учителями. Современные подростки полагают, что именно их родители не адекватно воспринимают наркотики, поэтому взрослые, а не подростки находятся вне “социально одобряемых” норм. Одна часть подростков старается скрыть от родителей эту сферу своей жизни, а другая открыто демонстрирует свое нежелание беседовать с родителями и учителями на тему наркотиков.

Один из самых неожиданных выводов исследования заключается в том, что родители принимают эту позицию подростков. Они не относят неприятие наркотиков к тем ценностям, которые должны воспитываться в семье. По мнению родителей, профилактикой наркомании среди их детей должны заниматься учителя и классные руководители. Таким образом, родителей от детей отличают пассивные реакции на проблему молодежной наркомании. Суть таких реакций сводится к тому, что “это не может случиться с нашими детьми”. Примечательно, что в различных обществах “Родители против наркотиков” работают только те, чьи дети уже зависимы от наркотиков. Достаточно распространенным оказалось мнение, что родители не в силах повлиять на решение ребенка попробовать наркотики. Родители начинают активно действовать только после обнаружения факта употребления их ребенком наркотиков.

"Родители"

Молодежная наркомания на сегодняшний день - это одна из самых актуальных проблем для родителей. Родители осознают опасность наркомании и оценивают ситуацию как крайне острую. Однако, их реакции опосредованы и находятся в прямой зависимости от социально-культурных факторов. Родители специфическим образом дистанцируются от этой проблемной области, помещая ее за сферой своего влияния. Результатом такого дистанцирования становится “выталкивание” проблемы за пределы зоны систематического родительского внимания и активного конструктивного реагирования. В итого это приводит либо к отрицанию наличия в их семье этой проблемы, либо к признанию своего полного бессилия что-либо изменить в уже существующей ситуации.

Дистанцирование происходит по следующим условным векторам:

  • Возрастной: “Мои дети еще слишком маленькие”. Нередко родители успокаивают себя тем, что их дети еще слишком маленькие, отодвигая момент погружения в эту тяжелую проблему на перспективу.
  • Пространственный: “Об этом все говорят, но я не имею подтверждений”. Большое влияние на активность родителей оказывает наличие примера в дальнем или ближайшем окружении, что материализует опасность и актуализирует ее носителя. В иных случаях это остается на уровне абстрактного дискурса.
  • Фатальный: “От всего ребенка не убережешь” Идея фатальности вовлечения ребенка в наркотическую среду - одна из ведущих в родительских дискурсах.
  • Экономический: “Наркотики там, где деньги”. Несмотря на очевидную несостоятельность, устойчив стереотип о том, что наркодельцы ориентируются на денежную молодежь. Это фактор утешения для значительной части малообеспеченных родителей перед лицом опасности.
  • Родительский: “С моим ребенком это не произойдет”. Это, пожалуй, основополагающий фактор, опирающийся на глубинные социально-психологические защитные механизмы.
  • Социальный: “Семья не может в одиночку решить эту проблему”. Наркомания пропагандируется видео и шоу-индустрией, милиция откровенно бездействует (а иногда и способствует), государство не заботится о досуге и будущем молодежи. В этой ситуации усилия родителей кажутся мизерными и бесполезными.

Тем не менее, бурное развитие наркотизации молодежи актуализирует проблему. Наркотики, как правило, воспринимаются родителями как некая внешняя опасность, воспроизводящаяся вовне и угрожающая ребенку, вне зависимости от чего бы то ни было.

Нужно различать реакцию родителей на ситуацию потенциального вовлечения их ребенка в наркосреду и на ситуацию его возможного превращения в наркомана. Первый случай описывает проблему предупреждения наркомании, второй - своевременного распознавания наркозависимости и лечения.

Предупреждение наркомании

Меры, которые предпринимают родители по предупреждению наркомании, во многом определяются типом семьи и степенью включенности родителей в процесс воспитания.

Традиционная форма - это нотации, а также беседы о вреде наркотиков. ТВ-передачи, а также газетные публикации о трагических последствиях употребления наркотиков служат при этом демонстрационным материалом. Доминирующая идея и цель этой работы, как определяют сами родители, это - напугать. По мнению многих родителей и учителей, страх - это эффективное оружие в борьбе с наркоманией. Родители, движимые страхом за своих детей, фактически переносят свою стратегию отношения к проблеме на детей. Однако становится очевидным, что, не смотря на активное запугивание, количество подростков, употребляющих наркотики, не уменьшается. Поэтому все чаще при обсуждении профилактики наркомании встает вопрос о необходимости профессионального информирования подростков. В редких случаях родители помимо домашних бесед, пытаются контролировать качество и количество досуга ребенка, и принимают активное участие в его организации.

