Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 

 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





Нейрохирург

Назначение курса лечения на основании консультации от ведущих нейрохирургов

evamed.ru

«...в основе противоправного поведения сотрудников ОВД лежат профессиональная деформация, ложно понятые интересы службы, сложившаяся в ряде подразделений практика игнорирования правовых норм, личная недисциплинированность и слабая профессиональная подготовка сотрудников, ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей. Недостаток профессионализма, отсутствие должного контроля со стороны непосредственных руководителей как за поведением подчиненных при исполнении ими служебных обязанностей, так и за принимаемыми ими решениями приводит к необоснованному применению физической силы, специальных средств, нарушениям административного и уголовно-процессуального законодательства».

А. Кочин, В. Харламов

ПРИЧИННЫЙ КОМПЛЕКС НАРУШЕНИЙ ЗАКОННОСТИ СРЕДИ ЛИЧНОГО СОСТАВА ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

Проблема законности — одна из центральных и наиболее дискуссионных в юриспруденции. Существующие определения законности отражают ее многоаспектность и многогранность [1]. Нарушение законности в органах внутренних дел представляет собой, по нашему мнению, виновное несоблюдение норм материального или процессуального права сотрудником при исполнении своих служебных обязанностей, влекущее за собой юридическую ответственность.

Эффективная профилактика нарушений законности, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, невозможна без глубокого анализа причинного комплекса феномена «милицейской» деликвентности. Данный феномен рассматривается нами как совокупность допускаемых личным составом органов внутренних дел нарушений законности, включающая всю систему правонарушений, совершаемых сотрудниками ОВД.

Основные факторы феномена «милицейской» деликвентности образуют подсистему общей системы факторов социальных деформаций.

В Северо-Западном федеральном округе причинный комплекс, порождающий нарушения законности со стороны сотрудников органов внутренних дел, формируют взаимодействующие негативные явления и процессы на различных уровнях, в том числе макросоциальном (в экономической, общественно-политической, социально-демографической и духовной сферах), микросоциальном (при непосредственном окружении индивида в служебных, бытовых, семейных, досуговых отношениях) и личностном (индивидуальном).

На макросоциальном уровне целесообразно выделить следующие наиболее значимые детерминанты, способствующие нарушениям законности, в том числе совершению преступлений сотрудниками ОВД:

● детерминанты экономического характера,

● детерминанты правового характера,

● детерминанты социального характера,

● детерминанты политического характера,

● детерминанты идеологического характера.

В ряду нарушений законности детерминанты экономического характера выдвигаются на первый план, раскрывая наиболее значимые причины и условия данного негативного явления. К ним следует отнести отсутствие должного государственного контроля над рыночным реформированием экономики, низкий уровень благосостояния большей части населения, в том числе сотрудников ОВД, лишение их определенной части льгот, а также низкий уровень материально-технического обеспечения.

По данным проведенных социологических исследований, на сегодняшний день средняя заработная плата российского милиционера составляет 2349 руб. [2] В Северо-Западном федеральном округе заработная плата стажеров милиции, предусмотренный законодательством срок стажировки которых — от трех месяцев до одного года, составляет 1700-2900 руб. при средней номинальной начисленной зарплате у жителей региона в размере 7675 руб. Примечательно, что Постановлением Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 (п. 1) стажеры органов милиции отнесены к числу должностных лиц, выполняющих обязанности по специальному полномочию. Иными словами, статус стажеров милиции, как и всех сотрудников ОВД, влечет повышенную степень ответственности.

Несмотря на уменьшение доли расхода бюджета страны на органы внутренних дел в 2005 г. по сравнению с 2004 г., следует отметить, что руководители всех субъектов округа предоставляют дотации сотрудникам милиции. В целом, как показывает анализ, фактически в каждом субъекте Северо-Западного федерального округа средняя милицейская заработная плата существенно ниже средней заработной платы по соответствующему региону и приравнена к неквалифицированной дешевой оплате труда (для сравнения средняя заработная плата чиновников не менее чем в два раза выше средней заработной платы по соответствующему региону СЗФО).

Такой опасный, нелегкий труд недостаточно простимулирован. Однако, получая нищенские оклады, сотрудники ОВД возвращают в казну государства драгоценности, крупные денежные средства, исчисляемые порой миллионами долларов. Так, А. П. Новикова на расширенном заседании Коллегии МВД России при Министре внутренних дел РФ 16 февраля 2005 г. привел данные, согласно которым в 2004 г. более 1 млрд. рублей было возвращено государству с помощью подразделений ОВД округа по борьбе с налоговыми преступлениями.

Результаты анкетного опроса показали, что более 70 % из 100 опрошенных сотрудников ОВД считают, что причиной должностных злоупотреблений является низкая и несвоевременная зарплата.

Плохое материально-техническое обеспечение правоохранительных органов ведет к тому, что руководителям подразделений приходится самостоятельно изыскивать средства на необходимую технику, горюче-смазочные материалы и другие нужды. Эти средства поступают в виде так называемой благотворительной помощи, которая не всегда оказывается бескорыстной. Вместе с тем руководитель подразделения зависит от местной администрации, которая оценивает его деятельность, распоряжается средствами местного бюджета, распределяет имущество жилого фонда и так далее. Это все ведет к установлению зависимости руководителя правоохранительного органа, с одной стороны, от бизнесменов, а с другой — от местных администраций, что, в свою очередь, сказывается на его объективности.

