Новости
 О сервере
 Структура
 Адреса и ссылки
 Книга посетителей
 Форум
 Чат

Поиск по сайту
На главную Карта сайта Написать письмо
 
 Кабинет нарколога
 Химия и жизнь
 Родительский уголок
 Закон сур-р-ов!
 Сверхценные идеи
 Самопомощь
 Халява, please!





Медицинский туризм

Медицинский туризм в профильные клиники. Поиск клиник,организация поездки

international-office-solingen.de

Эта тема напрямую не относится к тематике сайта. Однако мы все же решили вывесить ее – для того, чтобы любознательному читателю легче было составить мнение о том, каким видят европейцы и американцы место России в будущем мире.

Америка – Европа: новая стратегия отношений в XXI веке

2 апреля 2004 г., 15.30
юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.
Дискуссия на тему: «БУДУЩЕЕ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ»

Выступающие:

- г-н Александр Вершбоу, Посол США в РФ;
- г-н Кристоф Бертрам, директор Немецкого фонда науки и политики в Берлине

Эксперты:

- проф. Иваненко – юридический факультет СПбГУ;
- проф. Акимов – юридический факультет СПбГУ;
- проф. Гуторов, Философский факультет СПбГУ;
- проф. Шаров, экономический факультет СПбГУ.

Ведущий:

- Станислав Ткаченко (Санкт-Петербургский государственный университет).

В числе слушателей были студенты юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета и Академии Госслужбы.

Кристоф Бертрам начал свое выступление с констатации того, что годичной давности война в Ираке существенно осложнила взаимопонимание между США и Европой. Если ранее высокий уровень доверия к могущественным Соединенным Штатам, признанной ведущей державе, позволял считать ее гарантом международной безопасности, то иракский конфликт и способы его разрешения привели к напряженности во взаимоотношениях Старого и Нового Света. Между тем, как отметил Кристоф Бертрам, «Ирак нас разъединил, но Ирак нас и объединит». Преодоление кризиса, к которому стремятся как США, так и страны ЕС, позволит вернуться к нормальным взаимоотношениям, и этот процесс уже идет. Положение в Афганистане, Иране, вообще на Ближнем Востоке, международный терроризм – все это общие, мировые проблемы, и отраден тот факт, что Соединенные Штаты признают, что в их разрешении им необходимы союзники. Понимание необходимости возобновления тесного партнерства есть и в Европе. «Все дело в том, что США остается «государством номер 1», хотим мы это признавать или нет».

Между тем, как отметил Кристоф Бертрам, настоящую коалицию создать трудно: хотя обсуждаемые проблемы глобальны, у возможных союзников при их решении часто существуют разные интересы. И главный пункт разногласий – представление о методах, способах решения проблем. Страны ЕС не разделяют концепцию военной угрозы, которую проповедуют США. У Европы другие взгляды на то, как надо справляться с возникающими проблемами. В качестве иллюстрации разницы подходов выступающий привел реакцию на крупнейшие теракты на территории Старого и Нового Света: «Вспомните 11 сентября в Нью-Йорке и 11 марта в Мадриде – и вы поймете разницу в подходах!».

И все же, с точки зрения Кристофа Бертрама, перспективы совмещения американского и европейского подхода существуют. В первую очередь об этом свидетельствует активность гражданского общества, которая «никогда не была так высока, как в те месяцы, когда общий язык не могли найти наши правительства». Процессы интеграции, происходящие в Европе, предполагают и теснейшее партнерство с США: «В решении глобальных проблем человечества и обеспечения его безопасности других партнеров, кроме Европы и США, нет».

Выступающий определил задачи, стоящие в свете рассматриваемой проблемы перед странами Европейского Союза. В первую очередь – научиться думать стратегически. За европейской интеграцией стоит исключительная логика, но нужно видеть мир шире, за пределами ЕС, формулировать общие (мировые) стратегические платформы. Пример того, что Европа идет по этому пути, – предполагаемое включение в ЕС Турции.