Распознавание и “после распознавания”

Школа акцентирует внимание родителей именно на задаче определения признаков употребления наркотиков. Родители, получившие необходимую информацию на соответствующих родительских собраниях в школе, активно практикуют скрытое наблюдение, иногда подменяя смысловое значение предупреждения явления, его констатацией. Доверительные отношения между родителями и детьми являются основным условием своевременной диагностики употребления наркотиков. Несмотря на демонстрируемое многими родителями тесное и открытое общение с ребенком, они, как правило, признают, что их сын (или дочь) никогда не станут рассказывать о своем опыте употребления наркотиков. Поэтому нередки случаи, когда родители узнают последними о том, что их ребенок - наркоман. Родители не могут себе представить, какова будет их реакция, если они узнают, что их ребенок употребляет наркотики. Для них - это область страха, паники, невозможного. По результатам интервью с родителями наркоманов, подобные реакции являются следствием не только боязни за жизнь и здоровье детей, но страха перед общественным мнением. Наркоман в семье - это приговор родителям.

"Школа"

Сегодня существует тенденция возложить значительную часть ответственности по решению проблемы наркомании на учебные заведения. Однако практика показывает, неоправданность подобных надежд. Незначительная результативность профилактических мер еще больше повышает требования к работе педагогических коллективов: правоохранительные органы и медицинские учреждения обвиняют образование в недостаточной работе по предотвращению распространения наркотиков среди подростков; много претензий в адрес школы звучит и со стороны родителей. С одной стороны, это логично и целесообразно, особенно с точки зрения тех взрослых - государственных чиновников и родителей, которые ориентируются на модель советской школы. Претензии советской школы на роль тотального воспитателя подрастающего поколения гарантировали идеологическую надежность фундамента будущего общества. В результате происходило моральное и физическое высвобождение родителей для общественно-полезного труда.

Современная школа оказалась на переднем крае антинаркотической кампании. Однако, особенности внутриорганизационной культуры в учреждениях школьного образования, материально-методическая неподготовленность школы к решению проблемы, “чуждость” самой проблемы как таковой способствовали формированию специфической модели подхода к восприятию и решению проблемы.

Специфика заключается в пространственной и ситуативной локализации (до границ школьной территории, учеников школы и возникшей ситуации) проблемы подростковой наркомании. Она появляется и актуализируется только при возникновении “инцидентов” в стенах школы. При таком определении этой ситуации, решением проблемы считается устранение “субъектов” инцидента, но не обстоятельств.

Позиционирование проблемы наркомании в школе (мифы и феномены):

  • “В школе нет проблемы наркомании, потому что нет массовых случаев употребления наркотиков или их распространения в стенах школы”. Ученики школы может быть и употребляют наркотики вне школы, или рядом со школой, но это уже не школьная проблема. Происходит сужение границ проблемы до здания школы и до учеников школы.
  • “В школе не должно быть проблемы наркомании, значит - ее нет”. Городские и районные отделы народного образования, формулирующие задачи и оценивающие их выполнение, ожидают от школы создания “беспроблемной” зоны, конструированием которой и занимаются школьные администрации.
  • “Информация о потреблении наркотиков и обо всем, что связано с наркотиками - это закрытая информация (или скрываемая)”. Такой подход - одно из условий построения беспроблемной зоны. Дети скрывают от учителей, школа скрывает от начальства, а начальство скрывает от общественности. В итоге, в школе “все хорошо”, хотя на крыльце торгуют наркотиками, во дворе колются, а по окончании школы погибают подростки. Такой подход ведет к отрицанию наличия в школе проблемы наркомании, а учителя, как правило, действительно не владеют информацией о реальных показателях вовлечения подростков в процесс потребления наркотиков.
  • “Профилактика наркомании в школе – это обязаловка”. Антинаркотическая работа изначально велась в русле профилактики вредных привычек, наряду с табакокурением и алкоголем. Подход к последним более привычен и понятен, поскольку очевиден сам контекст этих “старых” подростковых проблем. Формальный подход к решению задач (делегирование ответственности без учета имеющихся возможностей и ресурсов) привел к формированию отстраненного отношения к проблеме всех субъектов профилактики наркомании.

Несмотря на то, что отношение к росту употребления наркотиков запутано наличием этих мифов и противоречий, период лихорадочного нагромождения “антинаркотических” мероприятий и поиска простых “тестов на определение” или популярных материалов уже прошел. Для всех уже стало очевидно, что сами учителя и школьная общественность с этой проблемой справиться не смогут. Учителя школы, обращаясь к общественности, восклицают: “Этим должны заниматься специалисты. Не просто учителя, врачи, милиционеры, психологи, а такие специалисты, которые сочетали бы в себе знание предмета, умели бы поговорить с детьми и родителями, которые бы не эпизодически, а постоянно вели эту работу там и тогда, где и когда это нужно.

Проходит “эйфория” от увлеченности “яркими” мероприятиями типа проведения сочинений на тему “Нет наркотикам” и конкурсов антинаркотических плакатов, которые очень мало общего имеют с настоящей профилактикой наркомании.