Поиск в условиях материального неблагополучия «внебюджетных источников финансирования» зачастую оборачивается мздоимством. Если, используя занимаемое положение, должностное лицо получает некое спонсорское вспомоществование в интересах службы, то следующий шаг — обретение по тому же каналу личных благ, и это вопрос времени.

Так, к уголовной ответственности был привлечен К., который, находясь в должности начальника ОВД Опочецкого района Псковской области, 22.06.2002 г. приехал в МРЭП ГАИ ОВД Опочецкого района и незаконно снял с регистрации автомобиль ВАЗ-21061, принадлежащий Штейнвайсу А.С. Позже вышеуказанная автомашина была поставлена на учет с присвоением ей регистрационного знака, где собственником данного автомобиля выступал уже сын К.

Случается, подрабатывая в свободное от службы время, сотрудник милиции становится жертвой преступления.

Например, 16.11.2004 г. был причинен тяжкий вред здоровью милиционеру OP ППСМ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области прапорщику милиции Д., который в неслужебное время занимался частным извозом в гражданской форме одежды. Пассажир, которого он подвозил, выстрелил в него из оружия и скрылся с места происшествия. Д. с проникающим ранением роговицы левого глаза с выпадением оболочек, двумя пулевыми ранениями мягких тканей головы был госпитализирован.

Немаловажное значение для предупреждения нарушений законности в правоохранительной сфере заслуживает исследование детерминант правового характера Основные социальные гарантии защиты, правовые льготы, компенсации для сотрудников органов внутренних дел определены Конституцией РФ, Законом РФ «О милиции» и другими нормативными актами, в том числе указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, приказами МВД РФ. Ряд дополнительных региональных льгот установлен законодательными и исполнительными органами власти субъектов Федерации и местного самоуправления. Однако провозглашенные всеми этими актами социальные права оказались недостаточными для обеспечения достойного статуса сотрудников ОВД в современных условиях российского общества. Детерминанты правового характера выражаются в несовершенстве правовой базы социальной сферы, неполноте, неясности, противоречивости нормативных актов, снижении эффективности действующего законодательства по защите социальных прав и гарантий работников правопорядка, слабой действенности законов в сфере борьбы с преступностью, несовершенстве правоприменительной практики.

В качестве примера неопределенности правовых норм можно указать на так называемые оценочные признаки, содержание которых в значительной мере определяется правосознанием юриста, применяющего закон [3]. К ним следует отнести: «малозначительность деяния» (ст. 14 УК РФ), «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу» (ст.213 УК РФ), особую жестокость, (ст. 105, 111, 112 УК РФ), «крупный ущерб» (ст. 195-197 УК РФ), «предметы, имеющие особую ценность» (ст. 164 УК РФ), «существенный вред» (ст. 330 УК РФ) и т. д. Не меньшая доля неопределенности свойственна уголовно-процессуальным нормам, регулирующим досудебное производство. Возбуждать ли уголовное дело или отказывать в возбуждении? Проводить ли определенные следственные действия или не проводить, а если проводить, то когда, в каких условиях? Когда и кому предъявлять обвинение? Применять ли к обвиняемому меры пресечения, когда и какие? Прекращать ли уголовное дело и по какому основанию? Решение этих и многих других вопросов может серьезно ограничить важнейшие гражданские права, а их правовое регулирование носит рамочный характер и во многом оставляет решение соответствующего вопроса на усмотрение следователя и дознавателя.

Следует заметить, что, по результатам социологического опроса, примерно 49,9 % сотрудников милиции объясняли наличие фактов нарушения законности и служебной дисциплины в своей деятельности несовершенством законов, регулирующих их деятельность [4].

Несмотря на проводимые преобразования, многие инструменты бездейственны, так как не разработана обеспечивающая их нормативная база, а в действующие акты не внесены изменения. Так, Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О монетизации льгот» встревожил население страны в связи с лишением ряда льгот и дотаций большинства категорий граждан, в том числе сотрудников ОВД. Например, из-за исключения указанным Федеральным законом ст. 52 из Положения о прохождении службы в органах внутренних дел РФ, которой предусматривалось предоставление органам местного самоуправления права устанавливать для сотрудников ОВД дополнительные выплаты за счет средств местного бюджета, имели и имеют место протесты прокуратур Новгородской области на решения районных администраций о выделении денежных средств на эти цели. В то же время ст. 35 Закона РФ «О милиции» закреплена норма: «Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе самостоятельно увеличивать расходы на содержание милиции в пределах имеющихся в их распоряжении средств».

Согласно действующему в России Положению о службе в органах внутренних дел РФ, любая работа по совместительству вне системы МВД для сотрудников милиции запрещена. Сотрудникам органов внутренних дел запрещается заниматься предпринимательской деятельностью, а также работать по совместительству на предприятиях, в учреждениях и организациях независимо от форм собственности, не входящих в систему МВД РФ, за исключением творческой, научной и педагогической деятельности. Правовая основа занятости сотрудников милиции коренным образом отличается от занятости других категорий населения России, у которых совместительство вполне законно, и только та или иная его (совместительства) часть может носить неформальный (значит, теневой) характер. В отличие от этих категорий вся дополнительная деятельность указанных работников правопорядка за рамками системы МВД РФ является теневой, а все их подработки — противозаконными. Факты теневой деятельности со стороны последних не остаются без внимания в ОВД.