Александр Вершбоу поддержал рассуждения Кристофа Бертрама о европейской интеграции как единственно верном стратегическом пути развития, напомнив, что уже в следующем месяце число членов ЕС вырастет до 25. Он подчеркнул веру Соединенных штатов в потенциал этой организации.

Главнейший вопрос современности, с точки зрения Посла США в России, – «будем ли мы, США и Европа, вместе или отдельно, в тандеме или в конкуренции. Модно говорить, что наши отношения под угрозой. Война в Ираке разделила Атлантику, многие думают, что времена партнерства кончились. Но это не что иное, как обнажение старых шрамов».

Г-н Вершбоу подчеркнул, что силовой подход, в который так верят США, вовсе не всегда означает военный вариант. Европейские чиновники настаивают на том, что акцент в борьбе с терроризмом должен быть сделан на диалоге, переговорном процессе, хотя конкретно по иракскому вопросу полного единства мнений не было и в Европе. Между тем, отметил г-н Вершбоу, периодические несогласия не должны портить характер отношений, «даже самые успешные браки требуют, чтобы над ними много работали». Американский посол выразил уверенность в том, что отношения трансатлантических партнеров будут развиваться, базируясь не только на истории, но и на будущем: «Перед нашими странами стоят общие политические цели. Наше сотрудничество в укреплении общей стабильности становится все более эффективным». Г-н Вершбоу привел конкретные примеры такого сотрудничества. Достигнут значительный, хотя и недостаточный прогресс по Ливану, Ираку. НАТО координирует миротворческую миссию на Балканах. Особо был отмечен факт обращения к правительству Белоруссии и персонально г-ну Лукашенко с призывом укрепить верховенство закона, обеспечить большее политическое разнообразие.

Главные области сотрудничества – антитеррористическая деятельность, борьба с организованной преступностью, решение проблем СПИДа, экологических проблем, новое военное участие в рамках формулы «Берлин плюс».

Что касается НАТО, Посол США в России подчеркнул, что он видит в Североатлантическом альянсе центральную организующую силу, которая удерживает вместе США и Европу. Будущее этого союза – служить гарантом безопасности. США преобразуют НАТО, чтобы альянс отвечал новым целям. НАТО хочет расширить связи с Ближним Востоком, организовать более тесное партнерство, включить в него и мусульманские страны, и Израиль. НАТО изменяется в первую очередь потому, что изменяется среда безопасности. Теперь новые угрозы существуют не только в Европе, особенно это касается терроризма. Залог успеха противостояния этой угрозе – совместная разработка США и странами ЕС тактики борьбы с ней.

Отношения в области обеспечения безопасности очень важны и для России. Отрадно, отметил Посол США в России, что российский президент признает, что терроризм угрожает в равной мере всем цивилизованным странам. Россия поднимает, что проблемы безопасности – общие, и потому признает временное присутствие НАТО в Азии. И хотя Россия не является членом НАТО, партнерство развивается успешно. Есть Совет НАТО – Россия, решения в котором принимаются в рамках консенсуса, этот совет хорошо работает как миротворческий орган, особенно в антитеррористическом направлении.

Г-н Вершбоу упомянул о том, что ЕС и США тесно сотрудничают по поводу вступления России в ВТО. Окончательное решение этого вопроса, по его словам, зависит от того, насколько Россия разделяет общие ценности этой организации.

Выступающий подчеркнул, что происходящая в Восточной Европе трансформация – это «настоящая революция, процесс долгий и непростой, для его прогресса необходимо более сильное партнерство. Мы хотим, чтобы Россия была равноправным членом трансатлантических отношений. Надо стать одним из нас, а не идти особым «третьим путем», эту теорию пора признать устаревшей. Пора выйти за пределы прошлого века, отклонить старые концепции».

