N - энергия быдла

Среди лидеров богемы и культовых фигур России допопсового периода не было ни одного пропагандиста наркотиков. Пьяниц, развратников, психопатов - сколько угодно, наркоманов-активистов - ни одного. И вовсе не потому, что наркотики были неизвестны или недоступны Кокаин, морфин, гашиш имели в наших краях хождение еще в прошлом веке.

Дело в другом: российская интеллектуальная и художественная элита всегда видела в наркомании удел плебеев - уголовников, плебеев, темных провинциалов. Если характеристика “алкоголик” произносилась обычно с сочувствием (а самим пьющим нередко и с бравадой), то слово “наркоман” неизменно носило оттенок брезгливости и омерзения, примерно как "сифилитика

Что-то стало меняться в начале 70-х. С одной стороны, в столицы хлынул поток лимиты, и в том числе масса активного отребья из Ростова, Краснодара, Средней Азии и прочих регионов маково-конопляного пояса. Наркотики уже не надо было искать - их повсеместно и навязчиво предлагали

С другой стороны, грянула хиппово-роковая история, и “предложение” загорелых ублюдков с южным говорком стало находить спрос у мечтательных интеллигентных юношей и девушек, начитавшихся про Джимми Хендрикса и наслушавшихся “Пинк Флойд”.

Со своим любопытством и склонностью к экспериментам я быстро прошел весь путь, вплоть до клинической смерти одним жарким летом, когда меня чудом спасли с помощью инъекций адреналина - аккурат как Уму Турман в известной комедии Тарантино. Умереть от идиотизма жалкая участь.

Я ненавижу наркотики и тех, кто ими торгует. К сожалению, я не вижу реальных способов борьбы с Ахметами и Игорьками, их поставщиками и их клубами, их подельщиками из ФСБ и МВД. Это трезвые люди, дело у них поставлено хорошо, крыша тверда и джипы быстры. “Предложение” не оскудеет.

Однако гораздо больше печалит меня радостный “спрос”. Удручает то, что миллионы не до конца лишенных мозгов молодых людей отказываются понять лежащие на поверхности истины: наркотики -это религия для самых слабых: наркотики - это самоутверждение для мудаков: наркотики - это энергия быдла. Наркотики и свобода, наркотики и достоинство - вещи взаимоисключающие. Точка.

...Первого настоящего наркомана я увидел в ранней юности, и носил он кличку Шпунтик. Маленького роста, мужского пола, неопределенного возраста, он шестерил в одной фарцово-воровской компании, с которой я пересекался по пластиночным делам. Дежурным номером Шпунтика было прилюдное исполнение орального секса. Разомлев от выпивки и приятной музыки, кто-то говорил “А ну-ка, Шпунт, отсоси, а я те дам раскумариться”, - и расстегивал брюки. Шпунт проворно становился на колени и отсасывал. Потом вытирал рот грязным рукавом и, не вставая с колен, жадно впивался в самокрутку.

Читая в примодненных журналах лукавые рассуждения о полете “расширенного сознания” или слушая томный наркохит в стиле жирного уральского декаданса, вспомните про Шпунтика. Это ближе к правде.

Артем Троицкий (“Новая газета”)