Так, в УВД Архангельской области выявлен капитан милиции И., дежурный пульта централизованной охраны отдела вневедомственной охраны при ОВД Соломбальского округа г. Архангельска, который в период с 1999 по март 2004 года службу в ОВД совмещал в качестве учредителя и председателя правления фонда «Феникс». При поступлении на службу в органы внутренних дел он данный факт скрыл. И. привлечен к дисциплинарной ответственности и предупрежден о неполном служебном соответствии.

Вполне закономерно, что перегрузка милиционеров на «подработках» снижает качество выполнения ими основных обязанностей.

Оценивая влияние подработок на профессиональную деятельность, 64 % опрошенных сотрудников милиции охарактеризовали его как отрицательное, 28 % — считают, что подработки никак не сказываются на основной работе, 8% -- отметили, что подработки помогают основной работе, поскольку острота материальных проблем ослабевает.

Наряду с этим, отметим, что в зарубежных странах, в том числе в Канаде, США, полицейским разрешено работать в частных структурах. Например, в США после 1950 г., когда был снят запрет на совместительство полицейских в коммерческих учреждениях, полицейские управления не только не возражают, но и сами организуют работу полицейских в частных структурах [5].

В нашей стране в результате действия некоторых нормативно-правовых актов создаются административно-правовые барьеры, которые вынуждают «неформально» решать проблемы между гражданами и должностными лицами, криминализуя эти отношения и являясь скрытой коррупцией. Прежде всего это касается подзаконных актов, предусматривающих условия выдачи лицензий, квот, согласований, допусков.

Существенной особенностью современной российской действительности является острое противоречие между официальным курсом на создание гражданского общества и правового государства, с одной стороны, и социально-правовой реальностью — с другой. Последняя характеризуется тем, что право и правонастроения не стали основой социально-экономических отношений. Создалась ситуация, когда правовая подсистема общества, равно как и ее социальные ценности, неоднозначно воспринимаются и сложно принимаются обыденным сознанием [6].

Уровень законопослушания населения снижается в результате невыполнения государством своих социальных обязательств перед гражданами, среди которых — несвоевременные выплаты заработной платы, пенсий, пособий, ненадлежащая адресная поддержка социально незащищенных слоев.

Существенную негативную роль сыграли организационно-правовые воздействия, которые были связаны с введением нового уголовно-процессуального законодательства и Кодекса об административных правонарушениях, Федерального закона от 21 ноября 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». В связи с этим правоприменительная практика зафиксировала факт «перетекания» определенного количества совершаемых краж из массива уголовно-наказуемых деяний (ст. 158 УК РФ) в сферу административно-наказуемых правонарушений (ст. 7.27 КоАП РФ, мелкое хищение, размер до 5 МРОТ). Конфискация имущества как мера уголовного наказания исключена из УК РФ для вымогателей и других категорий лиц. Значительный объем тяжких преступлений (например, вооруженный и групповой разбой) переведен законодателем в категорию преступлений средней тяжести. За такие умышленные преступления против личности, как развратные действия, заражение венерической болезнью, понуждение к действиям сексуального характера и т. п., предусмотрено наказание в виде штрафа. В общественном сознании подобные санкции ассоциируются с возможностью «откупиться» за содеянное. Появилась реальная опасность того, что правонарушители подобного рода не будут испытывать на себе должного государственного воздействия. Отношение к виновному становится более гуманным, чем к простым гражданам, вовлеченным в соответствующие правоотношения. Принижается роль добровольных помощников милиции [7]. Имидж правоохранительной деятельности получает негативные оттенки.

Среди детерминант социального характера важную роль играют резкая поляризация общества по степени материальной обеспеченности, неблагополучная демографическая ситуация, ослабление государственной социальной поддержки, социальная напряженность как внутри правоохранительных органов, так и в отношениях правоохранительных органов и общества в целом.

Указанная напряженность порождается постоянной нестабильностью их деятельности. Заметим, что растянувшееся на долгие годы реформирование органов внутренних дел не только вносит неуверенность сотрудников правоохранительных органов в завтрашнем дне, но и не способствует развитию координации деятельности этих органов в поддержании правопорядка.

Следует учитывать, что с 1 июля 2002 г. отменены льготы на оплату услуг телефонной связи и ЖКХ для сотрудников органов внутренних дел, государственной противопожарной службы, таможенных органов и членов семей вышеперечисленных категорий сотрудников. В настоящее время рост платных услуг населению значительно опережает рост доходов сотрудников ОВД. Так, в истекшем году рост платных услуг населению Санкт-Петербурга составил 14,9 %. Только в январе 2005 г. повсеместно была повышена квартплата, в том числе в Вологодской области — на 28 %, в Новгородской области — на 38 % [8]. В то же время адекватная индексация зарплаты сотрудников ОВД в законном порядке не предусмотрена и дополнительные расходы в полном объеме не возмещены.