Американский посол постарался убедить слушателей в том, что присутствие НАТО вблизи границ Российской Федерации не надо воспринимать как угрозу. Если иметь в виду, что одна из общих целей России и США – обеспечение стабильности на периферии российских границ, то включенность США в решение конфликтов в Молдавии, на Кавказе выглядит как часть решения общих задач и укрепления безопасности.

В заключение своего выступления Александр Вершбоу еще раз подчеркнул, что «трансатлантическое партнерство – жизненная сила и роль его будет расти». Сила партнеров проявится в том, что они смогут извлечь пользу из уроков иракской войны, и Россия должна быть частью этого процесса. «Пока мы вместе, у нас больше возможности обеспечить всеобщую безопасность».

Обсуждение

  • Первый вопрос задал ведущий: Является ли расширение НАТО частью стратегии развития этой организации или оно осуществляется вопреки ей?

Александр Вершбоу пояснил, что основная стратегия НАТО – создание европейской интеграции, зоны мира и стабильности, когда война становится в принципе невозможна. Первая реакция США на попытки расширения НАТО была отрицательной, но вскоре США «изменили свое мнение и стали посредником» между членами НАТО и теми странами, которые хотели вступить в Североатлантический альянс. Новое же, подчеркнул Посол США в РФ, – это то, что НАТО готово защищать мир вне Европы.

Кристоф Бертрам также отметил, что вначале идея расширения НАТО на восток была непопулярна, но оно осуществлялось благодаря толчку, импульсу тех стран, которые хотели вступить в НАТО (Польша, Венгрия и пр.). «Они говорили: мы тоже европейцы, вы не можете не пустить наш в ваш союз. Мы поддались этому давлению, а потом поняли, что это был правильный шаг».

  • Вопрос проф. Гуторова касался проблемы трансформации НАТО. С его точки зрения, после распада СССР и Варшавского договора Североатлантический блок по сути не изменился. Есть ли у современного НАТО враги в сегодняшней Европе? Видится ли таким врагом Россия?

Александр Вершбоу заметил, что главное в трансформации НАТО – ориентация вовне Европы. Кроме того, современный акцент – борьба с терроризмом. Теперь США уже не видят Россию в качестве угрозы, нет в Европе и других противников. Поэтому в НАТО приняты новые политические цели – партнерство в борьбе за мир путем военного и невоенного сотрудничества. Например, необходимо помогать развивать демократию в том же Узбекистане. Касаясь болезненного вопроса намеченной Вашингтоном новой программы военного освоения постсоветских территорий, г-н Вершбоу подчеркнул: «Мы не видим в появлении F-16 в Литве угрозы России, хотя понимаем, что беспокойство вызвано тем, что у российских границ начались дежурные полеты боевых самолетов альянса. Но это связано с синдромом «11 сентября». Мы просто помогаем Литве, у которой нет такой техники».

Кристоф Бертрам указал на две области, где изменения НАТО представляются недостаточными. Пока мало учитывается активность развития европейского сотрудничества, а эта интеграция не может не сказываться на НАТО. Кроме того, в НАТО слабо разработана система действий, с помощью которых можно разрешать проблемы до того, как применять военную силу. НАТО стало слишком деполитизировано, в таком случае есть угроза того, что оно может превратиться в чисто механический инструмент решения военных проблем.

  • Вопрос проф. Иваненко: Договор 1949 года определил круг участников НАТО и компетенцию всех сторон. Сегодня наблюдается другая тенденция – расширение НАТО на восток, это вызывает тревогу, расширяется сфера деятельности. НАТО выходит за пределы Североатлантического договора. Будет ли далее расширяться НАТО или преобладает тенденция передать многие функции ООН?

Кристоф Бертрам сравнил НАТО с системой Miсrosoft для компьютера в том смысле, что на сегодняшний день, с его точки зрения, нет другого механизма для поддержания мира. Он напомнил о том, что в решении проблемы Боснии, Косово «голубые каски» были не очень эффективны и потому обращение за помощью к НАТО стало необходимым. Что касается будущего, то здесь налицо вторая тенденция: НАТО уже часто становилось помощником ООН.