Почти трехлетний опыт профилактики наркомании в школе позволяет подвести некоторые итоги. Наблюдаемое сегодня некоторое “разочарование” со стороны учителей, желание оглянуться назад и проанализировать итоги, а также переломить количественно-отчетный характер работы свидетельствует о необходимости разработки принципиально новых программ. Учителя, психологи, да и родители подчеркивают важность и актуальность внедрения новой учебно-воспитательной парадигмы в школе, развития молодежной политики на государственном уровне. Включение мероприятий по профилактике подростковой наркомании в более широкую комплексную программу морально-нравственного воспитания и организации досуга представляется наиболее эффективным. В условиях отсутствия государственных программ ценным представляется опыт отдела образования администрации Центрального района г. Тольятти по разработке воспитательной программы “Я расту …”, целью которой является создание в школе воспитывающей среды. Она адресована непосредственно классным руководителям и завучам по воспитательной работе.

Представляется значимым консолидированный и солидарный подход взрослых к вопросам подрастающего поколения, в частности школы и родителей. В результатах исследования обозначилась напряженность между родителями и учителями, которая выражается в очевидном противостоянии, обусловленном распределением ответственности за воспитание ребенка (или ученика).

Учителя ощущают свое одиночество в задаче воспитания подрастающего поколения, часто работая на чистом энтузиазме и на грани самопожертвования. Беспрекословный авторитет школы и учителя - то, на чем держалась раньше школа, практически утерян. Учителя, концентрируя свое внимание на проблемных учениках, сталкиваются с нежеланием их родителей идти на сотрудничество. Родители таких детей зачастую враждебно (а иногда и агрессивно) настроены по отношению к учителям. Вероятно, это связано с тем, что учителя по-прежнему руководствуются старыми методами авторитета и давления, которые уже способствуют не решению проблемы, а ее обострению. С другой стороны, родители не всегда готовы в силу разных обстоятельств (прежде всего экономических) в должной степени принимать участие в воспитании детей. Часто сами родители о том, что их дети употребляют наркотики, впервые узнают именно от учителей, что делает их отношения еще более напряженными. Кроме того, есть еще третий фактор - это сложившийся стереотип оценки роли родителей в воспитании ребенка. Любые проблемы с ребенком учебно-воспитательного характера трактуются как личная вина родителей. Подобное скопление проблем не просто затрудняют воспитательную коммуникацию между родителями и учителями, но и делают ее практически невозможной совместное решение вопросов связанных с наркотиками.

Выводы и рекомендации

  1. Проведенное исследование позволяет утверждать, что общество признало молодежную наркоманию как легитимную социальную проблему, имеющую не только правовые и медицинские, но и социокультурные определения. Моральную панику сменили дискуссии о необходимости создания специальных программ профилактики наркомании, каждая из которых представляет собой особый тип реагирования общества на данную проблему
  2. Сегодняшняя ситуация с разработкой программ профилактики наркомании характеризуется отсутствием прочных межуровневых связей между субъектами социальной политики различного уровня.
  3. Результаты исследований убедительно показывают, что наибольшее значение имеют внутри, а не межрегиональные различия: различия между областными центрами и “вторыми” городами. В Димитровграде, Набережных Челнах и Тольятти сложилась предэпидемическая ситуация, которая обусловлена ограниченностью социокультурной инфраструктуры. Здесь число моделей социализации настолько мало, что практически в каждой из них, так или иначе, присутствует экспериментирование с наркотиками.
  4. Различия в реакциях подростков на проблему наркомании помимо возрастных и гендерных факторов определяются внутренними ценностными характеристиками подростков, прежде всего - наличием или отсутствием долговременных жизненных планов.
  5. У подростков существуют свои устойчивые понятия “наркомании”, “наркотиков”, “наркоманов”, которые существенно отличаются от представлений учителей, родителей и других взрослых. Современные подростки полагают, что их родители неадекватно воспринимают наркотики. Поэтому теряется возможность сбалансированной коммуникации между ними: если для взрослых - дети являются “девиантами” в самоопределении по отношению к наркотикам, то для детей, наоборот, взрослые находятся за пределами “социально одобряемых норм” по отношению к наркотикам.
  6. Восприятие родителями проблемы подростковой наркомании находится в прямой зависимости от социокультурных факторов. Моральные паники, представленные в различных формах средств массовой информации и обыденного сознания, приводят к стихийному дистанцированию родителей от пугающей проблемы, к стремлению вытолкнуть ее за пределы систематического внимания и активного конструктивного реагирования.
  7. Учителя, администрация школ настаивают на важности и актуальности перехода от разовых антинаркотических мероприятий к комплексной воспитательной программе, одной из задач которой должно стать навыкам антинаркотического поведения детей и подростков. Поэтому, перед органами социальной политики на государственном уровне ставится задача выработки такой воспитательной программы.
Назад К содержанию Дальше
 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100