По-прежнему значительная часть сотрудников правоохранительных органов не обеспечена жильем (в ГУ МВД России по СЗФО зарегистрировано 11 060 сотрудников ОВД, нуждающихся в улучшении жилищных условий). В настоящее время прекращено выделение им беспроцентных ссуд и оказание безвозмездной финансовой помощи.

В ходе исследования выявлена зависимость рынка безработных от характера укомплектованности ОВД: чем меньше безработных в регионе, тем больше некомплект личного состава ОВД. Так, по состоянию на 1 января 2005 г. в Санкт-Петербурге в органах государственной службы занятости состояло на учете 48,0 тыс. незанятых трудовой деятельностью граждан, из них 17,0 % имели статус безработного. Аналогичная ситуация в Ленинградской области — соседнем экономически развивающемся регионе. В обоих субъектах Федерации уровень регистрируемой безработицы является одним из самых низких как в России, так и в округе (не превышает 1 % экономически активного населения). При этом некомплект личного состава ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области является самым высоким в округе и составляет 11,85 %. Напротив, в Псковской области при самом высоком в округе уровне регистрируемой безработицы (2,6 % экономически активного населения) некомплект личного состава составляет 2,16 % и является самым низким в округе. Значительная часть кандидатов поступает на службу только потому, что остались невостребованными в других отраслях. Это ведет к проникновению в милицию лиц, склонных к нарушению служебной дисциплины, законности.

Детерминанты политического характера выражаются прежде всего в подрыве авторитета всех ветвей российской власти в глазах населения, в отсутствии стабильной экономической политики, коррупции. Истоками этого являются многочисленные просчеты в управлении, его неэффективность, преобладание групповых, клановых интересов над национальными. В юридической литературе обращается внимание на чудовищную бюрократизацию государственного аппарата, разрастание его численности, забвении интересов государства и государственной службы. [9]

Масштабная коррупция в высших эшелонах государственной власти создает благоприятный фон для распространения множества правонарушений на нижних уровнях. В такой политической обстановке морально чистые правоохранительные органы были бы просто «чудом». Правоохранительные органы невольно втягиваются в борьбу за власть между различными партиями и движениями, подчиняются социально-неадекватным нормам и законам, созданным в угоду чиновничества, игнорирующим и ущемляющим интересы большинства граждан [10].

Коррупции способствует, на наш взгляд, ст. 575 ГК РФ, суть которой состоит в том, что государственным и муниципальным служащим разрешается принимать «обычные подарки», стоимость которых не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). Условия данных действий не оговорены. Согласно ст. 575 ГК РФ «обычные подарки» чиновникам можно дарить частями и периодически не только в качестве подношения в знак благоприятных взаимоотношений, но и в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ (с изменениями от 29 декабря 2004 г.) с 1 января 2005 г. один МРОТ составляет 720 руб. Таким образом, законодатель оценил «обычный подарок» в размере 3600 руб. Наряду с дипломатическим появился «чиновничий иммунитет». Порочность и криминогенность этой нормы очевидны. Создана возможность своего род? «кормления», которое еще Иван Грозный признал средством неуемного обогащения и в 1550 г. отменил. С тех пор российское законодательство никогда не подталкивало и не поощряло чиновников к получению мзды, которое расценивалось как преступление. К другим категориям граждан отношение законодателя несколько иное.

Так, за получение 28.01.2004 г. взятки в сумме 200 рублей привлечен к уголовной ответственности и осужден к одному году шести месяцам условно с испытательным сроком один год инспектор ОГИБДД Мончегорского ГОВД Мурманской области прапорщик милиции М.

Другой пример. 27.10.2004 г. привлечен к уголовной ответственности за получение взятки в сумме 400 рублей инспектор отдельного батальона ДПС ГИБДД УВД г. Сыктывкара лейтенант милиции А. Деньги ему были переданы за неоформление материала об административном правонарушении в отношении гр. Арефьева И.И., выразившемся в управлении транспортным средством без необходимых документов.

По результатам проведенного анализа установлено, что выше всего уровень коррупционных ожиданий в подразделениях ГИБДД.

МВД РФ проводит жесткую политику по пресечению преступных посягательств со стороны сотрудников ОВД. Анализ практической деятельности подразделений собственной безопасности Главного управления МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу по противодействию «милицейской» преступности показывает эффективную и добросовестную работу: ими выявляется до 70 % общественно опасных деяний.

Полезен опыт США, позволивший эффективно противодействовать полицейской коррупции. В 80-х годах XX в. должностные оклады всех сотрудников полиции были одномоментно подняты до уровня так называемого среднего класса американского общества. Для полицейских были введены особые социальные льготы: медицинская страховка, бесплатное высшее образование, льготное кредитование, высокое пенсионное обеспечение. Служба в полиции стала привлекательнее и породила здоровую конкуренцию на этапе отбора кандидатов на службу. Одновременно были учреждены специальные отделы внутренних расследований — предвестники аналогов российских подразделений собственной безопасности МВД РФ, возникших в России в 1995 г.