Александр Вершбоу подчеркнул, что необходима более широкая интерпретация договора 1949 года, которая отнюдь не исключает расширения Североатлантического альянса. Посол США в РФ согласился с Кристофом Бертрамом в том, что НАТО является наиболее эффективным инструментом обеспечения безопасности по всему миру. В качестве примера нового качества коалиции г-н Вершбоу привел появление Совета «НАТО – Россия». Он еще раз подчеркнул, что в первую очередь необходимы инструменты мягкой безопасности, но иногда не обойтись и без военных инструментов. «В НАТО несколько шире стал географический охват, но он ограничен необходимостью принятия решений посредством консенсуса».

  • Вопрос проф. Шарова касался конкуренции между долларом и ЕВРО и того, как влияет рост ЕВРО на экономику США и стран ЕС?

Александр Вершбоу ответил на этот вопрос, хотя и подчеркнул, что это выходит за рамки его компетенции: «Мы можем быть уверены в мирном сосуществовании двух валют. Это не конкуренция. Колебания курса – это нормальные флуктуации на рынке. Мы активно способствуем либерализации торговых отношений с Европой, особенно в свете устранения вредных последствий протекционизма. С входом новых членов в ЕС последние смогут получать субсидии, развиваться более активно, и тогда всемирная торговая система стабилизируется».

Кристоф Бертрам пояснил, что отношения между валютами – это не борьба за их укрепление, а попытка посмотреть реальную стоимость денег.

  • Проф. Акимов: Есть мнение, что Европа должна избежать гегемонии США, Как это повлияет на идеи трансатлантического сотрудничества?

Кристоф Бертрам выразил уверенность в том, что «возможна весомая Европа в экономических и финансовых смыслах, но не Европа, которая сплачивается против США».

Александр Вершбоу согласился с Кристофом Бертрамом: «Нет причин определять свою стратегию как оппозицию, интересы разные, но они все более сближаются. Сегодня одна из главных задач – как убедить исламский мир в том, что необходимо идти путем диалога». Посол США в РФ подчеркнул, что сила НАТО в том, что все страны ежедневно за одним столом в Брюсселе пытаются решить общие проблемы, это развивает чувство общности, помогает достигать консенсуса: «Благодаря повседневному взаимодействию существует потенциал сознания общих интересов».

  • Вопрос из зала: почему США против того, чтобы дать постоянное место в Совете Безопасности Германии?

Александр Вершбоу: «Мы за то, чтобы Совет Безопасности расширялся. Проблема – в самой Европе. Европейцы сами еще не достигли согласия по вопросу о том, кому достанутся дополнительные места».

Кристоф Бертрам отметил, что изменения в Совете Безопасности назрели. Из современных пяти членов только два – европейцы. Немецкое правительство изменило свою позицию и теперь ищет возможности получить место в Совете Безопасности. Прогноз директора Немецкого фонда науки и политики был таков: «Я не думаю, что это произойдет очень быстро. Администрация Клинтона была более открыта к этой идее, администрация Буша – менее».

  • Вопрос из зала о позиции НАТО по поводу создания Совета исламских стран.

Кристоф Бертрам: «Я бы приветствовал, если бы исламский мир создал такой инструмент. У нас пока нет партнера, с которым мы могли бы вести дела. Интеграция необходима. Но любая попытка со стороны Европы или США подсказать им, что и как им надо делать, обречена на провал. Они должны до этого созреть сами».

Александр Вершбоу подтвердило, что идея союза арабских государств рассматривается широко, в рамках этого союза указанные станы получат большие возможности для модернизации, но инициатива создания такого союза должна исходить только от них самих. Задача Запада в случае необходимости эту инициативу поддержать. И они это начинают осознавать. Терроризм, тоталитаризм – это внутренний враг, с помощью такого союза эти страны смогут от него обороняться.