К детерминантам идеологического характера надлежит отнести отсутствие комплексной идеологии правоохранительной деятельности позитивного характера, распространение культа вседозволенности, наживы любой ценой, нивелирование морально-нравственных устоев общества, отсутствие четких ценностных ориентиров. В настоящее время насаждаемые средствами массовой информации насилие, агрессия, коррупция зачастую связываются с деятельностью правоохранительных органов, в результате чего в обществе складывается определенный стереотип, что сотрудники правоохранительных органов «все продажные» и их не интересуют проблемы рядовых граждан.

Наряду с негативными факторами экономического, правового, социального, политического, идеологического характера неблагоприятное воздействие на поведение работников ОВД оказывают детерминанты микросоциального уровня, т. е. при непосредственном окружении индивида в служебных, бытовых, семейных, досуговых отношениях.

На микросоциальном уровне причины нарушений законности обусловлены специфическими условиями служебной деятельности, особенностями правоохранительной практики на местах, низким уровнем организации работы ОВД.

Специфические условия служебной деятельности сопряжены с обилием ситуаций профессионального риска, непредсказуемостью обстановки, постоянным ожиданием опасности, наличием фактора экстремальности в служебной деятельности, необходимостью применения оружия на поражение. Существенное влияние на сотрудников оказывает конфликтный характер подавляющего большинства служебных ситуаций, участниками которых выступают работники правопорядка. Значительный объем властных принудительно-распорядительных полномочий, постоянная реализация которых может приводить к чрезмерному и необоснованному их использованию, проявляясь во властолюбии, стремлении к подавлению воли, чести, достоинства другого человека, самодурстве, нежелании признавать свои ошибки, уверенности в собственной непогрешимости, переходящей во вседозволенность.

Так, прокуратурой Чудовского района Новгородской области 28.01.2004 возбуждено уголовное дело № 229411 по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ в отношении оперуполномоченных ОУР ОВД Чудовского района ст. лейтенанта милиции К. и лейтенанта милиции 3., которые в декабре 2003 года, работая по раскрытию кражи, явно выходя за пределы своих должностных полномочий, применили физическое и психическое насилие к И. и П., в результате чего последние вынуждены были дать признательные показания о преступлении, которого не совершали. 15.06.2004 г. К. и 3. предъявлено обвинение по п.п. «а, б» ч. 3 ст. 286 УК РФ. В декабре 2004 г. Чудовским районным судом в отношении них вынесен обвинительный приговор.

Профессиональную деформацию личности милиционера нередко вызывают высокий уровень психической и физической напряженности труда; изменчивые условия деятельности; нестабильный график работы; не регламентированные распорядком дня продолжительные дежурства с Длительным лишением сна; жесткие временные ограничения для достижения требуемого профессионального результата. Все это обусловливает присутствие повышенного нервно-эмоционального напряжения сотрудников, интенсивность которого приводит к торопливости, недисциплинированности, совершению импульсивных, не всегда достаточно хорошо продуманных поступков. Иногда эти факты даже приводят к правовому нигилизму, когда сотрудник, не уважая закон, считает некоторые нормы излишними, обременительными [11].

Данные негативные проявления на сегодняшний день усугубляются совокупностью факторов фрустрирующего и стрессогенного воздействия, регулярными выездами сотрудников в зону боевых действий, провоцирующими впоследствии посттравматические стрессовые расстройства личности, выражающиеся в агрессивных формах реагирования, конфликтности, импульсивности и зачастую приводящие к совершению противоправных поступков.

Накопление психологической неудовлетворенности материальным положением, с одной стороны, и постоянное участие в стрессогенных ситуациях — с другой, способствуют быстрому формированию морально-нравственной деформации и развитию стрессовых расстройств у представителей правопорядка. Около 30'% всех самоубийств сотрудников связаны с конфликтами в семье, которые произошли из-за материальных трудностей.

Обращает на себя внимание рост суицидов среди личного состава ОВД СЗФО в 2004 г. более чем в два раза (23 случая) по сравнению с 2003 г. (11 случаев). Наибольшее число суицидов зарегистрировано в ГУВД Санкт-Петербурга (5 случаев), МВД Республики Карелия (3 случая), МВД Республики Коми (3 случая).

Одной из значимых детерминант нарушений законности среди сотрудников ОВД является весьма тесное соприкосновение сотрудников правоохранительных органов с преступностью. В ходе осуществления своей профессиональной деятельности работникам правопорядка нередко приходится работать с носителями элементов криминальной субкультуры, лицами, ранее судимыми за совершение преступлений. Следствием этого является закономерный процесс привыкания к жаргону, жестам, образу поведения представителей криминальной среды, что способствует в дальнейшем его переносу на общение с обычными гражданами. Так, И. И. Карпец еще в 1992 г. писал, что «не меньшей трагедией для сотрудников милиции является то, что они подвержены обратному влиянию самого преступного мира. Они видят зло насильственной преступности и сами привыкают к применению насилия» [13]. Примечательно, что среди личного состава ОВД округа работают сотрудники, ранее судимые, в том числе из числа руководителей.

Так, 22.02.2005 г. был осужден по ч.1 ст.116 УК РФ подполковник милиции У., который служит в настоящее время в должности начальника милиции общественной безопасности ОВД ЗАТО Видяево Мурманской области.

В условиях социально-экономической нестабильности в стране криминалитет предпринимает настойчивые попытки коррумпирования сотрудников милиции. Для этого используются угрозы, шантаж, подкуп, учитывается готовность сотрудничать с представителями преступного мира, особенности личности каждого сотрудника органов внутренних дел, направленность деятельности подразделения, недостаточная правовая и социальная защищенность сотрудников. Принимая во внимание последнее, криминалитет проводит активные действия не только по коррумпированию добросовестных сотрудников, но и по их компрометации.

На практике встречаются факты совершения тяжких преступлений со стороны курсантов и слушателей учебных заведений МВД РФ.

Так, за грабеж в отношении гр. С. 20.02.2004 г. был привлечен к уголовной ответственности курсант 3 курса Санкт-Петербургского Университета МВД РФ Г. Другой пример. Курсанты 2 курса Санкт-Петербургского Военного института ВВ МВД РФ К. и С., совершив хищение 31 мая 2003 г. мобильного телефона у гр. Б., пытались скрыться. Когда сотрудник милиции стал стрелять из табельного оружия, курсанты были задержаны и привлечены к уголовной ответственности.

В прессе отмечается, что в учебных учреждениях МВД РФ учатся протеже представителей бандитских группировок. Некоторые лидеры организованной преступности готовят со школьной скамьи в качестве преемников «своих» милиционеров [14].

В 2004 г. в СЗФО были выявлены организованные преступные группы из числа инспекторов ГИБДД Апатитского ГОВД Мурманской области, их коллег из Республики Коми, которые занимались хищениями транспортных средств, а также сотрудников ОВО и ППСМ УВД Адмиралтейского и УВД Центрального районов Санкт-Петербурга, которые при осуществлении патрульно-постовой службы занимались грабежами. Организационно-управленческими детерминантами нарушения законности следует считать несовершенство критериев оценки деятельности ОВД, некачественное несение службы, низкую дисциплину, плохую организацию обучения, воспитания, а также недостатки в подборе и расстановке кадров, слабый ведомственный контроль, низкий уровень организации борьбы с коррупцией.

Несовершенство критериев оценки оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел в определенной степени обусловливает рост правонарушений со стороны сотрудников ОВД. Система учета нарушений законности, преступлений и их раскрываемости требует коренных изменений, в которых должны быть заинтересованы все правоохранительные структуры [15].

Ослабление контроля со стороны руководства ОВД за выполнением служебных задач, поставленных перед личным составом подразделения, нередко приводит к трагическим последствиям.

Так, 8.08.2004 г. участковые уполномоченные милиции 28 отдела милиции УВД Центрального административного района Санкт-Петербурга К. и Л. заступили на охрану медицинских учреждений. В 01 часов 09.08.2004 г. самовольно покинули посты и на личной автомашине поехали за продуктами питания. Возле магазина «24 часа» по адресу: ул. Боровая у них произошел конфликт с гр. Д., переросший в драку, в результате К. от полученных травм скончался. В ходе конфликта Л. было применено табельное оружие, вследствие чего получил сквозное огнестрельное ранение посторонний гражданин К.

По итогам выборочного опроса, направленного на изучение дисциплинарной практики, можно сделать вывод, что принимаемые руководителями подразделений меры к нарушителям законности в большинстве своем эффективны. Они воспринимаются виновными как справедливые и разумные. Однако каждый пятый посчитал взыскание излишне жестоким.

Требует дальнейшего совершенствования практика назначения судами наказаний за совершение сотрудниками ОВД преступлений. Действующая судебная практика включает назначите судами наказаний ниже низшего предела, прекращение уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, более широкое использование условного осуждения. Так, в СЗФО более 70 % милиционеров-взяткополучателей в 2004 г. осуждены условно.

Ухудшение качества психологического отбора кандидатов на службу в органы внутренних дел, низкий уровень воспитательная работа с личным составом, отсутствие должного контроля за работой подчиненных обусловливают негативное формирование личности сотрудников, которые впоследствии выбирают противоправный способ удовлетворения своих потребностей и интересов, т. е. нарушают уголовный закон [16]. В силу этих факторов служба в ОВД не является престижной, что способствует текучести кадров.

В последние годы произошел значительный отток из ОВД так называемого среднего звена — наиболее профессионально подготовленных и опытных сотрудников. Это привело к определенному разрыву в преемственности поколений, обострению проблем передачи служебного опыта.

Только в 2004 г. из ОВД СЗФО по различным причинам уволено свыше 7 тыс. сотрудников, причем более 300 из них — по отрицательным мотивам. Это обстоятельство в целом оказывает негативное влияние на общее состояние морально-психологического климата во многих служебных коллективах, препятствует выработке единых профилактических мер по предотвращению нарушений дисциплины и законности среди личного состава ОВД.

В качестве факторов, способствующих нарушениям законности, следует также рассматривать низкий уровень образовательной и профессиональной культуры сотрудников правоохранительных органов. Как правило, это связано с отсутствием свободного времени для посещения библиотек, музеев, театров. Кроме того, в настоящее время отсутствуют специальные развлекательные учреждения для сотрудников того или иного правоохранительного органа. Заметим, что в зарубежных странах общепринято посещение сотрудниками полиции так называемого специального закрытого кафе или бара, где проводят свободное от службы время только сотрудники полиции [17].