  • Проф. Гуторов задал вопрос о роли Совета Безопасности, напомнив, что несколько лет назад госсекретарь США Колин Пауэлл заявил в Конгрессе, что если Совет Безопасности будет действовать неэффективно, то НАТО может действовать без его санкций.

Кристоф Бертрам подчеркнул, что важность Совета Безопасности и вообще ООН: «Это уникальная структура, которую нельзя отменить или уничтожить. Пока нет мирового правительства, ОНН будет играть свою роль».

Александр Вершбоу отметил, что любая американская администрация оставляла за собой право действовать в одиночку, если что-то угрожает государству. «Я думаю, – сказал Посол США в РФ, – это не противоречит нормам международного права. При этом получение «добро» Совета Безопасности всегда предпочтительно. Вопрос в другом: насколько высока легитимность ООН, ведь там есть и недемократические страны, которые могут блокировать принятие верных решений по некоторым вопросам. <…> и все-таки есть вещи, которые никто, кроме ООН, не может сделать так эффективно».

  • Вопрос из зала о роли НАТО в Чечне.

Кристоф Бертрам: «Я не дипломат, но то, что происходит в Чечне, дает поводы для глубокого беспокойства. Мало движения вперед, постоянно происходит нарушение прав человека, налицо коррупция. Но критиковать недостаточно. Мы не знаем, как решить эту проблему, надо обменяться мнениями». В то же время Кристоф Бертрам заявил, что он не видит возможности присутствия сил НАТО в Чечне. «Может быть, сюда следует пригласить международных наблюдателей».

Александр Вершбоу ответил, что он тоже с пессимизмом относится к текущей ситуации в Чечне и перспективам ее развития. Единственно возможным решением он назвал невоенную победу над сепаратистами и террористами. По его мнению, США многое сделали, чтобы как-то помочь разрешить эту ситуацию. «Мы использовали наше влияние на Грузию, чтобы очистить Панкинское ущелье, делились разведданными, помогали уменьшить влияние «Аль-Каиды», оказывали гуманитарную помощь беженцам». Эти шаги, с его точки зрения, должны помочь идти к политическому решению проблемы. «Россия должна сама решить эту проблему и то, какая помощь ей нужна с нашей стороны. И я тоже не вижу ситуацию, чтобы силы НАТО оказались в Чечне».

  • Вопрос из зала о растущей дискуссии в США об исключении России из большой восьмерки. Значит ли это, что радикально меняется отношение к России и Путину.

Александр Вершбоу отметил, что не следует драматизировать недавнее решение Конгресса, но при это нельзя и игнорировать беспокойство, лежащее в основе принятия этой резолюции и вызванное внутренними проблемами развития России и нарушением прав человека. «Мы рады, что Путин постоянно говорит о приверженности демократии, хотелось убедиться, что это действительно так».

Кристоф Бертрам подчеркнул, что США своим решение не могут «выкинуть» Россию из Большой восьмерки, для этого надо получить согласие остальных членов. Но беспокойство, о котором говорил посол, разделяют и в Европе. «Вопрос в том, чтобы мы как-то приспособили нашу политику к тому, что Россия развивается немного не так, как мы думали. Конечно, хорошо, что экономика стабилизируется, благосостояние растет. Однако нас беспокоят меры, которые предпринимается для обеспечения краткосрочной стабильности, что может нарушить стабильность долгосрочную». В заключение Кристоф Бертрам напомнил, что 1 мая ЕС будет включать ряд стран, которые помнят о временах СССР, и они тоже будут влиять на отношение ЕС и России. «Для всех будет мудро помнить об этом».

 
   наверх 
Copyright © "НарКом" 1998-2012 E-mail: webmaster@narcom.ru Дизайн и поддержка сайта
Rambler's Top100