Состояние законности в деятельности сотрудников напрямую связано с уровнем их профессионализма. Недостаточный уровень профессиональной и служебно-боевой подготовки сотрудников ОВД, их неспособность грамотными действиями и законными средствами решать стоящие задачи отрицательно сказываются на эффективности правоохранительной деятельности и авторитете ОВД.

Характерно, что нарушения законности и совершение умышленных общественно опасных деяний присущи не только мужчинам.

Прокуратурой Вологодской области в 2004 г. возбуждено 4 уголовных дела по признакам преступлений, предусмотренных ст. 285 ч.1, ст. 286 ч.1, ст. 292, 159 ч.3 УК РФ в отношении начальника ПВО Чагодощенского РОВД капитана внутренней службы К., которая, злоупотребляя должностными полномочиями путем составления подложных документов, необоснованно выдавала российские паспорта уроженцам ближнего зарубежья.

На индивидуальном (личностном) уровне такие психотравмирующие факторы, как ухудшение материального положения, неудовлетворенность решением жилищной проблемы и иные социально-бытовые трудности порождают пессимизм, скептицизм и недоверие сотрудников ОВД. Хронические социально-бытовые трудности являются не только источником постоянного психоэмоционального напряжения, но и благоприятной почвой для формирования стереотипных форм поведения. В одних случаях они носят пассивный характер и проявляются в пренебрежении к служебным обязанностям, безразличием, апатией и бездействием в профессиональной сфере; в других — стереотипы поведения смещаются в сторону агрессивных форм, проявляясь (как крайний вариант) в насильственных действиях к окружающим.

Влияя на личность сотрудников ОВД, специфические условия служебной деятельности зачастую приводят к нежелательным изменениям в их мировоззрении, системе нравственных ценностей, проявлению в психологической структуре личности таких негативизмов, которые начинают отрицательно сказываться на осуществлении профессиональной деятельности.

Нежелательные изменения могут относиться к интеллектуальной, эмоциональной, волевой сферам личности и проявляться в содержании и характере знаний правовых и нравственных принципов и норм, в умении ими пользоваться, в ценностных отношениях к праву, практике его реализации, т. е. в правовых установках и ориентациях, в поведенческой позиции (решениях). Следствием развития данного феномена могут быть такие поведенческие проявления сотрудников, которые влекут за собой нежелательные оценки окружающих, не совпадают с профессиональной этикой, нарушают законные права и интересы граждан.

Накопление усталости вследствие постоянного участия в экстремальных и повседневных напряженных условиях службы — постоянные «усиления» с ненормированным рабочим днем делают сотрудников в лучшем случае безразличными и равнодушными к лицам, права которых они охраняют, а в худшем — преступниками. Несоблюдение физиологической потребности человека в отдыхе и отсутствие ощущения его собственной защищенности чревато различными нервно-психическими нарушениями, в том числе внезапными приступами ярости и насилия как в отношении окружающих, так и самих себя.

Обращает на себя внимание высокая агрессивность у отдельных сотрудников, принимавших участие в боевых действиях, характеризующаяся посттравматическим стрессовым расстройством и связанная со стремлением к разрушительным действиям, приводящим зачастую к трагическим последствиям.

Фактор злоупотребления спиртными напитками является важным в формировании агрессивного поведения, способствующего нарушениям законности различного вида. Злоупотребление алкоголем ведет к быстрому развитию нарушений, способствующих подавлению положительных качеств и профессиональной деформация сотрудника. Как показывают исследования, каждое третье нарушение законности и преступление и каждый четвертый суицид совершается личным составом в состоянии алкогольного опьянения.

Деформация может быть настолько глубокой, что человек теряет способность выполнять должным образом свои профессиональные обязанности. Она находит выражение в следующем.

1. В правовом нигилизме, проявляющемся в пренебрежительном отношении к требованиям закона или непринятия необходимых по закону мер, игнорировании закона в форме псевдоактивности, произвольном его толковании.

Например, к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года осужден лейтенант милиции И., оперуполномоченный ОУР Зарецкого ОМ УВД г. Петрозаводска, за служебный подлог и неправомерный отказ в возбуждении уголовного дела при рассмотрении заявлений граждан К., Л., А. и др.

2. В жестких неадекватных стереотипах деятельности, в установках «обвинительного уклона».

Так, оперуполномоченный ОУР Октябрьского ООВД г. Мурманска Щ. приговором Ленинского районного суда г. Мурманска признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 286 ч. 1, ст. 139 ч. 3 УК РФ и осужден к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, который 1.08.2001г. в ... г. Мурманска незаконно провел обыск и изъял имущество на сумму 357 000 рублей.

3. В преобладающей ориентации профессиональной деятельности на удовлетворение интересов, идущих вразрез с интересами общества и нормами права.

Например, Ленинградским областным судом приговорен к 20 годам лишения свободы боец ОМОН при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области Н. Как установил суд, 26.08.2003 г., переодевшись в форму сотрудника ГИБДД, он из корыстных соображений остановил на шоссе под Санкт-Петербургом автомобиль «Мицубиси Паджеро». Когда водитель вышел из салона, Н. ударил его и застрелил. Тело жертвы спрятал в болоте. Деньги, кредитные карты и автомобиль присвоил.

4. В различных негативных индивидуально-личностных особенностях сотрудников, в том числе гипертрофированных потребностях в самоутверждении, стремлении повысить свою самооценку за счет демонстрации и ощущения власти над другим субъектом путем подавления его личности.

Так, 6.05.2004 г. около 12-00 в квартиру, где проживали гр. Г. и его дочь, вошел старший оперуполномоченный ОРЧ N7 ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области подполковник милиции П., руками и ногами избил хозяина квартиры и его дочь, требуя от них показаний по уголовному делу, по которому Г. являлся свидетелем. По данному факту возбуждено уголовное дело, и П. привлечен к уголовной ответственности.

Таким образом, можно констатировать, что в основе противоправного поведения сотрудников ОВД лежат профессиональная деформация, ложно понятые интересы службы, сложившаяся в ряде подразделений практика игнорирования правовых норм, личная недисциплинированность и слабая профессиональная подготовка сотрудников, ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей. Недостаток профессионализма, отсутствие должного контроля со стороны непосредственных руководителей как за поведением подчиненных при исполнении ими служебных обязанностей, так и за принимаемыми ими решениями приводит к необоснованному применению физической силы, специальных средств, нарушениям административного и уголовно-процессуального законодательства.

Следовательно, особую актуальность приобретает проблема профилактики нарушений законности сотрудников ОВД, предусматривающая выработку комплекса мер, направленных на совершенствование деятельности организационно-управленческой структур, проведение индивидуально-воспитательной работы со всеми категориями личного состава, обеспечение психологического сопровождения оперативно-служебной деятельности.

Сегодня в России, к сожалению, далеко не каждый соблюдает все законы. И нередко не только по собственной воле. Предстоит усовершенствовать законодательство, чтобы жить по закону стало проще и выгоднее, чем нарушать его, и одновременно ужесточить меры в отношении нарушителей закона. Особенно это касается работников правоохранительных органов. Государство обязано быть непримиримым во всех случаях нарушения законности теми, кто поставлен ее защищать. Подобные нарушения, особенно когда они носят масштабный и организованный характер, должны рассматриваться как тягчайшее преступление против государства и безопасности граждан.

Примечание

1. Аксенов Ю. А. Криминологический анализ и предупреждение преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 10; Боннер А. Т. Законность и справедливость в правоприменительной деятельности. М.. 1992. С. 5; Кузнецов Э В Законность, правомерность и правопорядок (анализ понятий) // Правовое государство и органы внутренних дел: Сб. научн. тр. СПб., 1995. С. 16; Mинх Г. В. Справедливость и законность в правоприменении //Актуальные проблемы правоведения в современный период. Томск, 1993. С. 11; Шамаров В. М., Лойт X. X., Никифоров А. В. Служебная дисциплина и законность в органах внутренних дел: основные направления воспитательной работы по их укреплению. М, 1997. С. 7.

2. Новая газета. 2003. № 15. С. 2.

3. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2001. С. 115-123.

4. Российская газета. 1993. 13 янв.

5. Белорусов В. В., Хромин Е. К. Частные детективные и охранные структуры в России: Учебное пособие. М., 2001. С. 66; Дашков Г. В. и др. Обеспечение законности в деятельности частных правоохранительных служб за рубежом. М., 1994. С. 18- 19.

6. Нечевина Н. Д. Особенности макропричинного комплекса преступности несовершеннолетних в современный период развития российского общества // Преступность и общество. М., 2004. С. 78.

7. Голик Ю. В. Самый гуманный УК в мире // Известия. 2004. 6 марта.

8. Аргументы и факты. 2005. № 10 (1271). С. 6.

9. Алтухов С. А. Преступления сотрудников милиции. СПб., 2001. С. 157-158; Ведерникова О. Н. О контроле за деятельностью органов государственной власти // Преступность и власть. 2000. С. 8.

10. Егоршин В. М., Колесников В. В. Преступность в сфере экономической деятельности. СПб., 2000; Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1999.

11. Мирнова Л.И., Кузнецов Л. П. Профессиональная деформация сотрудников органов внутренних дел как одна из причин нарушения ими прав и свобод человека в ходе осуществления служебной деятельности // Следователь. 2003. № 8. С. 51-52.

12. Профилактика самоубийств среди сотрудников органов внутренних дел: Методическое пособие / Колос И. В., Марьин М. И. и др. М., 2001. С. 42.

13. Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. С. 371.

14. Менты в законе // Совершенно секретно. 2005. Апрель. № 4 (191). С. 40-41.

15. Статкус В. Когда откажемся от процентомании? // Милиция. 2003. №11. С. 45; Алтухов С. А. Преступления сотрудников милиции. С. 203.

16. Варыгии Л. Н. Преступность сотрудников органов внутренних дел и проблемы воздействия на нее: Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. Саратов, 2003. С. 38.

17. Удовиченко М. А. Причины и условия правоохранительной преступности // Российский криминологический взгляд. 2005. № 1. С. 107.

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100